Пользовательский поиск

Книга Летний детектив. Содержание - Ирина Мельникова Танго на песке

Кол-во голосов: 0

На экране появилось знакомое лицо.

– Я надеюсь, конечно, что до настоящего членовредительства дело не дойдет, – возвестил Святослав Юрьевич. – Однако все участники предупреждены, что во время съемок возможны любые, даже самые серьезные травмы… И все дали согласие и готовы к тому, что победит отнюдь не самый смелый и не самый удачливый. И не самый благородный, конечно. На моем шоу в почете совсем иные ценности.

Камера выхватила лицо журналистки – та выглядела растерянной, все заранее заготовленные вопросы, похоже, вылетели у нее из головы.

– А с точки зрения гуманности… тут вообще как? – пробормотала она.

– Каждый получает ровно то, что заслуживает, – отмахнулся магнат. – Когда вы начнете смотреть шоу, убедитесь сами: жалеть участников нечего. Каждому из них нужны сто тысяч долларов, и каждый прекрасно понимает: либо соперники уберут его – либо он должен убрать их. Тяжело, конечно, придется – но насильно мы никого в проект не тащим.

– А как вы набирали игроков? – проблеяла журналистка.

– Кастинг проходил по всей стране, – с удовольствием произнес Лизин знакомец. – Причем его нельзя назвать кастингом в полном смысле этого слова. Никаких анкет, никаких собеседований. Будущие герои шоу даже не знали, что их тестируют… Мы ставили их в неожиданные, порой очень опасные ситуации. Они вставали перед необходимостью выбора. И мы, в свою очередь, отбирали тех, чье решение шокировало даже нас…

– С какими ситуациями сталкивались кандидаты в шоу? – наконец справилась с растерянностью и стала отрабатывать заготовленные вопросы журналистка. – И какого рода решения они принимали?

– К примеру, мы заявляли, что можем исполнить самое заветное желание. О, знали бы вы, что заказывали самые скромные с виду персонажи! Убийство близких им людей – это еще самое безобидное.

– Я бы никогда не попросила ничего подобного… – Интервьюерша снова и уж окончательно растерялась.

– Значит, вам никогда не заработать тех ста тысяч долларов, – отрезал Святослав Юрьевич. – Была у нас одна кандидатка. На первый взгляд идеальная по всем статьям – цепкая, решительная. Я, признаться, думал ее вне конкурса взять, но все же решил на всякий случай проверить. И знаете, что она попросила? Чтобы мы ее соседку от артроза вылечили! Разве не смешно? Конечно, кандидатка тут же попала в брак.

Клюев взглянул на журналистку, ожидая реакции, но та лишь потерянно смотрела на него. Лизу же бросило в краску. А Святослав Юрьевич, окончательно взявший ситуацию под контроль, закруглил интервью:

– В общем, смотрите на нашем канале риалити-шоу «Награда за подлость». И гадайте, кто из скромных, добропорядочных с виду людей наиболее удачно пройдет через все интриги и выиграет сто тысяч долларов. Вот они, герои!

И на экране телевизора замелькали фотографии вкупе с краткой информацией: «Анжела – менеджер, Тюмень… Кирилл – детский врач, Москва… Антон – системный администратор, Владивосток… Все они готовы ради ста тысяч долларов на все, что угодно».

Приличные, с виду интеллигентные люди.

«Галина – художник…» И вдруг: «Мария – безработная, Подмосковье».

А на фотографии – заботливая, несчастная и забитая соседка Лизы по даче. Только теперь ее лицо выглядело уверенно и жестко. Ильинична! Значит, «русалка» со своим предложением об исполнении желания являлась и к ней! И соседушка кастинг благополучно прошла! Интересно, что она загадала? Чтоб алкоголик-муж не проснулся после очередной попойки? А может – чтобы дом задавак-москвичей сгорел?

Лиза ахнула.

– Все они сейчас находятся на тропическом острове архипелага в Индийском океане и уже начали ради личного блага уничтожать ближних своих. Смотрите незабываемое шоу на нашем канале! – триумфально произнес Святослав Юрьевич.

– Вот это будет рейтинг… – пробормотала Елизавета.

Ей, с ее скромными интервью, такой и не снился.

Ирина Мельникова

Танго на песке

Море в октябре – особенное. На горизонте оно темно-зеленое, у берега оливковое, а пена прибоя, ну точь-в-точь желтоватые блонды на бархатном платье великосветской модницы. И грань между небом и морем теряется в зыбком мареве, отчего рыбацкие катера и фелюги на горизонте кажутся повисшими в воздухе.

Шла вторая неделя октября, когда Лика сошла с автобуса и очутилась на крошечной площади небольшого городка, который больше смахивал на деревню. Солнце зависло над морем. Жара спала, но было еще очень тепло. Над Ликиной головой носились бабочки и стрекозы. Легкий ветерок взлохматил волосы и шмыгнул под юбку. И та чуть не превратилась в парус, если бы Лика не прихлопнула ее ладонью.

Повесив сумку на плечо, Лика медленно поднималась в гору. Одновременно она разглядывала дома, стараясь определить тот, в котором ей предстоит жить две недели, а может, чуть меньше, если голову Альбины озарит новая идея…

Ни одна собака не обгавкала ее через забор, никто не окликнул, не поинтересовался, что она ищет. Да и во время своего движения Лика не заметила ни одного человека. Тишина, покой, одним словом, то, к чему она стремилась и, кажется, нашла…

* * *

Незаметно прошла-пролетела неделя. Лика поселилась в небольшой комнате у двух пожилых педагогов, которые не досаждали ей своим вниманием. Рано утром, когда они еще спали, Лика уходила на море и возвращалась домой лишь под вечер.

Вот и сейчас она стояла возле разрушенного непогодой и временем бетонного парапета и наблюдала за тем, что происходит внизу, на берегу.

Все вокруг перебивал резкий запах рыбы. К небольшому причалу подошли шлюпки с двух баркасов, которые маячили на рейде. На берег въехала грузовая «Газель», и рыбаки в выцветших добела майках и тельняшках, встав цепочкой, принялись быстро и ловко передавать друг другу ящики с рыбой, которые у них принимал коренастый малый – водитель грузовичка.

Но Лика пришла сюда не за рыбой. И мало того, прихватила с собой зеркальную фотокамеру, шикарный профессиональный цифровик, который стоил ей кучу денег. Она купила его в Мюнхене. Там она побывала в мае по приглашению своего друга, известного фотохудожника Карла Майера, который возглавлял Союз свободных художников Германии. Именно этот Союз спонсировал и организовал ее персональную выставку в одной из престижных галерей Мюнхена.

Уже три года она жила в запредельном режиме, который не зря называют «гонкой на выживание». Не сразу она выбилась в лидеры, но, выбившись, позиций больше не сдавала. Теперь требовалось набраться сил перед новым рывком вперед – персональной выставкой в Москве.

В этот приморский городок вдали от курортных центров, от их суматохи, бесшабашного разгула и заоблачных цен она приехала не по наитию. Ее закадычная подруга Альбина посоветовала ей отправиться на Черное море, в это богом забытое селение, где сама пару раз скрывалась от мирской суеты.

Еще в Москве Лика дала себе зарок не прикасаться к фотоаппарату. Но каждый закат тут был достоин кисти великого художника, а рассвет – тем более. И горы так заманчиво громоздились на горизонте, и осень была так щедра на краски, а цветы, словно бросая вызовов зиме, цвели и до того благоухали, что по ночам у Лики кружилась голова, и она долго не могла заснуть.

Это обилие красок – от золотого до пурпурно-красного зарева закатов, от утренней бирюзы неба до синего бархата сумерек – заставило ее наплевать на свои обеты и снова взять в руки фотоаппарат. Впрочем, не будь фотоаппарата, она потянулась бы к кистям и краскам…

Часами Лика бродила по окрестным горам, спускалась к быстрым речушкам и к водопаду «Слезы голубки», карабкалась по скалам, слушала птичьи перепевы и чувствовала, как просыпается в ней ощущение того необыкновенного восторга, которое она испытала лет двадцать назад, впервые взяв в руки фотоаппарат.

Со временем это ощущение как-то притихло, присмирело, но, оказывается, оно не умерло, а лишь затаилось на время. Лика поняла, что ей вновь хочется снимать то, что было близко и понятно ей самой, без оглядки на мнение критиков и журналистов.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru