Пользовательский поиск

Книга Любопытство не порок. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Я не ответила и подумала, что, возможно, он и не прав, как минимум одну загадочку найти здесь можно.

— Вот и все, — повторил Трахалин, — не забудьте, пожалуйста, про наше соглашение.

— Не забуду, — пообещала я, — если что, то как только, так сразу.

Обменявшись еще ненужными любезностями, мы расстались.

В редакцию я возвратилась на такси, всю дорогу прокручивая в памяти разговор со следователем.

Глава 8

— Гости были? — с этим вопросом я вернулась к своему рабочему месту.

— Не-а, — тут же ответил мне Ромка, старательно пряча раскрытую книжку под пачкой бумаги для ксерокса. Я с самым невинным видом подошла и выдернула его чтиво наружу. Это оказалось издание стихов Баркова.

Честно говоря, я и сама уже была не рада, что увидела эту книгу. Не зная, как реагировать, я положила найденный шедевр на место и тихо погладила Ромку по опущенной голове. Краем глаза я заметила, как побагровели его уши.

«В следующий раз будет прятать надежнее», — подумала я, стараясь, однако, не рассмеяться. Все-таки я его начальник, и дама немного умудренная.

Как ни в чем не бывало, я прошла к своему кабинету, открыла дверь и спросила, не оглядываясь:

— А где Маринка?

— Ушла, — упавшим голосом ответил мне Ромка.

Посмотрев на Сергея Ивановича, застывшего перед монитором, я уточнила:

— Куда же это направилась наша путешественница? За булочками?

— Не думаю, Ольга Юрьевна, — задумчиво ответил Кряжимский, аккуратно раскладывая пасьянс. В свободные минуты Сергей Иванович любил себя побаловать бабушкиными удовольствиями. — Как мне показалось, у нее возникли дела личные…

При этих словах мне стало даже как-то нехорошо. Маринкина способность изобретать себе проблемы, а потом ненароком обрушивать их на меня была настолько известна, что я прошла назад и села на Маринкин стул. В ногах появилась гадкая слабость и голова закружилась.

— Ромка, — обратилась я к нашему любителю заветной поэзии, — рассказывай, как дело было.

— Обычно, как всегда, — Ромка незаметно отодвинул вновь замаскированного Баркова локтем. — Она тут все ходила и ворчала, а потом позвонил какой-то Антон, Марина поговорила с ним и радостно нам так объявила, что.., как, как она сказала, Сергей Иванович? — Ромка повернулся лицом к Кряжимскому.

Сергей Иванович, прищурившись, посмотрел на меня.

— Мариночка объявила нам, что рак на горе свистнул, и ее рабочий день закончился, — тонко улыбаясь, ответил он.

— А вам она передавала привет! — радостно закончил Ромка, и я, услышав все эти жуткие вещи, обхватила голову руками и, будучи не в силах ничего сказать, только пробурчала что-то непечатное. — Вам плохо? — испугался Ромка и, соскочив со стула, заметался по редакции.

Я расслабленно помахала рукой.

— Успокойся и сядь на место, — скомандовала я, — или нет, сходи и вызови сюда Виктора, он, наверное, в своей фотолаборатории.

Ромка исчез, а я посмотрела на Сергея Ивановича, уже забросившего свой пасьянс и с любопытством наблюдавшего развернувшуюся перед ним мизансцену.

— Перебесится девочка, и все нормально будет, — пробормотал он, пытаясь меня успокоить, но получилось наоборот.

— Сергей Иванович! — закричала я. — Это же тот самый Антон, который приходил сюда с Жанной!

На лице Сергея Ивановича ничего не отразилось.

— Или Жанна, или Антон, или они оба вместе нас и заперли в том кабинете. По крайней мере, Жанна была последней, кто видел живой Риту! А сейчас Маринка пошла на свидание с этим Антоном, теперь вы понимаете, почему я разнервничалась?!

Кряжимский медленно приоткрыл рот и так же медленно его закрыл.

— Теперь понял, — сказал он.

— Вспомните, пожалуйста, — взмолилась я, — что она еще сказала, кроме той ахинеи про рака! Куда пошла или, может, поехала? Где у нее назначено свидание?

Сергей Иванович пожал плечами и покачал головой.

— Ничего больше она и не сказала, Ольга Юрьевна, — Кряжимский заволновался, начал потирать себе шею, руки и при этом жалобно поглядывал на меня, словно в очередной Маринкиной глупости я обвинила его.

Чтобы не тянуть время в объяснениях, я молча встала и, добравшись наконец до своего кабинета и поискав в ящиках стола, нашла визитку Жанны, оставленную ею в прошлое посещение редакции.

Когда я вернулась к Кряжимскому, рядом с ним уже сидел на стуле Виктор, спокойный и надежный, как всегда. Тут же крутился и Ромка.

— Ты в курсе? — спросила я у Виктора.

Он кивнул.

Я, держа визитку Жанны в руке, пододвинула ближе к себе Маринкин телефон и быстро набрала номер.

Сделать мне это пришлось раз шесть, прежде чем я поняла, что мне никто не ответит. Обгоревшая галерея не работала.

Номер домашнего телефона на визитке не был проставлен, и я растерянно оглядела всю свою компанию, ожидая от них совета.

— Никто не отвечает на работе у Жанны, — сказала я, — а она была единственной ниточкой, которая могла бы вывести на Антона… Что делать будем, «свидетели»?

— Есть городская справочная, звоним туда, спрашиваем, и нам отвечают! — крикнул Ромка.

— Может быть, и получится, — согласился Кряжимский, а Виктор пожал плечами.

— Ты предложил, ты и показывай, как это все делается, — сказала я Ромке.

Он дозвонился до справочной, и я, поговорив с оператором, поняла, что Виктор, как всегда, оказался прав: Сойкина Жанна Петровна в нашем городе не числится.

— Разрешите, я попробую разузнать что-нибудь через картинную галерею, — предложил Кряжимский, подходя ко мне и беря трубку телефона. — Это же одна тусовка, а у меня есть кое-какие знакомые…

Я отошла от стола, достала сигарету и закурила. Нервничала я страшно, я уже не обижалась на Маринку за ее вечные фокусы, мне хотелось только, чтобы с ней ничего не случилось и она осталась живой.

Виктор подошел ко мне и положил руку мне на плечо. Сразу же стало легче и спокойнее. Бог мой, какой же он надежный мужчина и какая Маринка дура беспросветная, что профукала его самым дурацким образом!

То есть, это я так считаю, а она врет, что не сошлись характерами.

Сергей Иванович тем временем, порывшись в своем пухлом блокноте, позвонил кому-то из своих знакомых и после необходимого вступления про то, как-твои-дела-а-у-меня-как-обычно — я вся издергалась, вынужденная выслушивать подобную чушь, — начал наконец-то спрашивать про Жанну Петровну. По ответам Кряжимского я поняла, что дело не выгорает.

Топнув в нетерпении ногой, я уже было хотела потребовать, чтобы он прекратил эту бессмысленную беседу, как вдруг одна реплика Сергея Ивановича заставила меня насторожиться.

— Та самая Рита, которая работала в отделе у Спиридонова? А при чем здесь она?

Я подскочила ближе и нажала кнопку селектора. Сразу же стал слышен голос собеседника Кряжимского. Это была незнакомая мне дама. Судя по ее интонациям, она была весьма рада быть хоть чем-то полезной нашему заместителю главного редактора.

— .они же дружат, Сереженька, — говорила дама, и я бросила быстрый взгляд на смутившегося Кряжимского, — Рита точно может знать, где живет Жанночка, только вот Риты сегодня нет на работе, наверное, заболела…

— Леля, — уже не скрывая имени абонента, ответил Кряжимский, — насчет Риты я хочу тебе сказать…

На этом слове Сергей Иванович замолчал и испуганно воззрился на меня, потому что я, не сдерживаясь, каблуком туфли наступила ему на носок ботинка. Больно, конечно, я понимаю, но извинюсь потом, лишь бы он сейчас не сказал лишнего.

Показывая губами и жестами «адрес, адрес, берите», я сумела направить Кряжимского в нужное русло.

— Адрес Риты, пожалуйста, дай мне, Лель, — пробормотал Кряжимский, и когда он записал его на листке бумаги, а дама начала у него спрашивать, почему он к ней давно не приходил в гости, я отключила селектор. На чужую личную жизнь я не покушаюсь, и, если Сергею Ивановичу так хочется, то он может один раз поговорить со своими женщинами и в рабочее время. Начальство не против.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru