Пользовательский поиск

Книга Жди неприятностей. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

Первыми шли мы с Кряжимским, затем Маринка с Виктором, а замыкал шествие Ромка с уснувшим плюшевым паршивцем. Дорожка, ведущая вдоль дома, была слишком узка для того, чтобы идти всем вместе. Приходилось соблюдать очередность.

Мы завернули за угол и вышли к дороге, где обычно, в любую погоду, гарантированно ловятся такси.

Здесь нас с Сергеем Ивановичем нагнали Виктор с Маринкой и пошли почти рядом. Сзади уже поспевал Ромка. Тут уж ширину нашего ряда ограничивали лишь нечастые толстоствольные деревья, понатыканные без порядка справа и слева от тротуара.

Как всегда не вовремя проснувшийся Мандарин тявкнул и, вывернувшись из рук Ромки, плюхнулся на землю. Сделал он это настолько неожиданно, что чуть было не попал под ноги Маринке. Взвизгнув, она отпрыгнула в сторону и дернула на себя Виктора. Виктор удержался на ногах, потому что он парень тренированный, как-никак бывший спецназовец, и к тому же, как мне кажется, в компании с Маринкой он никогда не расслабляется. Его осторожность пригодилась и на этот раз. Отступив на шаг, он поймал Маринку и крепко прижал к себе.

Я хорошо знаю Виктора и уверена, что он это сделал только для того, чтобы она не прыгнула еще раз. Маринка же поняла это по-своему и почему-то недовольно зашипела на Виктора.

Я, вовремя разглядев боковым зрением все эти маневры, резко затормозила и остановила Сергея Ивановича, избежав тем самым неминуемого столкновения с Маринкой.

В этот момент в насыщенной после нашего веселого переполоха тишине особенно громко раздался звук пистолетного выстрела.

Бедную освещением нашу улицу на мгновенье осветила тусклым красноватым сполохом вспышка. Мне показалось, что прямо передо мной.

Сергей Иванович, надо отдать ему должное, сделал единственно правильное и разумное в этой ситуации. Он прижался спиной к стволу дерева, росшего справа от нас, и застыл на месте, опустив руки по швам и зачем-то подняв голову.

Маринка тоже застыла, да только посередине дороги и с открытым ртом. Не знаю, что она собиралась делать дальше, но ей и на этот раз крупно повезло, потому что рядом с нею, конечно, был Виктор. Он дернул ее за руку, одновременно второй рукой пригнул Маринкину голову, и они быстро исчезли в затененном двумя близко растущими деревьями углу двора.

Ромка, увлеченный охотой за цитрусовым зверем, возможно, вообще ничего и не заметил.

Не знаю, что подумали и почувствовали другие, а я, увидев вспышку и услышав выстрел, почему-то не испугалась, а задумалась, прикидывая возможное расстояние до нее… Так и стояла до тех пор, пока подоспевший Виктор не толкнул меня в объятия Сергея Ивановича. Сам же Виктор после этого, низко пригибаясь, бросился бежать к тому месту, откуда мелькнула вспышка.

— Виктор! — громко закричала Маринка и, появившись из своего надежного укрытия, кинулась за ним.

Я посчитала такие действия, мягко говоря, непродуманными. Но как же мне было отставать от Маринки?! Проворчав что-то насчет ее умственных способностей, но не очень громко, чтобы никто не услышал, я побежала следом.

Глупо, конечно, а что мне было делать?

Раздался второй выстрел, а за ним и третий, но как бы ближе к нам и левее.

Опять моя жизнь толкнула меня в походные условия и военные действия, и снова Виктору пришлось заступить на боевое дежурство.

Виктор добежал до места, откуда прорвала темноту последняя вспышка, и огляделся.

Несмотря на то что Маринкин порыв был стремительным, Виктора я догнала раньше ее.

— Ну что? — задыхающимся шепотом спросила я.

Виктор, приложив палец к губам, рванулся вправо, потом влево.

— Поймали? — раздался крик у меня над ухом, и я от неожиданности слегка присела.

— Как видишь, — ответила я шепотом, но Маринка не поняла.

— Ушел, гад, да?! — яростно выкрикнула она и топнула ногой.

Виктор отбежал к дереву, стоящему в нескольких метрах от нас, и вскоре вернулся, не обнаружив там ничего интересного.

Мы обе не спускали с него глаз. Заметив это, он отрицательно покачал головой. Маринка снова выразила свое недовольство, а я, между прочим, вздохнула с облегчением. Мне совершенно не улыбалась мысль конвоировать куда-то пойманного придурка. А сколько при этом придется потратить времени и нервов?! Хорошо, что эта сволочь не поймалась.

Не спеша подошел Сергей Иванович, видимо, так же, как и я, решивший не отбиваться от компании.

— Как видно, коррида кончилась без потерь, — пробормотал он.

Мы с Маринкой тут же переглянулись между собой и закричали в один голос:

— Ромка!

— Ага! — отозвался он от моего дома. — Поймал, Ольга Юрьевна, не волнуйтесь!

— Молодец, Ромик! — крикнула ему Маринка. — Держи крепче!

— Идемте-ка обратно, — предложила я, — больше ничего интересного не покажут, а отпустить вас сейчас — это значит мне самой не спать всю ночь и думать: доехали вы или не доехали… А места у меня хватит всем, сами знаете…

Той же дружной компанией и, слава богу, в том же составе, мы вернулись ко мне.

Довольный Ромка с недовольным Мандарином на руках встретил нас около угла дома и без вопросов пошел следом. Как потом оказалось, он принял выстрелы за взрывы петард, а наше возвращение приписал тому, что мы просто передумали расставаться. Впрочем, так оно и было, конечно…

Мы снова устроились в гостиной вокруг опустевшего стола. Мандарин, уснувший по дороге, был тихонько положен на свою подстил очку и, не заметив, что он больше не на руках, даже ухом не повел.

— Кажется, мы еще не все доели в вашей квартире, Ольга Юрьевна? — на правах самого старшего мужчины задал тему для светской беседы Сергей Иванович.

— Жаль, что все уже выпили, — заметила Маринка и почесала нос.

— Остались еще чай, кофе. Можно наделать бутербродов, — вспомнив про свои обязанности хозяйки, засуетилась я, но была остановлена дружным ропотом. Все сошлись на кофе, и готовить его отправилась Маринка, состроив при этом обиженную физиономию, хотя все понимали, что она гордится своим умением.

— Скажите, Сергей Иванович, — обратилась я к Кряжимскому, когда мы закурили и устроились поудобней, — как вы думаете, в кого стреляли?

— Я бы задал вопрос немного по-другому, — ответил он, опять включая телевизор, — было ли это целенаправленным покушением на кого-то из нас или же это шуточки, — он замялся, чмокнул губами и закончил:

— Нашей дорогой молодежи?

— Утром, — кратко ответил Виктор и, видя, что все мы страдаем острым приступом недогадливости, пояснил:

— Пули, гильзы.

— Он по гильзам скажет нам, были ли это боевые патроны или холостые, — сообразила я.

— И были ли они вообще, — добавила вошедшая Маринка, — ха! Опять ящик включили, думаете, НТВ уже и про этот случай расскажет?

— Точно, — подтвердила я и продолжила:

— А по пулям станет ясно, в кого целились.

— А это были не петарды? — переспросил Ромка, оглядывая нас вытаращенными от удивления глазами.

Виктор отрицательно качнул головой, и больше этот вопрос не поднимался.

— Мне кажется, что одна из этих пуль точно попала в дерево, за которым я стоял, — застенчиво моргая глазами, сказал Сергей Иванович.

— Одна просвистела у меня прямо над головой, — убежденно заявила Маринка и поставила на стол чашки.

— Тебе помочь? — вскинулась я.

— Не надо, — Маринка снова проявила гордость и ушла на кухню.

— А мне кажется, — встрял Ромка, — что в угол дома одна попала; я слышал, как что-то посыпалось.

— А сам подумал в это время про петарды, — не удержалась я от ехидного замечания. — Послушайте, — я помахала рукой для привлечения всеобщего внимания, — если мы сейчас начнем перечислять все свои впечатления и мнения по этому поводу, то потом останемся в убеждении, что хотя выстрелов было три, но пуль мимо нас просвистело, пролетело и вонзилось не меньше тридцати. Давайте лучше дружно ударим по кофе. Бутербродов точно никто не хочет?

— Да точно, точно, — сказал Ромка и поднялся, чтобы помочь Маринке с кофе.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru