Пользовательский поиск

Книга Нарочно не придумаешь. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

— Да, пожалуйста, — провожая Котову до двери, сказал он и вдруг спросил:

— Может быть, вы не хотите ехать туда одна? Или вам нужна помощь?

Я могу выделить вам ребят на всякий случай…

— Не думаю, что в этом возникнет необходимость, — отказалась Лариса. — Но все равно большое спасибо. Я обязательно позвоню.

Выйдя на улицу, она села в свою машину и отправилась к Остроговой.

Мила была дома и явно нервничала.

— Пришли? — с натянутой улыбкой спросила она Ларису. — Проходите, Костя должен появиться ровно в шесть, он никогда не опаздывает.

Лариса обратила внимание на то, что за прошедшие сутки, что они не виделись, в ее облике произошли существенные перемены. Глаза не смотрели весело и оптимистично, уголки губ безнадежно и скорбно направлены вниз, и во всей фигуре чувствовалась какая-то вялость и неуверенность. Лариса поняла, что девушка сама не верит в то, что Константин к ней придет сегодня.

— Вы… садитесь, — сглотнув от волнения, предложила она Ларисе.

Та села и достала сигареты. Курить не хотелось, зато Людмила хоть немного перестала нервничать, закурив вместе с Ларисой.

Настенные часы показывали без десяти шесть.

Людмила сидела напротив Ларисы, автоматически стряхивала пепел в пепельницу и молчала, постоянно поправляя выбивающуюся из хвоста прядку волос — Вы… ничего нового не узнали? — наконец нарушила она тягостное молчание.

— Нет, — тихо ответила Лариса. — Но ведь и времени немного прошло. — У вас, как я понимаю, тоже нет новостей?

— Нет, — уныло ответила она и тут же добавила, словно еще надеясь на что-то:

— Но ведь Костя и не обещал мне звонить! Он просто сказал, что приедет в пятницу в шесть часов!

Лариса промолчала.

Как всегда, когда чего-то или кого-то напряженно ждешь, минуты тянутся очень медленно. Особенно томительными они были для Людмилы. Лариса краем глаза отметила, что стрелка уже перешла границу шести часов.

Людмила курила одну сигарету за другой, пытаясь скрыть напряжение, но это плохо ей удавалось. На Ларису она старалась не смотреть.

Когда стрелки часов показали половину седьмого, Лариса поднялась. Людмила подняла глаза и взглянула на нее: во взгляде ее были страх, растерянность и ожидание. Она словно надеялась, что Лариса сейчас все ей объяснит и этим успокоит. Но Ларисе нечем было ее успокаивать.

— Костя… Костя не придет… — обреченно вдруг проговорила она, и Лариса не поняла, вопрос это был или констатация факта. Она молча кивнула в ответ. Людмила покачала головой и тихо добавила:

— Никогда больше не придет… Никогда.

— Мила, — как можно мягче сказала Лариса. — Еще ничего неизвестно. Я пыталась вам объяснить при прошлой встрече, что Константин пропал — дело серьезное. Поэтому еще раз вас прошу — вспомните, может быть, вы вспомните что-то необычное в его поведении за последнее время? Или, может, он вам что-то говорил… такое…

— Нет, — ответила она. — Все было замечательно, я даже предположить не могла, что случится подобное…

Из глаз ее вытекли две слезинки. Наблюдение за истерикой не входило в дальнейшие планы Ларисы, хотя ей было очень жаль Милу, поэтому она наскоро пробормотала слова прощания и покинула дом Остроговой.

Глава 5

Усаживаясь в машину, Лариса опять вспомнила об Олеге Карташове и решила обратиться к нему с не совсем обычной просьбой.

Сейчас она не нуждалась ни в просмотре каких-то милицейских документов, ей не нужно было устраивать встречу с подследственным, не нужно никуда проникнуть Ей хотелось увидеться с Олегом и посоветоваться с ним. Просто узнать его мнение насчет случившегося. Возможно, за этим желанием стояло и нечто большее, личное, что Лариса пыталась скрывать даже от самой себя Она старалась не думать сейчас об этом, чтобы не бередить лишний раз душу. Но рабочий номер Карташова все же набрала.

— Привет, Лара, — сразу узнал ее Карташов, и сердце Ларисы екнуло от давно не слышанного голоса. — Вот уж приятный сюрприз! Что скажешь хорошего?

Лариса отметила, что, с тех пор как они расстались, Олег разговаривал с ней преувеличенно бодро, словно пытался, как и она сама, отгородиться от бередяших душу воспоминаний.

— Привет, Олеженька, не хочешь ли сходить в кабак? — в тон ему откликнулась Лариса.

— В кабак? — удивился Карташов. — Да в общем не имею ничего против, а чем вызвано сие приглашение? Личной симпатией или острой нуждой в помощи?

— И тем и другим, — смеясь, ответила Лариса и, посерьезнев, добавила:

— Ни о чем противозаконном просить не буду, сразу предупреждаю. Просто поговорить хочу.

— Тогда никаких проблем, Лариса, — ответил Карташов. — А где встретимся и когда?

— Хотелось бы поскорее, если ты свободен. И пойти куда-нибудь, где поспокойнее. Например, в «Ласточку».

— У меня есть час свободного времени, так что могу предложить встретиться у входа туда через пятнадцать минут. Устраивает?

— Более чем, Олег, спасибо, — расцвела Лариса и повесила трубку.

Она умышленно не стала назначать встречу в «Чайке», хотя там у нее был оборудован специальный, так называемый «зеленый кабинет», где Лариса проводила самые важные встречи — как деловые, так и личные. Но с этим кабинетом было связано слишком много. Он являлся как бы символом их с Олегом прошлых отношений, поэтому назначать встречу там Лариса посчитала неприемлемым.

Через пятнадцать минут она уже подъезжала к «Ласточке», маленькому уютному ресторанчику, находящемуся на углу Московской и Центральной.

Карташов уже ждал Ларису у входа. Он был без формы, в легкой рубашке светло-зеленого цвета и серых брюках. Волосы его по-прежнему были коротко подстрижены.

— Как тебя до сих пор не уволят из органов за отсутствием формы? — с улыбкой поприветствовала Олега Лариса.

— Времена не те, — ответил он и добавил:

— И потом, где еще найти такого незаменимого работника?

— Это верно, — усмехнулась Лариса. — Без тебя мы все пропадем.

— Ладно, ладно, подхалимка, — засмеялся Карташов. — Знаю я тебя — ты только льстишь на словах, а как до дела доходит — где твоя благодарность?

— А что ты имеешь в виду? — подняла брови Лариса.

Карташов неожиданно смутился и проговорил:

— Да, в общем, ничего особенного. Просто могла бы по старой дружбе посидеть со мной иной раз в кафе или просто прогуляться, а то зовешь, только когда помощь нужна.

— Олег… — тихо сказала Лариса, — зачем ты так?

Ты же знаешь, я всегда уделяла тебе время и внимание, когда только могла. И не моя вина, что теперь я не в состоянии это делать каждый раз, как только захочу…

Они прикоснулись к запретной теме, и оба от этого смутились еще больше. Лариса отвела глаза в сторону оттого, что решилась впервые после женитьбы Олега сказать все это вслух. Карташов неловко переминался с ноги на ногу, потом нерешительно сказал:

— Ну… Ладно, чего мы" в самом деле, на улице-то топчемся? Пошли!

И уже решительно, привычным жестом сжав Ларисину руку, повел ее по ступенькам вниз, в подвальчик, к столикам полутемного маленького ресторана.

Когда заказ был выполнен, Карташов, лениво ковыряя вилкой котлету по-киевски, спросил:

— Так что ты хотела мне рассказать? Я же прекрасно понимаю, что личная симпатия — это второстепенный повод. Если не третьестепенный.

— Не надо, пожалуйста, — подняв глаза, попросила Лариса. — Это слишком несправедливо.

— Ладно, — кашлянув, ответил Олег, сам понимая, что не Лариса виной отстраненности и отчуждения в их отношениях, а он сам. — Больше не буду, честное слово. Так что у тебя там?

Лариса рассказала об исчезновении Костика Мартынова и связанным с этой историей визитом Варфоломеева. Карташов слушал очень внимательно, не забывая, правда, при этом о котлете.

— А ты не думаешь, что этот твой Варфоломеев мог нарочно все это придумать? Для каких-то своих целей? — спросил он серьезно. — Кто знает, кроме него, какая там на самом деле была сумма? Кто знает, какие на самом деле отношения их связывали с Мартыновым? Лично мне кажется, по твоему рассказу, что он совсем не такой открытый, каким тебе показался. И я бы советовал заняться им посерьезнее.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru