Пользовательский поиск

Книга Нарочно не придумаешь. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

— Что я?

— Да ты просто ревнуешь! Просто ты мне завидуешь! Да-да, ты сама бы хоть сейчас выскочила за Вадима, да он не предлагает! К тому же знаешь, что старше меня на целых полтора года! — мстительно сыпанула Светка соли на самое больное, по ее мнению, место Ларисы и замерла, дожидаясь реакции.

Но она оказалась не той, как ожидала Светка.

— Это ты несешь бред, дорогая! — спокойно сказала Лариса. — Я-то тебе добра желаю. К тому же несмотря на разницу в возрасте, я прекрасно знаю, как выгляжу. И замуж выйти не горю. Я вообще-то и так замужем и, знаешь, сыта этим по горло!

— Ой, да ладно, все так говорят, — махнула рукой Светка, — когда не берет никто. Короче, я лучше пойду, а то ты мне еще каких-нибудь гадостей наговоришь! Все настроение испортила!

Она не докурила сигарету даже до половины, решительно смяла ее в пепельнице и, не дотушив до конца, пошла в прихожую.

Лариса не стала ее провожать, зная Светкину натуру — сейчас с ней бесполезно спорить, а через какое-то время, когда она поостынет, то сама заговорит, совершенно забыв о том, что решила рассориться «насмерть».

Глава 7

Так, собственно, и случилось. Когда вечером, после долгих раздумий, Лариса снова отправилась ночевать к Светке — все-таки слежка, погоня со стрельбой, нападение у дверей и обыск в собственной квартире она посчитала достаточным основанием, чтобы не ночевать дома, — оказалось, что Светка уже десять раз переменила мнение насчет Ларисы.

— А, привет, проходи! — как ни в чем не бывало встретила она ее, почти не взглянув, и тут же вернулась к прерванному занятию: разглядыванию себя в зеркале.

— На свидание с женихом собираешься? — спросила Лариса.

— С каким женихом? — искренне удивилась Светка. — Он еще не… Ах, ты про Вадика! Да нет, мы с ним сегодня не встречаемся. У меня другие дела.

— Понятно, — улыбнулась Котова. — Свет, я у тебя переночую? В свете последних событий считаю нецелесообразным находиться у себя в квартире.

— Господи, да какой разговор! Конечно, и мне веселее. Ты меня извини, пожалуйста, я сегодня утром была к тебе несправедлива, так что ты уж не обижайся, хорошо?

— Я и не обижаюсь, — отмахнулась Лариса. — Я хорошо тебя знаю в этом плане. Но вообще-то могу искренне посоветовать быть более сдержанной, поскольку далеко не всем известны особенности твоей натуры. Другой человек на моем месте поведет себя не так спокойно, услышав твою дурь.

— Что поделаешь, такая уж я уродилась! — вздохнула Светка. — Порой такой идиоткой становлюсь, что самой тошно. Ну, я пошла, пока! — чирикнула она, направляясь в прихожую и помахивая сумочкой на длинном ремешке. — Могу вернуться поздно.

— А я могу на это рассчитывать? — улыбнувшись, крикнула Лариса из комнаты, но Светка отнеслась к ее словам более чем серьезно и, удивленно просунув нос в комнату, спросила с уморительной основательностью:

— Тебе нужно мое отсутствие? До скольких конкретно? И для кого, если не секрет?

— Да шучу я, шучу, — отмахнулась Лариса. — Ни с кем я здесь встречаться не собираюсь, так что, если сможешь, приходи пораньше — одной тут торчать неохота. К тому же как-то даже и страшновато.

В последнее время что-то нервы шалят.

— Зашалят тут, — вздохнула Светка. — То одно, то другое. Ну, пока!

Она упорхнула, а Лариса опять погрузилась в раздумья с чашкой кофе в руках. Но, как она уже поняла, стоит ей только обратиться к мыслительному процессу, как его тотчас прерывают какие-то внешние обстоятельства. Чаще всего это звонок в дверь.

И этот раз не стал исключением.

Чертыхнувшись, Лариса пошла открывать, предварительно посмотрев в глазок — за последние дни ее научили предусмотрительности.

За дверью стоял мужчина с хмурым выражением на лице. На потенциального Светкиного поклонника он похож не был.

— Кто там? — спросила Лариса на всякий случай.

— Телеграмма, — как-то недовольно буркнул тот; теребя что-то в руках.

Лариса открыла дверь и тут же получила сильнейшую струю газа из баллончика в нос, которая заставила ее задохнуться, а, следом и сознание покинуло Ларису.

Очнулась она в Светкиной комнате, полулежа в кресле, со связанными за спиной руками. Перед ней стоял незнакомый мужик, тот самый, который представился почтальоном и провел Ларису столь примитивным образом.

Ее тошнило, болела голова, глаза щипало — словом, чувствовала она себя, прямо скажем, прескверно. Лариса слабо простонала и пошевелила головой, которая сразу же отозвалась еще более пронзительной болью.

— Очнулась? — грубовато спросил мужик, помахивая перед ее носом пистолетом. — Вот и хорошо.

А теперь слушай меня внимательно. Сейчас я сыграю с тобой в гусарскую рулетку — игра такая была когда-то, очень занимательная. Правила, думаю, тебе известны. И если ты не успеешь мне сказать, что сделала с Костиком — пропавшие деньги меня интересуют во вторую очередь, — то исход будет предопределен.

Лариса слушала его с расширившимися от ужаса глазами. Видно, он решил, что Лариса ничего не поняла из его замысловатого монолога, потому что добавил:

— Выражаясь проще, я тебя убью, поняла?

— Это я поняла, — хрипловато ответила Лариса. — Только неясно, что я должна объяснить. С Константином — если вы имеете в виду Мартынова — я ничего не делала. Наоборот, я занимаюсь расследованием его исчезновения. А его самого я вообще ни разу не видела!

— Ты еще мне мозги будешь пудрить? — обозлился он. — Да я сам видел вас несколько раз вместе!

А потом я тебя с Вадиком видел! И проследил за тобой — ты еще и с ментами связалась! Что, не доверяешь, что ли, Вадику? Хотя правильно, наверное, я и сам ему не доверяю теперь. Надо же, какой сукой оказался! Это же вы с ним сговорились Костика убить?

— Вы говорите просто абсурдные вещи! — стараясь произносить слова твердо и уверенно, заявила Лариса. — С Варфоломеевым я вообще познакомились несколько дней назад, он просил меня расследовать обстоятельства исчезновения его друга. Так что ни о каком сговоре и речи быть не может. Для чего мне это, если я до момента знакомства с Вадимом даже не слышала ни о каком Костике Мартынове?

— Врешь! — закричал он, нервно крутя барабан револьвера.

Лариса зажмурилась, и тут раздался выстрел…

«Надо же, я его слышу», — подивилась Лариса, считая, что следом, видимо, должна увидеть ангелов… Или чертей? Но вместо этого услышала насмешливый голос:

— Что, трусики мокрые?

Открыв глаза, Лариса увидела ухмыляющегося незнакомца, который довольно поигрывал револьвером.

«Холостой патрон, — пронеслось у нее в голове. — На пушку брал, а я уже и с жизнью распрощалась!»

С ненавистью глядя в его лицо, Лариса повторила;

— Я не понимаю, о чем вы толкуете. Более того, не понимаю, для чего устраивать такие идиотские шутки!

— Хорошо, — вдруг удовлетворенно произнес он. — Сейчас я отвезу тебя в другое место и там поговорю с Тобой уже на другом языке, раз ты считаешь, что такая смелая. Поднимайся!

Лариса понимала, что не сможет противиться насилию в данной ситуации, но не поднялась. Не потому, что хотела показать свою твердость — это бессмысленно, — а просто у нее не было сил. В теле ощущалась безмерная слабость.

— Поднимайся! — рявкнул он, рывком сдергивая Ларису с кресла.

Голова у нее вдруг начала страшно кружиться; не выдержав, Лариса упала на пол, и ее вырвало.

— Твою мать! — выругался злоумышленник, однако в глазах его Лариса заметила вдруг промелькнувшее если не сочувствие, то хотя бы понимание.

Он сходил в кухню и принес стакан воды.

— На, выпей, — смягчившись, сказал он. — Сейчас тебе полегче должно стать. Перестарался я не-: много с этим газом.

Лариса выпила воду крупными глотками и попросила еще. Во рту было сухо, ощущался отвратительный привкус после рвоты.

Незнакомец принес еще один стакан. Лариса выпила и его, после чего был задан вопрос:

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru