Пользовательский поиск

Книга Дом без ключа. Содержание - Глава XXII. Просвет

Кол-во голосов: 0

Глава XXII. Просвет

Когда Джон приехал в полицейское управление, там, кроме начальника полиции, находился уже Чан и еще какой-то господин. При более внимательном рассмотрении Джон узнал в нем мистера Сэлэдина, который сегодня казался значительно моложе, чем обыкновенно.

– А, здравствуйте, мистер Уинтерслип! – сказал Хэллет. – Знаете, Лэрри, – обратился он к Сэлэдину, – мистер Уинтерслип был убежден, что я покрываю вас. Объясните, пожалуйста, ему ваше поведение.

Сэлэдин засмеялся.

– Хм! Да, теперь можно. Я свое дело сделал и надеюсь, что наш разговор останется между нами?

– Разумеется! – ответил Джон. – Нашли вы вашу челюсть?

– Конечно, нашел! В моем чемодане, где она лежала с момента моего приезда в Вайкики. Двадцать лет тому назад мне во время игры в футбол выбили зубы, – весьма неприятное происшествие, но при моей профессии оно имело для меня и хорошую сторону. Человек, занятый поисками вставной челюсти в воде, являет собой очень комичную фигуру, и никому не придет в голову ставить его поведение в связь с каким-либо серьезным делом. Он может разгуливать по берегу сколько его душе угодно. Видите ли, мистер Уинтерслип, я правительственный агент по борьбе с опиумом и послан сюда со специальным поручением. Само собою разумеется, что Сэлэдин – это не моя настоящая фамилия.

– А, теперь мне все ясно!

– Очень рад. Не знаю, знакомы ли вам методы, какими пользуются здешние контрабандисты. Этот яд привозится сюда с востока на торговых пароходах, например, на «Мэри С. Эллисон». Как только пароход достигает высоты Вайкики, контрабандисты наскоро сколачивают несколько небольших плотов и нагружают их жестянками с опием. Флотилия маленьких катеров, выехавшая якобы на рыбную ловлю, ловит эти плоты и перевозит контрабанду на берег. Затем опий переправляют в торговый квартал, а потом тайно на пароходы, циркулирующие между Сан-Франциско и материком и обычно подвергающиеся не столь тщательному осмотру. Младший штурман с «Президента Тайлора» был одним из агентов контрабандистов, В его каюте кашли сегодня очень много опия.

– Младший штурман? – повторил Джон. – Но ведь это друг Дика Каолы!

– Совершенно верно! – сказал Хэллет, – Дик был на службе у этой шайки. В ночь убийства Сэлэдин подсмотрел, как он перетаскивал контрабанду и сообщил мне об этом в той записке, на основании которой я отпустил тогда Каолу на свободу.

– О, я должен извиниться перед вами…

– Ничего, ничего! – Хэллет был в прекрасном настроении. – Лэрри удалось также выяснить, что Дженнисон был адвокатом этой шайки и защищал всех, кто попадался в руки полиции. Этот факт не имеет ничего общего с убийством Дэна Уинтерслипа, разве только то, что покойному было известно об этих делишках Дженнисона, а потому он не хотел и слышать о предполагаемом браке между Дженнисоном и мисс Барбарой. Я не знаю, мистер Уинтерслип, с какой целью вы вошли в каюту Дженнисона, но если вы видели в нем убийцу, то вы были правы.

– Да, я считал его убийцей, – сказал Джон. – Кстати, вы говорили сегодня с моей тетей?

– Да! Она сейчас в комнате судебного следователя мистера Грина. Пойдемте туда.

В комнате Грина Джон увидел кроме своей тетки также и Дженнисона. Обвиняемый стоял с гордым, высокомерным, вызывающим видом, как какой-то викинг тропиков, белокурый гигант, твердо уверенный в себе,

– Мистер Дженнисон! – начал Грин. – Полковник Хэллет вручил вам на пароходе приказ об аресте. Вы прочитали его?

– Да.

– Вы обвиняетесь в убийстве!

– Какая нелепость! Какой смысл убивать мне Уинтерслипа!

– Вы хотите знать цель? Прекрасно! Мисс Уинтерслип, будьте добры повторить в присутствии нас те показания, которые вы дали нам.

– После смерти мистера Уинтерслипа мы сделали объявление о продаже дома. Вчера его пришел осматривать адвокат Хэйли. В разговоре со мной он упомянул, что за неделю до смерти мистер Дэн Уинтерслип говорил ему, что он хочет изменить сделанное им завещание.

– А разве не Дженнисон был адвокатом вашего покойного двоюродного брата?

– Да, он был его адвокатом.

– А вам не кажется странным, что он обратился с этим делом к другому адвокату?

– Конечно, странно! Но у него были основания поступать именно так. Дело в том, что после разговора с моей племянницей, мисс Барбарой, мне стало ясно, что предполагавшееся новое завещание имеет отношение к предполагавшемуся браку Барбары с Дженнисоном. Дэн был настолько против этого брака, что угрожал дочери лишить ее наследства, если она выйдет замуж за Дженнисона.

– Мистер Дженнисон! Вас интересовал мотив преступления? Нам он ясен. Вы собирались жениться на самой богатой девушке островов, и ее отец препятствовал этому браку. И вот зачем вы в ночь убийства были на его lanai…

– Позвольте! – запротестовал Дженнисон. – В эту ночь я был на «Президенте Тайлоре». Всем известно, что пассажиры сошли на берег лишь во вторник в девять часов утра…

– Знаем, знаем! – прервал его Грин. – Кстати, который час?

Дженнисон вынул из кармана часы на тоненькой цепочке.

– Четверть десятого.

– А часы-браслет вы не носите?

Дженнисон ответил не сразу.

– Иногда…

– Покажите ваше запястье!

Дженнисон вытянул смуглую руку; на запястье была более светлая полоска, имевшая ясные очертания часов и ремешка.

– Вы видали когда-нибудь эти часы-браслет? Нет? Позвольте вашу руку. – Грин надел часы на руку Дженнисона. – Часы и ремешок точно совпадают со светлыми контурами на вашей руке. Мисс Уинтерслип, будьте добры подойти поближе.

Мисс Минерва подошла и встала рядом с судебным следователем. Последний вдруг наклонился и выключил свет. В комнате стало совершенно темно. Грин

медленно поднес что-то к испуганным глазам бостонки.

– Вы видали когда-нибудь эти часы, мисс Уинтерслип? – спросил Грин.

– Да, видела.

– Где?

– В темноте, в комнате Дэна Уинтерслипа, вскоре после полуночи тридцатого июня.

Грин включил свет.

– Благодарю вас, мисс Уинтерслип. Вы узнали эти часы, вероятно, по какому-нибудь признаку?

– Да, цифра два довольно сильно повреждена…

– Спенсер! Приведите сюда испанца! Появился Кабреро.

При виде Дженнисона страх вспыхнул в его глазах.

– Кабреро! – обратился к нему Грин. – Повтори, что ты рассказывал нам об этих часах-браслете!

– Второго июля, в среду, я был в конторе мистера Дженнисона. Он дал мне вот эти часы и велел отнести к часовому мастеру. Я понес их в большой часовой магазин. Мастер посмотрел и сказал, что они сильно испорчены, не стоит чинить, выгоднее купить новые. Я сказал об этом мистеру Дженнисону. Тогда мистер Дженнисон подарил часы мне. В четверг третьего июля я продал их китайцу Лау Хо на Маунакае-стрит, а в субботу вечером мистер Дженнисон телефонирует мне, просит вернуть часы. Я сказал, что продал их китайцу. Он велел мне достать часы во что бы то ни стало и очень сердился. Я ходил к Лау Хо, но оказалось, что он уже продал их какому-то японцу.

– Вы были несколько неосторожны с этими часами, Дженнисон! – обратился к нему Грин. – Вы считали себя вне подозрений и только в субботу решили, что все-таки спокойнее иметь их у себя.

– Позвольте! – вмешался Джон. – Это я навел его на мысль о том, что часы могут послужить уликой. Мы играли с ним в гольф в субботу и, между прочим, я упомянул и о часах-браслете. После этого он заторопился домой и не поехал к нам обедать, а слез около своей конторы под предлогом, что ему надо подписать несколько писем.

– Так! Правду сказать, Дженнисон, меня несколько удивило то, что вы надели эти часы, но, вероятно, вам важно было знать точно, который час, и, кроме того, вы нс предполагали, что соленая вода окажет на них столь быстрое действие…

– Чего вы там еще выдумали? – грубо закричал Дженнисон.

В ответ на это Грин надавил кнопку звонка

– Уведите Кабреро и пригласите сюда Хевпорта и младшего штурмана! – приказал он вошедшему Спенсеру.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru