Пользовательский поиск

Книга Милосердие Латимера. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Джексон посмотрел через проход в том направлении, куда показывал взглядом Мальтрейверс. Ноулз был поглощен музыкой.

— Не знаю, как сделать это. У меня нет предлога заговорить с ним. — Следователь с интересом рассматривал Ноулза. — У него лицо, человека, с которым мне не хотелось бы встретиться в зале суда по разные стороны барьера.

— Такое лицо могла бы любить только мать, не правда ли? — подтвердил его ощущения Мальтрейверс. — Но он очень мил в общении. При первой же возможности я познакомлю вас.

Неожиданно Джексон встал, огляделся по сторонам и снова сел на свое место.

— Где орган? — спросил он.

— Вы должны были заметить его. Он — против южной стены, рядом с тем шкафом, в котором хранилась Библия.

— Я так и подумал, но, очевидно, они собираются поставить хор и солистов перед клиросом, и я не представляю себе, как органист будет видеть дирижера.

— О, это современная технология! — И Мальтрейверс принялся объяснять. — Посмотрите в правый верхний угол клироса. Видите? Это скрытая телевизионная камера. Когда хор располагается в традиционном месте за экраном, органист видит хормейстера в зеркале, но, когда хор — по эту сторону, используется камера. Все в высшей степени изобретательно.

Свет в нефе погас, когда четыре профессиональных солиста — сопрано, альт, тенор и бас — заняли свои места перед хором, и дирижер поднял свою палочку в направлении камеры. Орган смолк, и тут же снова заиграл, в такт этой палочке, и все голоса слились в один — исполнялась контата Джудиса Маккабеуса «Священник Задок». И концерт шел своим путем, без перерыва. В нем соединились страстная вера, выраженная в необыкновенной музыке и в песнопениях, исполняемых солистами, хором, а иногда и прихожанами, которые все были в нефе, ибо трансепты и двери задней стороны собора в этот вечер были закрыты.

Мальтрейверс пришел в восторг от исполнения солистами песнопения Стайнера «Бог так сильно любит мир», исполняемого без музыкального сопровождения — в нем четыре голоса сплелись в прекрасной гармонии. Когда закончилось пение, снова вступил орган с начальными тактами «Слава тебе, моя душа, Король Небес», к которому присоединились все. В заключение хор и солисты вместе запели «Аллилуйя» под громкий крик восторженных зрителей, и все здание наполнилось ликующими звуками, повторяющиеся слова слились в вопль восторга и восхваления Бога. Когда прозвучала последняя нота, грохнули аплодисменты. Дирижер через камеру поманил к себе Вебстера, чтобы тот присоединился к хору и разделил с ним триумф.

— Кто сказал, что у Дьявола — самая лучшая гармония?! — заметил Мальтрейверс Джексону.

Мелисса наклонилась через Мальтрейверса к Джексону и пригласила его на кофе как раз в тот момент, когда Гас заметил, что Джереми Ноулз уходит. Джексон остался с ними, и они были последними, кто покинул собор.

Настоятель, его жена и Вебстер на кофе не остались.

Мальтрейверс, будучи в приподнятом настроении от музыки и со слегка затуманенной головой после хорошей порции джина, неожиданно запел:

— «А Он будет царствовать вечно-о! А Он будет царствовать вечно!» — Его голос резко прозвучал в тихом саду и возвратился эхом.

— Успокойся! — одернул его отец Майкл, не терпевший никаких экстравагантностей.

— «Бог спасет Короля!» — весело продолжал Мальтрейверс, не обратив внимания на слова шурина. — «Бог спасет Короля! Аллилуйя! Аллилуйя! Аллилуйя! Аллилуйя!»

Он загородил всем вход в дом.

— Гас, уймись! — засмеялась Мелисса.

Мальтрейверс спел еще раз «Аллилуйя!» и — поклонился всем.

Отец Майкл выглядел раздраженным, но все остальные засмеялись вместе с Мелиссой, когда Мальтрейверс вытащил из кармана ключ и сделал широкий приглашающий жест.

— Позвольте мне… — воскликнул он и актерски повернулся к двери с медным ключом, взблеснувшим в его руке, и — вдруг застыл. — Иисус Христос!

Потрясение и страх в его голосе подействовали на всех сильнее, чем богохульство. Остальные проследили его взгляд, прикованный к входной двери, находящейся в глубокой тени, но не сразу разглядели, что так потрясло его.

Несколько секунд стояло гробовое молчание, потом раздался ужасный крик Мелиссы.

Над замком гвоздем была прибита отрубленная человеческая рука. Тэсс вырвало.

Глава 6

— Стоять не двигаясь! — Повелительный крик Джексона заставил Мальтрейверса инстинктивно отпрянуть от двери. А Мелисса снова закричала.

— Ребекка! — Она рванулась вперед, но Джексон успел жестко ухватить ее за плечи.

— Все в порядке, миссис Кован! Это не детская рука.

Мелисса неистово вырывалась, пытаясь войти в дом, а Джексон тащил ее от двери.

— Священник Кован, не могли бы вы помочь мне?

Ошеломленный, отец Майкл автоматически подчинился и обнял

свою бьющуюся в рыданиях жену.

— К этой двери нельзя прикасаться, — жестко сказал Джексон. —. Есть другой вход в дом?

— Есть калитка в сад. Мы только что прошли ее, — ответил отец Майкл. — Мы можем войти через кухню. — Продолжая обнимать Мелиссу, он полез в карман, достал ключ и протянул его Джексону.

— Отлично. Пойдемте! — Джексон двинулся к калитке. — Я полагаю, девочка в доме не одна? Конечно, у вас есть няня?

— Да, — сказал отец Майкл. — Возможно, она смотрит телевизор, — добавил он ни к селу ни к городу.

Не успели войти, как Мелисса кинулась наверх, к спящей Ребекке.

— Вам бы лучше пойти с ней, святой отец, — посоветовал Джексон. — Мисс Дэви, сходите, пожалуйста, к няне. Скажите ей, что произошел несчастный случай и что мы просим ее ненадолго задержаться здесь. Мистер Мальтрейверс, проверьте, пожалуйста, дом, всё ли в порядке? Только не подходите близко к входным дверям и ничего не трогайте, если заметите какие-то изменения. Я позвоню, чтобы вызвать «скорую помощь», и выйду на улицу встречать ее.

Тэсс наконец взяла себя в руки и пошла в гостиную.

— Ведь это женская рука? — спросил Мальтрейверс.

— У меня не было времени рассмотреть, — коротко ответил Джексон. — Где телефон?

Пунт-Ярд был пуст, когда Джексон вышел на улицу и осмотрел вызвавший ужас предмет.

Рука была прибита ладонью вниз. Длинные ногти, казалось, вцепились в дверь, выкрашенную в зеленый цвет. Крови было удивительно мало. Прохожий мог пройти мимо, не заметив руки в полумраке, но ее не мог не заметить тот, кто захотел бы войти в дом и для этого приготовился бы вставить ключ в замочную скважину.

Прошло всего несколько минут, и раздался вой полицейской сирены: из-за угла вынырнула машина, подъехавшая прямо к двери. Из нее вышли двое полицейских. Они сообщили, что Мадден проинформирован и скоро будет здесь. Джексон оставил их охранять дверь, а сам вернулся в дом, где его все ждали в гостиной. Здесь же была и чрезмерно полная для своих лет няня Дженни — подросток с бессмысленным взглядом и прыщавым лицом.

— С вашей девочкой все в порядке? — спросил Джексон у Мелиссы. — Та кивнула. — Вы нашли что-нибудь, мистер Мальтрейверс? — Тот отрицательно покачал головой. — Полагаю, вам всем нужно выпить. Я не могу, я на службе. А вы хоть немного придете в себя. Шеф полиции уже в пути. Поскольку мистер Мадден сам решил исследовать это дело, нам лучше подождать, пока он приедет.

Дженни вздрогнула и с беспокойством оглядела всех по очереди, словно и ее окатила волна потрясения.

— Что происходит? — требовательно спросила она. — Я сказала маме, что, как только вы вернетесь, я приду домой. Она будет волноваться.

— Боюсь, ты не можешь сделать этого сразу. Произошел несчастный случай, — ответил Джексон.

— Мне сказала мисс Дэви, что произошел несчастный случай. Какой, я хотела бы знать?

— Ты слышала что-нибудь в течение вечера? — спросил Джексон. — Стук или что-нибудь в этом роде?

Дженни медленно покачала головой.

— Нет. Какой стук?

— Как будто кто-то стучит чем-то тяжелым в парадную дверь?

— Нет, ничего не слышала.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru