Пользовательский поиск

Книга Фуршет с трагическим финалом. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

— Логично, — снова усмехнулся Карташов.

— Ты же обещал меня не перебивать! — рассердилась Лариса, и Карташов умолк.

— Так вот, его компаньоны утверждают, что они такой кандидатуры не видят. Следовательно, это не связано с бизнесом. Они, конечно, могут и ошибаться, но все же вероятность этого небольшая — все-таки они прекрасно осведомлены о делах, вместе же работают. Тогда у меня возникла версия, что это могла сделать его жена. Но и здесь убедилась, что это маловероятно — способ-то уж больно нехарактерный. Но меня смущает, что Инга упорно не идет на контакт. И почему, мне непонятно. Кстати, вы же наверняка ее допрашивали, как она вела себя?

— Можно сказать, что спокойно, хотя и недружелюбно. Так, словно мы своими вопросами нарушили ее покой. У меня создалось впечатление, что на смерть мужа ей глубоко плевать.

— У меня тоже, — согласилась Лариса. — Тогда я чуть было не зашла в тупик в очередной раз, но тут узнала о том, что семь лет назад был убит близкий друг Ростовцева, тот самый Константин Аверьянов. И, кстати, примерно в то же время посадили еще одного его друга, некоего Михаила Полубейцева, которого впоследствии Ростовцев взял к себе на работу — он, говорят, отличался широтой души. Вот здесь я еще ни в чем не уверена, но ситуация сложилась такая, что теперь нужно отрабатывать все возможные варианты.

Где кроется мотив? Вполне вероятно, что в далеком прошлом. И чтобы убедиться в своей правоте или не правоте, мне необходимо ознакомиться с делом Аверьянова.

— Так оно давно в архиве, это дело!

— Ну и что? — возразила Лариса. — Сходи в архив и возьми. А еще желательнее было бы поговорить с тем, кто это дело вел.

— Ага, а еще лучше с тем, кто его убил! — с сарказмом произнес Карташов.

— Конечно, лучше, — невозмутимо проговорила Лариса. — Но, как говорится, чем богаты… А на этот случай у меня кое-что есть.

Она достала из сумочки бутылку армянского коньяка.

— Это, чтобы человек был разговорчивее, — пояснила она, хотя Карташов и сам прекрасно это понял.

— Кстати, затребуй в архиве на всякий случай и дело Михаила Полубейцева, — добавила Лариса.

Карташов ничего не ответил, взял со стола бутылку и вышел из кабинета. В ожидании его Лариса успела выкурить три сигареты, когда Олег Валерьянович наконец появился с пожелтевшей папкой в руках. Бутылки у него уже не было. Он протянул папку Ларисе, и та, прежде, чем раскрыть ее, спросила:

— А следователя удалось найти?

— Ты знаешь, тебе повезло, — улыбнулся впервые за время их беседы Карташов. — Это Витька Малышев, он и сейчас у нас работает. Переговорил я с ним, но он это дело не очень хорошо помнит. Говорит, что заведомо мертвое оно было. В смысле, что мотива там никакого нет, просто, видимо, подвернулся парень какому-то пьяному придурку, тот его и пристукнул.

Попробуй его найди!

— Так-так, — пробормотала Лариса и раскрыла папку.

Из дела следовало, что Константин Аверьянов был обнаружен мертвым на стройплощадке. От его дома это было довольно далеко. В карманах у него было обнаружено семь рублей пятнадцать копеек, полупустая пачка сигарет «Космос» и маленькая металлическая расческа. Смерть наступила от удара в висок тяжелым тупым предметом, скорее всего камнем. Само орудие преступления найдено не было. Тело обнаружили строители, пришедшие на работу, примерно в восемь часов утра. Установлено, что смерть наступила приблизительно за шесть часов до этого. В крови умершего следов алкоголя не обнаружено.

Одним словом, картины ничего не проясняло.

— Я все же не понимаю, что ты так носишься с этим Аверьяновым, — наблюдая за нахмурившейся Ларисой, проговорил Карташов. — Ну, убили его семь лет назад — кто, кроме родных, сейчас об этом помнит-то? Ты что же, считаешь, что то бытовое событие вдруг всплыло сейчас, когда прошло столько времени, и породило громкое тройное убийство?

Лариса молчала, задумчиво покусывая губы.

Потом подняла голову и решительно сказала:

— Нужно искать киллера.

— Удивительно оригинальная мысль! Я бы сам до нее никогда недодумался!

— Перестань язвить, — устало попросила Лариса. — Я думаю, что только этот человек поможет связать концы с концами. Расскажи мне, пожалуйста, что вам удалось выяснить в этом направлении? Личность не установили?

— Установили, да что толку? — вздохнул Карташов. — Составили фоторобот, выяснили, что это некий Сергей Бортников, бывший спецназовец. А найти его, а тем более взять, сама понимаешь, крайне сложно.

У таких людей нет постоянного места жительства, мотаются по всей стране, документы всегда, естественно, левые, так что шансов найти его… — Карташов уныло развел руками и замолчал, уставившись в окно.

— Переживаешь? — тихо спросила Лариса.

— Да-а-а! — Олег махнул рукой. — Начальство достало, чтоб кровь из носу, а убийца был наказан. Причем совершенно необязательно, чтобы это действительно был настоящий убийца. Но даже и не кто попало.

А нужно, чтобы это был Николаичев. Прямо об этом, ясное дело, не говорится, но мне все преподносят так, словно то, что заказчик преступления — Николаичев, ясно как день, а мне нужно лишь достать доказательства этого. И говорится все таким суровым тоном, мол, что же это вы, Олег Валерьянович, ведь убийца у вас под носом ходит, а вы его изобличить не можете! Тьфу, твою мать! — Олег неожиданно стукнул кулаком по столу и выругался.

Вид у него был сердитый и печальный одновременно. Лариса осторожно подошла сзади и положила руки ему на плечи.

— Успокойся, — мягко проговорила она. — Ты же в милиции не первый год, и тебе не раз приходилось переживать подобное, но ты же мог тогда противостоять навязанным решениям? И сейчас не стоит впадать в отчаяние. Что касается поисков киллера, то думаю, что я смогу тебе помочь.

Карташов недоверчиво, но с надеждой взглянул на Ларису и взял ее руки в свои.

— Это каким же образом? — спросил он.

— Есть у меня одна идея, — проговорила Лариса. — Нужно созвониться с одним человеком. Возможно, что и твои каналы подключить придется…

Глава 7

Павла Бобрикова по кличке Бобр очень удивил этот телефонный звонок. Давным-давно он не слышал голоса Евгения Котова, с которым некогда его связывали деловые отношения. Одно время Бобр, тогда бригадир рэкетиров, «крышевал» возглавляемый Котовым тогда еще не очень крепкий, слабо стоящий на ногах, отнюдь не многопрофильный, и даже не концерн под названием «Антей». Тогда это была маленькая фирмешка по продаже компьютеров.

Потом Бобр сел. Это произошло в рамках общей «зачистки» города от криминального «крышевого» беспредела, когда на смену слабому и безвольному губернатору пришел нынешний, который не признавал никаких крыш, кроме своих собственных. То есть милицейских. И братва, по крайней мере, та средняя ее часть, представителем которой являлся Бобр, сначала подверглась чувствительному массажу тел в застенках местного ОМОНа, а потом отправилась по тюрьмам и лагерям. Главари рэкетиров — кто поумнее — обзавелись бизнесом и стали вести себя более-менее цивилизованно, а кто не прочухал момента — оказался в могиле. Стреляли в них как коллеги по цеху, так и милиция. Бобр благодаря тому, что сел, избежал такой печальной участи.

Собственно, дали ему немного. Сыграли свою роль деньги и адвокаты. Тем не менее, когда он вышел из мест не столь отдаленных, оказался в затруднительном финансовом положении. Не для того, конечно, чтобы просто жить и не высовываться. Для того чтобы открыть парочку автостоянок и магазинчиков. Хотя бы так. И тут помог случай.

Бобр как-то зашел в элитный ресторан «Чайка» — решил проверить, что это за кабак такой в центре города появился за время его отсутствия, не собирается ли там братва, ну и все такое прочее. И наткнулся на Котова, который, будучи в состоянии крепкого алкогольного опьянения, встретил его чуть ли не как братана. Он с удовольствием сообщил, что этот ресторан, можно сказать, его. Вернее, директором здесь его жена, но это, как, наверное, понимает Бобр, всего лишь частность. Котов и Бобр выпили за встречу, и бывший зэк пожаловался на нелегкую судьбину. Евгений, который в пьяном виде отличался широтой натуры и отсутствием тормозов, тут же пообещал ссудить Бобру деньги.

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru