Пользовательский поиск

Книга Фуршет с трагическим финалом. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

— А вы не могли бы подъехать прямо сейчас? — спросил он и, выслушав ответ, положил трубку.

— Обозначилась старушка, которая видела какого-то мужчину, приходившего накануне к нашему киллеру, — сообщил Карташов. — Она будет здесь через двадцать минут. Нужно готовиться составлять фоторобот.

— Может быть… Хотя, может быть, он и не понадобится.

— Что ты имеешь в виду?

— Давай лучше подождем бабку.

Глава 8

Старушка оказалась весьма бойкой особой лет шестидесяти, помешанной, как и многие люди этого возраста, на огородничестве. Минут пять Ларисе и Карташову пришлось выслушать историю ее существования, которое подразумевает обязательное посещение дачи и подробное объяснение того, что на этой даче растет. Потом наконец она перешла к делу и начала путано обрисовывать внешность незнакомого ей мужчины, который звонил в дверь Бортникова.

— Он у нас тихо так жил, и я подумала — кто это к нему, да еще на ночь глядя, — рассказывала Антонина Гавриловна. — А этот, который пришел, еще так нехорошо на меня посмотрел… Я уж и подумала — бандит какой-то, что ли? Хотела остановиться и спросить — вы, мол, к кому, молодой человек, но не стала — на электричку опаздывала. А то пришлось бы на автобусе — а на нем, милые мои, знаете, это денежки, в два раза дороже.

— Так как же он выглядел? — теряя терпение, спросил Карташов. — Молодой, говорите?

— Да, молодой, вот, как вы, может, даже помоложе, — посерьезнела соседка. — Лицо такое неприятное, — она сморщилась, как от кислого лимона. — Прямо вот как в телевизоре показывают этих… заключенных. Глаза такие исподлобья так и зыркают.

— А нос, рот, волосы?

— Все неприятное! — махнула рукой Антонина Гавриловна.

— Вот такой нос? — спросила женщина-сержант, которая на компьютере пыталась составить фоторобот.

— Не-ет, — замахала руками старушка.

— Может, такой?

— Нет.

— Длиннее, крупнее?

— Да я… — совсем растерялась Антонина Гавриловна. — Я так не могу. Вроде он, а вроде нет. В общем, неприятный до ужаса!

— Но вы же понимаете, что неприятный — это не характеристика, — воскликнул Карташов. — Мы не можем составить фоторобот на основе этого. Нам нужен рот, нос, волосы, в общем, черты лица.

— Ну, давайте еще попробуем, — вздохнула единственная пока что имевшаяся в наличии свидетельница.

Увы, десять дальнейших минут ни к какому результату не привели: старушка путалась в показаниях, беспрестанно меняла предлагавшиеся ей носы, рты, уши и волосы. Лариса не выдержала и сказала Карташову:

— Олег, достань, пожалуйста, дело Полубейцева.

Если это возможно.

— Какого еще Полубейцева?

— Того самого, судимого за грабеж. Приятеля Ростовцева и Аверьянова.

— Ты думаешь? — скептически вопросил Карташов.

— Ну, если это не он, будем мучиться дальше, — кивнула она на бестолковую дачницу.

Карташов хмыкнул и исчез в соседней комнате.

А сержантша продолжала мучить Антонину Гавриловну. Портрет вроде бы вырисовывался, но был настолько безликим и компьютерно-неестественным, что под него можно было подогнать добрую треть неопрятно выглядящих мужиков на улице. Наконец вернулся Карташов и раскрыл перед Антониной Гавриловной дело Полубейцева.

— Батюшки мои! — воскликнула она, то придвигая к своим глазам, то отодвигая от себя фотографию. — По-моему, это он.

— Вы точно уверены? — металлическим голосом спросил Карташов, недоверчиво посмотрев на старушку.

— Да… То есть нет… Он здесь вроде как моложе.

— Если бы вы его увидели вживую, то узнали бы?

— Вживую? Это как вживую? Он что, умер?

— Антонина Гавриловна! — тоном строгого учителя сказал Олег. — Мы можем привезти вам этого человека… — он посмотрел на часы, — ну, скажем, в течение часа. Вы узнаете его?

— Узнаю, — утвердительно кивнула старушка. — Только… Вдруг я не его видела, а человек страдать будет зря.

— Ваша главная задача — успокоиться и вспомнить точно, какого человека вы видели.

— Так уж памяти-то совсем нет, — затараторила в свое оправдание Антонина Гавриловна. — Совсем мозги не знаю куда ушли. Вот доживете до моих лет — вспомните Антонину Гавриловну!

— Обязательно вспомним, — пообещал Карташов. — Только мы вас добром вспомним, если вы нам поможете.

Он кивнул Ларисе, и та сразу поднялась со стула.

— Антонина Гавриловна, — обратился к свидетельнице Карташов. — Вам придется некоторое время подождать, пока мы съездим и привезем этого человека. Не волнуйтесь, это займет немного времени.

Старушка понимающе закивала, потом спросила:

— А ежели я его не признаю?

— Значит, мы извинимся перед ним и отпустим!

И вас тоже. Все! — раздраженно закончил Карташов и вышел из кабинета, крикнув дежурному, чтобы остался с Антониной Гавриловной.

Они с Ларисой вышли на улицу и сели в ее машину. Лариса нажала на педаль газа. За ними следом двинулась милицейская машина с оперативниками.

— Черт! — выругался вдруг Карташов.

— Ты что? — удивленно посмотрела на него Лариса.

— Да совсем голову заморочила эта свидетельница!

То он, то не он. Из-за нее адрес забыл выяснить!

— Не волнуйся, я его уже выяснила, — улыбнулась ;

Лариса.

— Когда же это ты успела? — пришла очередь удивляться Карташову.

— Понимаешь, я давно подозревала именно Полубейцева, — задумчиво проговорила Лариса. — И недавно позвонила в справочную, чтобы узнать, где он живет.

— А на чем основывались твои подозрения? — все еще недоумевал Карташов. — Мне, например, и в голову не приходило его заподозрить!

— Когда я пришла к выводу, что убить хотели Ростовцева, я, как ты помнишь, стала размышлять, у кого могли быть для этого мотивы.

— И какие же мотивы у этого Полубейцева?

— Точно еще не знаю. Но, полагаю, что они скрыты в прошлом. Очень подозрительно совпадение по времена его задержания за ограбление и убийство общего их с Ростовцевым друга — Кости Аверьянова. Из показаний отца Кости выясняется, что все они: Костя, Михаил и Игорь, как и Инга, невеста сначала Кости, а после его смерти — жена Игоря, что-то замышляли.

Интересно, что? Между прочим, двое из этой четверки умерли. Причем насильственной смертью. К тому же… Есть еще один нюанс. Тройное убийство в пансионате разбивается как бы на два: сначала стреляет киллер, его имя мы установили, но он, кстати, тоже мертв, — Лариса красноречиво посмотрела на Карташова. — Потом убивают Парамонова. И, полагаю, что убивает совсем другой человек. И другим способом — просто выкидывает его из окна. И делает он это уже после того, как в пансионат приезжает милиция и начинает заниматься дознанием. Сделать это мог только человек, который был участником конференции.

— Или сотрудником пансионата, — возразил Олег. — А как мы установили, Бортников работал там по левым документам Воронкова.

— Я все же думаю, что киллер после выполнения задания скинул оружие и растворился, — не согласилась Лариса. — Возвращаться в пансионат, чтобы убивать не имеющего отношения к делу Парамонова только для того, чтобы запутать следствие — это из области фантастики. Сам же в свое время говорил! А вот заказчик мог сделать это в целях опять же запутывания светлых голов из областного УВД. Но только в том случае, если он находился в пансионате и являлся участником этой дурацкой конференции.

— Например, твой муж, — сострил Карташов.

— Прекрати, Олег, мы, кажется, уже подъезжаем, и нет времени для шуток. — Лариса показала на двухэтажный дом старой постройки, сплошь из коммунальных квартир.

— Несколько странно, что заместитель такого обеспеченного человека, как Ростовцев, живет в таких условиях, — заметил Карташов.

— Думаю, что и этот момент нам удастся прояснить, — ответила Лариса. — Только боюсь, не сейчас.

— Почему?

— А посмотри на окна второго этажа, — кивнула она. — Они все темные. А судя по номеру, его квартира именно на втором этаже.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru