Пользовательский поиск

Книга Дом без ключа. Содержание - Глава XXI. Каменная стена рассыпается в прах

Кол-во голосов: 0

– Вся история теперь вполне выведена наружу, подобно больному зубу! – заявил Чан. – Часы-браслет были принесены Лау Хо в четверг на той неделе, когда произошло убийство. Предложены к покупке молодым человеком, на темной щеке небольшой шрам. Лау покупает, исправляет часы и в воскресенье утром продает с надлежащей надбавкой японцу, вероятно, этому Акуде. Воскресенье вечером является молодой человек, весь в волнении, и требует часы обратно. Лау Хо говорит – часы проданы японцу. Какому японцу? Лау Хо не знает имени и не может описать японца, для него все японцы имеют неинтересный вид. Темнокожий юноша ругается и уходит. Часто приходит опять, спрашивает, что с часами, но Лау Хо ничего не знает. Вот и все.

Они вышли на улицу. Хэллет угрюмо взглянул на японца.

– Ну, ладно, проваливай! Но ты все-таки будешь у меня на замечании.

– Чрезвычайно благодарен! – проговорил японец и вскочил в автомобиль.

– А кто же этот юноша с шрамом на щеке? – спросил Хэллет Чана.

– Для меня – ясно, как солнце. Испанец Джозе Кабрера. Омерзительный гуляка с не особенно хорошей репутацией. Мистер Уинтерслип, вы не забыли его?

– А я его откуда знаю?

– Помните, на другой день после убийства мы сидели с вами в кафе «All American». Пришел ваш знакомый стюард с «Президента Тайлора» и с ним вместе темнокожий юноша. Это и есть Джозе Кабрера собственной персоной.

– Ах, да, вспомнил!

– Ну, этого испанца легко поймать. Не пройдет и часа, как он… – начал Хэллет.

– Подождите минутку! – прервал его Чан. – Завтра утром «Президент Тайлор» возвращается из Китая. Я не игрок, но готов поставить почтенную сумму, что испанец будет ждать этого Боукера. Если вы не выскажете гневного возражения, я чувствую потребность арестовать его именно в тот момент.

– Сделайте одолжение! – проговорил Хэллет, пристально смотря на Чана. – Чарли, старый мерзавец, наконец-то вы напали на верный след.

– Я? – ухмыльнулся китаец. – С вашего милостивого разрешения, позволю себе изменить картину. Каменные стены теперь рассыпаются, как пыль. Через многочисленные отверстия проникает внутрь свет, подобно розовым полоскам утренней зари.

Глава XXI. Каменная стена рассыпается в прах

Каменные стены рухнули, показались лучи света, но только Чарли Чан и видел их. Джон по-прежнему бродил в потемках, и когда он вернулся на виллу в Вайкики, его мысли были очень мрачны. Все время он работал вместе с Чаном, а теперь, в решительный момент, китаец старается оттеснить его на задний план. Самолюбие Джона было задето. Снова и снова перебирал он мысленно тех лиц, на которых вначале пало подозрение в убийстве: Эган, Комтон, Брэд, Каола, Летерби, Сэлэдин, Коп – перебирал тех, кого он встречал перед убийством Дэна. Вспомнил Боукера! И какое-то неясное чувство подсказало ему, что Боукер имеет отношение к этому убийству, но несмотря на долгие и мучительные размышления, ему не удалось найти никаких оснований для этого подозрения.

В среду в банке, где Джон менял деньги, он встретился с миссис Мейнард, с которой он познакомился на пароходе.

– Собственно говоря, вы не достойны того, чтобы с вами разговаривать! – сказала старушка. – Вы ни разу не удосужились навестить меня.

– Я был очень занят.

– Слышала, слышала! Конкурируете с полицией в деле розыска преступника? Но все-таки оставьте на время общение со всякими подозрительными личностями и приезжайте сегодня вечером ко мне вместе с мисс Минервой. У меня соберется небольшое общество, а затем предполагается купанье при лунном свете.

– Благодарю вас, постараюсь быть!

Попрощавшись с почтенной старушкой, Джон направился на угол Форта и Кинг-стрит, где стоял его автомобиль. И вдруг его взгляд упал на знакомую фигуру: по улице шел развязной походкой Боукер в сопровождении Уилли Чана, тихоокеанского чемпиона гольфа.

– Здравствуйте, Боукер! – крикнул Джон.

– А, мистер Уинтерслип! Очень рад вас видеть! Недавно вспоминал о вас. По случаю перемены профессии я решил устроить маленькую пирушку и был бы очень рад, если бы вы присоединились к нам.

– Что? Вы меняете профессию? Вы рau?

– Pau? Вот именно! Конец скитанью по семи морям. Кстати, не слыхали ли, не продается ли где-нибудь небольшая газета? Я мог бы хорошо заплатить.

– Какая быстрая перемена вашей жизни!

– Правда?

– Да, сэр, здесь страна неожиданностей! Но нам надо спешить. До свиданья, сэр!

Дома Джон нашел телеграмму от Агаты Паркер. В ней стояло только одно слово: «Ничто». Джон скомкал телеграмму. Ну, что ж, разрыв, так разрыв. Ему это было теперь совершенно безразлично. Собственно говоря, он никогда не был особенно влюблен в свою невесту. А Агата, конечно, скоро найдет солидного, уравновешенного человека, без пристрастия к приключениям и шатаниям по чужим странам. Конец!

В три четверти восьмого Джон достал купальный костюм и направился к миссис Мейнер. Старушка встретила его в высшей степени радушно и познакомила со всеми присутствующими. В числе их была и Карлотта в сопровождении красавца-лейтенанта Бусза.

Изящная светская болтовня наполняла комнату. И вдруг резкий высокий голос молодого человека в круглых очках прорезал воздух: «В клубе получена телеграмма от Джое Кларка».

Шум голосов стих, и все с интересом ожидали продолжения.

– Кларк – это наш профессиональный игрок в бейсбол! – пояснил Джону молодой человек. – Месяц тому назад он отправился в Европу выступать против англичан.

– Он победил?

– Нет, в эндшпиле был побит Хагеном, но оказалось, что он побил рекорд на дальность расстояния.

– Вполне понятно! – заметил пожилой джентльмен. – Ни у кого другого нет такого сильного и широкого запястья, как у него.

Джон заинтересовался этим разговором.

– Удивительно, что вы обращаете на это внимание! – сказал он.

Пожилой джентльмен улыбнулся.

– У нас всех здесь довольно крепкие запястья. Это объясняется купаньем при сильном прибое. Одно время Джое Кларк был чемпионом. Целыми часами он носился в океане, борясь с прибоем, и в результате добился необычайного развития запястья. Я сам был свидетелем того, как он гнал мяч триста восемьдесят метров. Держу пари, что он произвел фурор среди англичан.

Кто-то из гостей заметил, что пора купаться. Все пошли в особую комнату для переодеванья. Джон, улучив момент, сказал Карлотте:

– Я буду ждать вас на берегу.

– Но вы же знаете, что я здесь с Джонни?!

– Знаю, но вы обещали флоту отдать только конец недели; люди, старающиеся протянуть конец недели до следующей среды, не заслуживают особого внимания.

Карлотта рассмеялась.

– Хорошо, я обожду вас.

Быстро переодевшись в купальный костюм, Джон вышел на берег. Вскоре появилась и Карлотта, тоненькая и стройная, при лунном свете казавшаяся особенно хрупкой и воздушной.

– К дальнему плоту! – скомандовал Джон.

– Есть!

Они бросились в теплую серебристую воду и весело поплыли. Через какие-нибудь пять минут оба уже сидели на плоту. С Алмазной горы им подмигивал маяк; по ту сторону рифа мерцали лампионы китайских лодок; берег Гонолулу имел вид длинного ряда сверкающих звезд, регулируемых динамо-машинами.

Такое место было вполне подходящим для признания в любви, и Джон подвинулся поближе к Карлотте.

– Кэри, дорогая! Я хотел бы быть вам самым близким человеком в мире. Конечно, если мне удастся убедить вас смотреть на будущее такими же глазами, как я сам. Милая, если бы вы…

За их спиной раздалось фырканье, и, обернувшись, они увидели лейтенанта Бусза, взбиравшегося на плот.

– Я плыл целых четверть часа под водой, чтобы поразить вас неожиданным появлением.

– Вы достигли своей цели! – проговорил Джон, не обнаруживая особой радости.

Лейтенант уселся на плоту.

– Какая ночь! Везде и всем буду рассказывать о ней.

– «Везде и всем!» – повторил Джон. – А когда вы намереваетесь убраться из Гонолулу?

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru