Пользовательский поиск

Книга Любопытство не порок. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Первой вылезла Маринка, за нею я.

Встав на твердую землю, я посмотрела на окно, из которого только что выбралась. Словно черный туман выползал из него и стелился по грязной, оттаявшей после первых заморозков земле.

Виктор выдрал решетку с помощью троса и заднего бампера какой-то машины, стоявшей на выходе из тупика.

Схватив нас с Маринкой под руки, он быстро повел нас подальше от этого места.

…Мы все вместе добирались до моего дома на такси. От нас с Маринкой настолько сильно пахло дымом, что шофер не удержался и завел разговор про шашлыки. Никто из нас не поддержал этой темы, даже Маринка угрожающе засопела, и шофер, очевидно, сообразив, что не в шашлыках основной интерес в жизни, замолчал и попросил расплатиться с ним еще до того, как мы доехали.

До самого моего дома не было сказано больше ни слова.

Поднявшись ко мне в квартиру, Маринка, видимо, решив, что на сегодня план по молчанию уже перевыполнен, разразилась бурной речью, зачем-то пересказывая мне все, что с нами произошло. Так как я при всех событиях присутствовала, то не стала дожидаться окончания этой истории и заперлась в ванной.

Плескалась я долго и когда наконец вышла, Маринка, позевывая и потирая глаза, уже совсем потеряла интерес ко всему, кроме сна.

Что и требовалось доказать.

Глава 7

Утро началось для меня ужасно: с больной головой и привкусом гари на губах. Посмотрев на просветлевшее окно, я с огорчением поняла, что давно уже пора вставать.

Как я доползла до ванной, даже вспоминать не хочу — это был подвиг, а я дама скромная и в саморекламе не нуждаюсь.

Марина моя громко стонала, лежа на диване, и когда я подошла к ней и спросила о ее самочувствии, она, не открывая глаз, очень вежливым тоном послала меня к черту. Я даже не обиделась, потому что прекрасно ее понимала, хотя, между прочим, не скажи она вчера мне о том, что Рита с Жанной ругаются, ничего бы и не было. Может быть.

Оставив Маринку в покое, я прошла на кухню. Там за столом сидел Виктор и слушал новости по радио.

— Про пожар объявили? — спросила я его.

Виктор кивнул и встал. На плите стоял горячий чайник, и Виктор собирался накормить меня завтраком.

Замечательный парень, он даже положил на краешек стола пачку моих сигарет. Увидев их, я не смогла сдержаться и передернулась от отвращения: после того как мне пришлось принудительно дышать дымом в замкнутом пространстве, делать это добровольно не хотелось совершенно.

— Яичница, — сказал Виктор, и я сразу же кивнула. Он мог бы и не объявлять свое меню для меня, все равно, кроме яичницы, сегодня на моей кухне невозможно было больше ничего приготовить.

Я уже заканчивала завтрак, когда зазвонил телефон. Это беспокоился о своих потерянных товарищах по работе Кряжимский. Утешив его, что и я, и Маринка, и Виктор живы и здоровы, я пообещала, что на работе мы, конечно же, появимся. У меня, правда, не хватило наглости уточнить, когда мы это сделаем, а добрейший Сергей Иванович почему-то и не спросил об этом. Он только напомнил, что уже десять часов, и мне сегодня предстоит встреча со следователем.

Вот об этом, кстати, я и забыла.

Вскоре после его звонка выползла на кухню и Маринка в весьма склочном расположении духа и, зыркнув на нас с Виктором припухшими глазами, ничего не сказав, спряталась в ванной.

Ожидая ее появления, я направилась в гостиную пощелкать каналами телевизора. Телек был интереснее и безопаснее злой Маринки. А уж если злая с утра Маринка схлестнется с хмурой Ольгой!..

Короче говоря, телевизор должен был помочь предотвратить вселенский кризис местного масштаба.

Новости обрадовали меня видеорепортажем с кошмарного пожарища в «Арт-галерее».

Огонь наружу из здания не вышел, но внутри повыгорало достаточно. Коротко стриженный пожарный капитан рассказывал: «Очаг возгорания находился в административном коридоре. Скорее всего в мусорной корзине была оставлена бутылка с остатками хозяйственной жидкости, а ввиду того, что вчера местные художники…»

Я убрала звук и смотрела только изображение: закопченные стены выставочного зала. Обгорело всего несколько картин и одна или две сгорели полностью.

Когда пожарные новости сменились спортивными, я выключила телевизор и вернулась на кухню.

Там уже восседала Маринка и усталым голосом язвила молчавшему Виктору по поводу его никому не известной личной жизни.

— Мне по «ящику» сказали, что причина пожара в «Арт-галерее» лежала в мусорке, — объявила я, входя на кухню.

— И что это было? — спросила Маринка, морщась, словно заранее предвидя неумную шутку с моей стороны.

— Что-то вроде бутылки бензина, как я поняла, — ответила я.

— Ну ясно, — Маринка жестом попросила Виктора налить ей чашку чая. — Помню, когда я сдавала на права, мне инструктор тоже говорил, что для зажигания нужен бензин.., в общем, как-то так… Короче: само загорелось, получается?

— Этого не сказали, — возразила я, — даже если они так сперва и подумали, то кое-что, найденное в кабинете, заставило их передумать.

Маринка вздохнула и промолчала. Скорее всего ее угнетало то же, что и меня. Хоть и мутило и голова была чугунной после вчерашнего, но видение убитой Риты действовало сильнее.

Я присела за стол, выпила чаю за компанию, и наконец-то мы собрались ехать на работу.

Моя «Лада», предусмотрительно не взятая на презентацию, стояла там же, где я ее и оставила вчера, — перед подъездом. Виктор без просьб и напоминаний сел за руль, а мы с Маринкой постарались устроиться поудобней на заднем сиденье автомобиля.

Пока ехали, меня едва не укачало, и я прокляла все на свете: если бы не необходимость выяснить причины покушения, черта лысого я поехала бы сегодня на работу. Да и в ближайшие пару дней тоже.

Посторонних в редакции не было.

— Ну наконец-то! — провозгласил Ромка, встречая нас около входа.

— Про тебя врут, что ты кофе варишь, почти как я, — мрачно сообщила ему Маринка, поглядывая почему-то на настенные часы.

— Почему же это врут? — надулся Ромка, сразу же купившись на эту простенькую хитрость, — и не врут вовсе, я правда умею…

— Ну так свари, пожалуйста, а то мы с руководством совсем обалдели после праздничка-то, — подвела Маринка итог дискуссии и запросто прошла в мой кабинет.

— Опять звонил следак из Волжского, — заговорщицки сообщил мне Ромка, — напоминал, что он вас пригласил сегодня на беседу.

— Спасибо, Рома, — поблагодарила я его и побрела за Маринкой в кабинет.

— В два часа, — выкрикнул Ромка мне вслед, и я кивнула, не оборачиваясь.

Через двадцать минут вся наша творческая бригада сидела вокруг кофейного столика и пробовала Ромкин кофе. Я рассказала все подробности вчерашнего происшествия.

— Это та тетка все и провернула, — тут же отреагировал Ромка. — Мафия.

Я вопросительно взглянула на Сергея Ивановича.

Он помолчал, пожал плечами и начал размышлять вслух:

— Пока неважно, кто все это устроил, важно — зачем. Создается впечатление, что после убийства Риты было решено устроить пожар и скрыть все следы, а вы под раздачу неприятностей попали случайно, исключительно по вине собственного любопытства, милые дамы.

Я промолчала, Маринка приоткрыла уже рот, чтобы что-то ляпнуть резкое, но только вздохнула и пробормотала:

— Я рассказала Ольге то, что видела, а она решила собственными глазами.., мда.

— Вы думаете, что причина пожара в необходимости скрыть убийство Риты? — Я задала этот вопрос, наверное, только из-за своего несносного занудства. Я сама уже так думала, но мне хотелось, чтобы Кряжимский еще раз убедил меня в этом.

— Пожар получился слишком уж ерундовый по общему ущербу… У меня такое впечатление, что убийство было случайным и убийца перепсиховал. Вы абсолютно правы, говоря, что умнее было бы вызвать милицию… Есть, правда, второй вариант, — Сергей Иванович задумчиво посмотрел на меня.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru