Пользовательский поиск

Книга Наследство Квалсфорда. Содержание - ГЛАВА ВТОРАЯ

Кол-во голосов: 0

— Совершенно верно, — ухмыльнулся Холмс. — Быстрый рост — естественное неудобство, свойственное юношескому возрасту.

Доктор Ватсон простился со мной, и Шерлок Холмс вышел в прихожую проводить его.

Вернувшись, он предложил Рэдберту расположиться поудобнее за столом, рядом с коробкой печенья, а затем попросил миссис Хадсон поторопиться с чаем. После этого он устроился на диване, вытянул перед собой руки, соединив кончики пальцев, и прикрыл глаза. Это была его любимая поза для размышлений.

— А каково ваше мнение, Портер, о поведении этой леди? — наконец осведомился он. — Она действительно искала деликатесы для званого вечера?

— Нет, сэр, — сказал я.

Шерлок Холмс бросил на меня проницательный взгляд, затем перевёл глаза на потолок.

— А что же она делала?

— Передавала какое-то сообщение, — ответил я.

— Да, действительно. И вы полагаете, что «питахайя» — это сигнал или пароль, предназначавшийся владельцам лавок на рынке?

— Одному из них, сэр. Но очевидно, что она не знала, кому именно. Вот почему она обращалась ко всем подряд. Однако никто из них не откликнулся и не передал обратного сообщения. Вот почему она так странно вела себя после того, как задавала свой вопрос.

Шерлок Холмс задумчиво кивнул:

— Портер, но мы же не можем быть полностью уверены в том, что её сообщение предназначалось владельцу лавки. Может быть, его должен был услышать какой-нибудь прохожий..

Он помолчал.

— А что вы думаете о её неумелом переодевании?

— По-моему, здесь не было ничего странного, сэр. Всё выглядит так, будто человек хотел замаскироваться, но не знал, как это сделать.

— Хм, может быть, так оно и есть. Или это было лучшее, что она успела сделать, так как спешила. Я совершенно уверен в вашей правоте. Но почему такое поручение доверили столь неопытному человеку, совершенно к этому не приспособленному? Или она вынуждена была заменить кого-то в последний момент, не совсем понимая, что ей следует делать? Да, конечно, и это возможно.

Он снова уставился в потолок и погрузился в обычное для себя глубокое раздумье. Однако вскоре ему пришлось вернуться к действительности, так как в комнату вошла миссис Хадсон с чаем и с тарелкой бутербродов.

— Угощайтесь, Рэдберт, — пригласил Шерлок Холмс. — Как давно вы не ели?

— Утром я позавтракал, благодарю вас, сэр, — отозвался Рэбби.

Шерлок Холмс с улыбкой опустился на диван и стал наблюдать, как Рэбби опустошает тарелку. Я раньше поел очень неплотно, поэтому присоединился к нему.

Когда мы покончили с едой и отодвинули от стола свои стулья, Шерлок Холмс сказал:

— А теперь, Рэдберт, расскажите нам всю историю с начала и до конца. Что вы делали на рынке и как долго следили за этой женщиной?

— Я направлялся на Олдгейт-стрит с поручением от мистера Петтигрю.

Шерлок Холмс кивнул:

— А, мистер Петтигрю, знаю: он — портной. Полагаю, у него кончились пуговицы или что-то в этом роде. С ним это бывает.

— Да, сэр. Проходя через рынок, я и услышал, как эта женщина задавала свой вопрос. Я немного последил за ней. Но мистер Петтигрю просил меня не мешкать.

— Да, Петтигрю постоянно не хватает времени, — кивнул Шерлок Холмс. — Было ли ещё что-нибудь примечательное во внешности этой пожилой женщины?

— У неё был нос крючком, — ответил Рэбби. — Очень большой. Совсем неподходящий для женщины.

— Тогда это, вероятно, был накладной нос, — высказал предположение Шерлок Холмс.

Насчёт этого Рэбби сомневался. Ему показалось, что нос был самым настоящим.

— Очень хорошо, — продолжал Шерлок Холмс. — Вы следили за ней, пока могли. А потом?

— На обратном пути через рынок я поискал её. Но она уже исчезла. После того как я доставил мистеру Петтигрю его заказ, я вернулся и спросил у некоторых владельцев лавок, не слышали ли они когда-либо об питахайях.

— Ну и, конечно, никто из них не слышал?

— Нет, сэр. Они решили, что над ними просто подшутили. Так иногда бывает. И никто из них не видел раньше эту пожилую даму.

— Конечно, жаль, что вы не смогли проследить за ней. Но я вас прекрасно понимаю, вы не могли позволить себе подвести достойного заказчика и бесцельно слоняться в то время, как он срочно нуждался в ваших услугах. Но эта история — совершенно таинственная. Почти уникальная. Если разузнаете что-нибудь ещё, тотчас же сообщите. Вот вам за труды.

Шиллинг звякнул по столу, к нему Шерлок Холмс добавил второй в виде поощрения.

Когда Рэбби был накормлен, оплачен и направлен восвояси, Шерлок Холмс повернулся ко мне:

— Ну, Портер, каковы ваши соображения?

— Дело заслуживает некоторого внимания, — ответил я. — Вы хотите, чтобы я занялся им утром, сэр?

— Скорее всего, Портер, перед нами образчик одного из тех мелких преступлений, которых в человеческом обществе не меньше, чем блох в собачьей шерсти. Как вы знаете, чем более загадочным кажется дело, тем зауряднее разгадка. Возможно, «питахайя» — всего лишь сигнал взломщику от служанки, которая не хотела быть опознанной. Или послание ворам насчёт дележа добычи. Или что-нибудь ещё в этом роде. Но «питахайя» — слишком необычный знак. Его придумал не мелкий воришка. Это ещё одна демонстрация того, какие странные происшествия преподносит нам реальная действительность, которая гораздо богаче любой фантазии. Загадка питахайи действительно заслуживает некоторого внимания, но мы не должны разочаровываться, если из этого пруда мы вытащим всего лишь мелкую рыбёшку.

Я, как всегда, согласился с ним — и это доказывает лишь то, что на первый взгляд самая серьёзная проблема может представиться пустяками такому гению, как Шерлок Холмс, а не только простому ремесленнику вроде меня. Впоследствии выяснилось, что благодаря Рэбби, случайно услышавшему слово «питахайя», мы оказались вовлечены в решение одной из самых поразительных загадок, с которыми нам приходилось встречаться ранее.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Больше Шерлок Холмс не возвращался к разговору о питахайе и о случае на Спиталфилдском рынке. В то время, о котором я рассказываю, если у нас не было конкретного заказчика, Холмс обычно предоставлял вести дело мне. Если я допускал ошибки или совершал промахи, то он просто указывал мне на них.

Согласно моему дневнику, в тот вечер мы разговаривали об электрификации лондонских трамвайных путей. Их оснащение продвигалось очень быстро. В течение многих лет Холмс пристально следил за многочисленными экспериментами по развитию городского транспорта. Вот почему мы тогда обсуждали широкий круг проблем, связанных с влиянием общественного транспорта на раскрытие преступлений. В практике Шерлока Холмса уже был случай, когда преступник ускользнул от него на конке. Сыщику не помогла даже специально натренированная собака. Не менее удобным местом для скрывающегося преступника он считал подземку. Разумеется, Шерлок Холмс отнюдь не был противником прогресса. Но он полагал, что, стремясь уйти от погони, правонарушители будут изобретать все новые и новые уловки и использовать самые совершенные средства передвижения и это следует не только учитывать, но и предвидеть.

На следующее утро я встал в четыре часа и облачился в костюм рабочего, который держал специально для подобных случаев. Я уже привык, что даже в этот ранний предрассветный час могу обнаружить читавшего, размышлявшего над какой-либо проблемой или проводившего химические опыты Шерлока Холмса. Но в то утро его не было видно. Все обитатели дома 221б и сама Бейкер-стрит были погружены в сон. Я отправился в путь по спящему Лондону. Газовые фонари ещё не потушили, и отблески их света превращали мою тень в какую-то гротескную фигуру.

Я направлялся к зеленщику Джошуа Вирту, который дружил ещё с моим отцом. Я знал Вирта столько же, сколько помнил себя. Иногда, когда его скручивал ревматизм, я оказывал ему услуги, закупая продукты. Поэтому он охотно разрешал мне использовать торговлю овощами, если я нуждался в маскировке для проводимых нами расследований. Вирт жил над своим магазином, поблизости от Грейт-Портленд-стрит, и ещё находился в постели, когда я постучался к нему.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru