Пользовательский поиск

Книга Добрый убийца. Содержание - 40

Кол-во голосов: 0

— Уверен, что мое посещение исправит настроение примадонны, — заверил сыщик.

— Будем надеяться, — скептически заметил Яков Михайлович, провожая сыщика к Проскуриной.

Нателла сидела возле туалетного столика и подрисовывала стершееся ухо кота на своем животе.

— Поздравляем вас, Нателла Владимировна, с законным браком, — сказал подполковник и положил розы на туалетный столик.

— Как хорошо, что вы пришли. Сегодня во время нашей с Мариком свадьбы…

— Я все знаю. Никакого чуда не произошло, — перебил примадонну подполковник. — Просто я нашел тайник бандита Кадкова, и в нем оказалась ваша брошка. Помните, вы считали, что я у вас ее отнял. Теперь вы знаете, что это не так. Зато я вам ее возвращаю.

Способ, которым решил вернуть подарок Руслана мой помощник, довольно жуткий. Но он не хотел вас напугать, а решил не выделяться. Ведь ваша свадьба смахивала на карнавал.

— Господи, а я чуть от страха не умерла.

Решила, что Руслан с того света меня укоряет. Винит за то, что я замуж выхожу… Дура я, — обрадовалась Проскурина и, выглянув за дверь, закричала:

— Марик, иди скорей сюда!

Тулевич прибежал сразу. Его глаза готовы были выскочить из орбит.

— Что опять случилось, Нателлочка?

— Представляешь?! Брошку, оказывается, Петр Григорьевич мне вернул.

— В вас, подполковник, погибает великий режиссер. Придумать такую жуть мог, пожалуй, только Альфред Хичкок Ерожин еще раз объяснил, как все произошло, и, когда Тулевич расхохотался, добавил:

— Нателла Владимировна, убийцу Анвара я нашел. Завтра в одиннадцать я встречаюсь с его отцом.

— Он в тюрьме! — воскликнула Проскурина. — Я счастлива. Я готова заплатить вам по договору. Класс! Не будь Анвара, я бы не встретила Марика. А теперь мой ангел-хранитель отмщен.

— Убийца Анвара мертв. Он погиб в авиационной катастрофе. Мне достаточно расчетов с банкиром Анчиком, и с вас я денег не возьму.

Вкладывайте ваши деньги в новые постановки, — улыбнулся сыщик.

— Кто же оказался убийцей? — спросил Тулевич.

Ерожин хотел ответить, но прозвенел последний звонок, и Проскуриной надо было выходить на сцену Нателла пожала Ерожину руку, воскликнула: «Мы в восхищении!» — и скрылась.

— Поздравляю. У вас очаровательная жена, — сказал Ерожин Тулевичу, провожая Нателлу взглядом. Оценке подполковника стоило доверять. Опыт в данном вопросе он имел изрядный.

40

Переговорив с Ерожиным, Ростоцкий побледнел, надел пуховик и бросился на улицу.

Первый рейс из Самары был в семь утра. Микроавтобус Алексея еще не вышел из ремонта.

Он на это время взял у своего механика маленький «Форд». Отправляться на нем в Москву смысла не имело. Самолетом все равно окажешься на месте раньше. Алексей решил ехать домой.

Он уселся в фордик и повернул ключ. Двигатель старой машинки подмерз и затарахтел на одном цилиндре. Через минуту свечи отогрелись, и движок заработал нормально. Непривычно легкую машину заносило. Алексей нервничал и два раза едва не улетел в кювет.

Взяв себя в руки, он перестал газовать и поехал тише.

Дома кроме жены Ростоцкий застал Антона. Сын привез родителям щенка. Неделю назад их пес Стенька сдох. Маленькая овчарочка с влажными мутными глазками жалобно скулила и тыкалась в мебель носом.

Алексей, кивнув жене и сыну, быстро прошел в свой кабинет и закрыл дверь. Антон и Шура переглянулись.

После посещения их дома Петром Ерожиным Шура заметила, что с мужем творится что-то неладное. Эти проявления выражались в необычном для Алексея оптимизме. Таким веселым и искрящимся Шура его не знала. Она гадала, с чем это связано, но понять не могла.

Ревновать супруга к самому Петру было совсем глупо. Два дня назад она попыталась выяснить причину непомерной веселости Алексея.

— Скоро узнаешь. Подожди месяцев семь, — рассмеялся Ростоцкий и обнял жену.

Сегодня Шура поняла, что муж не в себе.

— Антоша, сходи к отцу. Что он там засел?

Есть не идет, щенка смотреть не хочет, — волновалась женщина.

Антон сидел на ковре и баловался с собачкой. Он уже хотел встать, как Алексей вышел сам. Шура взглянула на мужа и испугалась его бледности.

— Шура, Антон. Мне надо с вами серьезно поговорить, — заявил Ростоцкий. Шура почувствовала, что у нее внутри все похолодело и сжалось.

«Вот оно. Сейчас скажет, что уходит из дома». Шура этого давно ждала и боялась. Хоть она и запрятала свою ревность в глубину сердца, но избавиться от нее совсем не могла.

— Что случилось, отец? — Антон тоже понял, что произошло нечто серьезное, но он в первую очередь подумал о фирме. Антон вчера сам сдавал отчет в налоговую полицию.

— Что-то с налогами напутали?

— Нет, на фирме все нормально. Дела у нас идут как никогда. Я должен поговорить с вами о личном, — ответил Алексей сыну. Теперь побледнела Шура. Но женщина решила молчать и ждать.

— Это было очень давно, — начал Ростоцкий. Он ходил по комнате, и Антон внимательно следил за его ногами. Сын боялся, что отец наступит на щенка. Но Алексей видел маленькую собачку и аккуратно ее обходил. — Тебя, Антон, тогда еще не было. В техникуме я полюбил девушку. Она тоже училась, как и я.

Звали ее Тоней. У Тони уже был парень, она на меня не смотрела, а вот ее подружка Светлана в меня влюбилась и проходу не давала.

Светлана была капризной избалованной штучкой и мне вовсе не нравилась. Зато она нравилась моему брату Сергею.

Техникум я закончил, пошел работать и все бегал за Тоней. Но Тоня вышла замуж за своего парня. Я сел в поезд и уехал. Завербовался в Узбекистан ловить змей. Деньги за это давали приличные, правда, навыка у меня не было.

Случайно один парень рассказал, вот я и дернулся.

Добрался я до Ташкента, потом приехал в Андижан, подписал договор, и послали меня в горы возле Оши. Есть такой городок в предгорьях Памира. Два раза сходил за змеюками с инструктором и потом работал сам. Через два месяца цапнула меня гюрза. Эта их гадюка — ядовитая дрянь. Мне раздуло ногу, и если бы не Халит, я мог подохнуть. Халит случайно на меня напоролся, притащил к себе в дом, и они с женой вместе меня выходили.

Он собирал в горах мумие, а сдавать товар тоже ездил в Андижан. Мы с ним деньги в одной конторе получали. В этой конторе работала молодая женщина, узбечка. Очень красивая женщина. Мы с ней сошлись. Я хотел на ней жениться, но она отказывалась и посмеивалась надо мной. В дом она меня к себе не пускала, а ко мне в Оши приезжала. Неожиданно я узнал, что эта женщина замужем. Я ей сказал, что больше видеть ее не желаю, и никогда больше не видел. Я с горя сразу вернулся домой и женился на Светлане. Тогда и появился на свет Антон, ну и второй. Не хочу о нем говорить.

Светлана требовала много денег. Дома я столько заработать не мог и снова завербовался в Азию. Брат Сергей тем временем завел подпольный цех и стал богатеньким. Светлана сбежала с ним и сынков бросила. Я оставил малышей на сестру и поехал в Азию в последний раз. Хотел заработать побольше денег, построить дом и спокойно вырастить детей. Вот тогда я и встретил тебя, Шура. Встретил, полюбил и до сих пор люблю.

Шура с облегчением вздохнула. Алексей о своей молодости раньше не говорил, и теперь она слушала с интересом.

Ростоцкий задумался, помолчал, взял щенка на руки, сел с ним на диван и, пощекотав собачку за ухом, снова заговорил:

— Прошлым летом к нам в дом пришла девушка. Пришла она к Шуре. Ты, Шура, знаешь почему. Я не об этом. Надя за несколько дней стала мне как родная. Я знаю, Шура, ты о другом думала, а она мне не как баба, а как ребенок пришлась. Мы подружились. Всем эта дружба со стороны странной казалась. У меня близких людей, кроме вас, двое: Надя и Халит. Халит нашелся. Скоро друга увижу. Ерожин Халита случайно встретил и карточку той женщины у него увидел. Женщину эту Петр знал. Это была жена его приятеля Райхон Ибрагимова.

— Опять Райхон, — прошептала Шура. — Почему эта гадина даже мертвая меня достает?

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru