Пользовательский поиск

Книга Долг платежом опасен (= Гарпия с пропеллером). Содержание - Дарья ДОНЦОВА Долг платежом опасен Анонс Журнальный ...

Кол-во голосов: 0

Донцова Дарья

Долг платежом опасен (= Гарпия с пропеллером)

Дарья ДОНЦОВА

Долг платежом опасен

Анонс

Журнальный вариант романа "Гарпия с пропеллером"

В одно отнюдь не прекрасное утро к любительнице частного сыска Даше Васильевой приехала подруга Лена Гладышева и обвинила в том, что та тайно подсунула в почтовый ящик двадцать тысяч долларов. Но это была не Даша! Муж Лены Олег исчез год назад при загадочных обстоятельствах. Лена вначале бедствовала, но от помощи гордо отказалась... Только все стало налаживаться, и бац! Кто-то подбросил ей якобы от имени Олега деньги. Подруги решили выяснить у консьержки, кто подложил конверт. Та сказала, что это была почтальонша Соня. Пока Даша беседовала с Соней, какие-то отморозки убили консьержку и тяжело ранили Лену. Почтальонша описала мужика, передавшего ей деньги. Похоже, это был... Олег. Неужели он сбежал от жены и сына? Почему?.. Менты мышей не ловят, считают происшедшее простым совпадением. Ну ничего, Дашутка всех их умоет, особенно полковника Дегтярева! Она отыщет Олега живого или мертвого...

Глава 1

Если не в деньгах счастье, то почему никто не хочет отдать свои средства соседям? Эта мысль вихрем пронеслась у меня в голове, когда Ленка Гладышева бросила мне в лицо пачку зеленых купюр. Бумажки разлетелись по холлу. Их было много.

- Ты с ума сошла? - удивилась я.

- Это у тебя крыша поехала! - взвизгнула Ленка.

Она стекла на пол, закрыла лицо руками и принялась горько плакать, иногда выкрикивая: "Как ты могла?!"

Я присела возле нее на корточки:

- Чего я могла? Извини, не понимаю.

Ленка вытерла лицо рукавом.

- А это что? - она ткнула пальцем в стодолларовые бумажки.

- Деньги, - ошарашенно ответила я. - Похоже, тысяч двадцать.

- Вот! - гневно подхватила Ленка. - Ты и сумму знаешь - значит, ты!

- Что я?

- Положила их в почтовый ящик, да еще с идиотской запиской! - заорала Лена, делаясь пунцовой.

Сейчас, когда косметики на ее лице не осталось, стало видно, что под глазами у нее иссиня-черные круги.

- Ничего я не клала, - начала отбиваться я.

- А откуда ты знаешь, что денег ровно двадцать тысяч?! - не успокаивалась Лена.

- Мне так показалось, - я попыталась сохранить спокойный вид, - купюр не так и много, попробовала прикинуть на глаз...

- Ага, - злобно прошипела Гладышева, - не так много! Да мне таких денег никогда не заработать!

Она опять закрыла лицо руками и затряслась, как озябшая мышь. Меня охватила жалость. Конечно, Гладышева истеричка, но последние годы жизнь ее не баловала, а скорее наоборот. Я принялась гладить Ленку по плечу. Она прижалась ко мне и зарыдала совсем отчаянно.

- Леночка, - осторожно заговорила я, - объясни, что случилось, причем тут доллары, почему ты примчалась к нам так поздно... Ей-богу, я ничего не знаю об этих долларах.

Гладышева вытащила из кармана смятый листок и сунула мне в руки. Я развернула бумажку. "Трать на ребенка! Они твои. Потом получишь еще". Ни числа, ни подписи, текст отпечатан на принтере.

- Какая же ты дрянь! - прошептала Ленка. - Придумала прислать деньги от лица Олега!

Мне стало все ясно. Я решительно схватила подругу за руки:

- Пошли в столовую, выпьем чаю и поговорим.

Гладышева не стала сопротивляться. Она молча встала и беззвучно двинулась в комнату. Я пошла за ней.

Олег Гладышев был моим старым приятелем, до третьего класса мы ходили в одну школу, его бабушка дружила с моей, в девять лет Олег поступил в балетное училище, и мы стали встречаться реже. Он был тотально занят: учеба, репетиции, спектакли. Особой карьеры Олег не сделал, его не взяли ни в Большой, ни в какой другой московский театр. Он устроился в ансамбль "Ритмы молодежи" и не жалел об этом. Иногда, забегая в гости, говорил: "Ну сидел бы сейчас в Большом - и что? Там всю жизнь ввода в спектакль ждут, а в "Ритмах" я по горло занят и весь мир посмотрел". Не знаю, насколько Олег был доволен тем, что не танцует принцев и корсаров, но насчет увиденного мира - сущая правда. "Ритмы молодежи" без конца мотались по "странам третьего мира", и восемь месяцев в году Олег проводил на гастролях. Может, он и тосковал, что не занимается "высоким искусством", но внешне выглядел замечательно, купил квартиру, машину, оделся, обулся. Родители его и бабушка к тому времени умерли, так что парень тратил только на себя.

Жены у Олега не было, я попыталась устроить его личное счастье и познакомила с Нинкой Расторгуевой, приличной, на мой взгляд, невестой излишне толстой, зато с папой-адмиралом и перспективой получить в наследство квартиру, дачу, тугую сберкнижку, картины... Всего не перечислишь. Но любви не получилось. Более того, Нинка принялась убеждать всех знакомых, что Олег - голубой.

- Все они, балетные, такие! - злобилась Расторгуева.

Услыхав это заявление в первый раз, я спросила, из чего она пришла к подобному выводу. Нинка ответила:

- Мы встречались два месяца, а он не делал никаких попыток... сама понимаешь. В рестораны водил, к себе на концерты звал - и все! Доведет до дома, на этаж поднимется, подождет, пока я дверь открою, - и привет! Я ему: "Зайди, Олежек, чаю попьем", а он: "Извини, устал, спать поеду". Точно гомик!

Обозвав Нинку дурой, я допросила Олега. Тот только пожал плечами.

- Так ведь я правда очень устаю: репетиции, концерты... Еле-еле до дивана доползаю. И потом не могу я сразу с женщиной в кровать прыгать. Извини, мне сначала с ней познакомиться хочется. Ну не получается по-другому. Может, я старомодный... Понимаешь, хочу жениться один раз на всю жизнь.

Гладышев связал себя брачными узами лишь пару лет назад, уже выйдя на пенсию. И Ленка сразу стала моей подругой - веселая, неунывающая журналистка из журнала "Улыбка". Уйдя из ансамбля, Олег пристроился в Дом моделей к известному московскому кутюрье Гарику Сизову - обучал моделек танцам, ставил дефиле и, казалось, был совершенно счастлив. "Ты не поверишь! воодушевленно объяснял он мне. - Это так интересно! Девчонки невероятно талантливы". Материальных проблем у него не было. Глупые советские люди, доверявшие сберегательным кассам больше всего на свете, потеряли сбережения в огне перестройки. Но Олег никогда не хранил денег ни на счете, ни в чулке. Он вкладывал средства в золото и драгоценные камни, а еще купил дачу в элитном поселке и начал ее сдавать. Одним словом, когда все обнищали, Олежка жил в полной гармонии с собой и окружающим миром. Я ему частенько звонила он излучал благодушие.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru