Пользовательский поиск

Книга Дешевле только даром. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

— Отстрелите замок!

Я вжалась в стену. За дверью словно что-то взорвалось. Полетели щепки, из замка брызнул раскаленный сноп. Железная коробка отскочила, и дверь распахнулась. Выстрелы смолкли, и в помещение ворвались молодые люди с автоматами. Не говоря ни слова, двое подхватили меня под руки и выволокли из бани.

— Тянете время, Ольга Юрьевна? — спросил Тарантас, встречая меня у входа. — Не переусердствуйте, а то у меня может кончиться терпение! В машину ее!

Меня потащили через двор к фургону. Александр Николаевич шел рядом, и выражение его холеного лица не обещало ничего хорошего. Однако через некоторое время на нем промелькнула озабоченность. Около фургона творилось что-то неладное.

Люди, стоявшие там, сбились в кучку и как-то растерянно оглядывались по сторонам. Александр Николаевич прибавил шагу и раздраженно крикнул:

— Что у вас там?

Водитель шагнул ему навстречу и виновато сказал:

— Не углядели, Александр Николаевич! У одного там нож оказался. Как он, сука, исхитрился? Мосла порезал и колесо проколол! Хорошо еще, Мосол автомат не потерял!

Лицо Александра Николаевича исказилось. Сейчас он был похож на человека, который пытается удержать воду, разбегающуюся из разбитого аквариума. Оглянувшись с тоской на хозяина, он прорычал:

— Что же ты стоишь, идиот! Меняй колесо! Быстро!!

Но уже не выдержал и сам Тарангас — он почти бежал к фургону, сжимая кулаки. Что он при этом говорил, я бы не отважилась повторить.

Водитель стремглав кинулся за домкратом. Пленников одного за другим вышвыривали из кузова, чтобы облегчить машину. Я заметила в стороне неподвижное тело Виктора, и у меня обмерло сердце. Я сделала попытку вырваться, но меня крепко держали.

Тарантас, раздувая ноздри, стоял посреди двора, озираясь как безумный. Наконец его белые от ненависти глаза остановились на мне, и он, грязно выругавшись, шагнул навстречу.

И в этот момент из-за леска вырвался пронзительный вой сирен и стремительно покатился в сторону дачи.

Глава 14

Больше всего мне почему-то запомнилась физиономия Виталия, который не приходил в себя с тех пор, как соратники хлопнули его автоматом по затылку. Поэтому, очнувшись, он абсолютно ничего не мог понять и только с немым изумлением таращился на вооруженных милиционеров, заполнивших двор. По-моему, он забыл даже про свое драгоценное ухо.

Колесо на фургоне так и не успели поменять — впрочем, это мероприятие совершенно потеряло свою актуальность и никого уже не волновало. Тем более что во дворе стоял фургон гораздо большей вместимости — с зарешеченными окнами. В него одного за другим препровождали молодых людей в дорогих костюмах, предварительно обезоруживая и тщательно обыскивая. Сопротивления никто не оказывал.

Ко мне интерес был тоже полностью потерян, и я стояла в стороне, забытая и никому не нужная, пока наконец из мешанины серых мундиров не выделился улыбающийся человек в пиджаке и не направился прямо ко мне. Разумеется, это был Могилин. Он подошел размашистым шагом и протянул мне широкую теплую ладонь.

— Вы в порядке, Ольга Юрьевна?

— Я в порядке, — сердито ответила я. — Но, между прочим, нас всех тут могли лишить жизни, пока вы раскачивались у себя в управлениях. У нас есть серьезно раненные.

— Зря сердитесь, — добродушно заметил Могилин. — Думаете, так просто убедить начальство выделить людей и транспорт? Особенно на таком смехотворном основании, как пропажа двух пацанов? Но у меня получилось. Я чувствовал, что дело серьезное… Сейчас я кое-что вам расскажу — но сначала надо позаботиться о раненых…

Он повернулся и пошел к милицейской «Волге», на ходу крикнув:

— Трофимов, вызови «Скорую»! Пожалуй, даже две «Скорых»!

Я, еле поспевая, устремилась за ним следом. Трофимов, понимающе кивнув, что-то забубнил в микрофон рации. Я все-таки сказала Могилину сварливым тоном:

— Учтите, сейчас они угонят куда-то мою «Ладу», чтобы спрятать концы в воду! А на новую машину у меня нет денег!

Могилин посмотрел на меня с улыбкой.

— Ну, это дело поправимое! Говорите номер своей «Лады»! — Выслушав номер, он опять кивнул Трофимову и распорядился:

— Свяжитесь с ГИБДД, пусть сообщат своим на все посты. Далеко он не уедет…

Я на время оставила его и подошла к Виктору, который по-прежнему лежал на земле. Он был очень бледен, но в сознании. Увидев меня, он подмигнул и попытался улыбнуться. Я опустилась на колени и с тревогой заглянула ему в глаза.

— Как ты? Что они с тобой сделали?

— Ничего особенного, — пробормотал он. — Стукнули по башке. Она вообще-то у меня крепкая, но сегодня ей досталось. Перед глазами все плывет. Но это ничего — через неделю я опять буду как огурчик.

— И зачем тебе понадобилось резать им шины? — с упреком сказала я. — Нашел время! Тебя же могли убить!

— Соблазн был очень велик, — сокрушенно признался Виктор. — Когда ты исчезла, они так переполошились, что все побежали тебя искать. В машине остался один чудак с автоматом. А я вспомнил, что у меня в заднем кармане нож. Полоснул его по руке, выскочил наружу и понял, что единственное, что успею, — это проколоть колесо. Вообще-то я хотел попробовать угнать фургон… Но, видно, этой колымаге не суждено было сегодня куда-то поехать…

— Ладно, мужайся! — сказала я. — Могилин вызвал «Скорую». Сейчас за тобой приедут. Мы будем навещать тебя каждый день. Всем коллективом.

— Всем не получится, — возразил Виктор. — Зато не исключено, что нас с Ромкой положат в одну палату. Ты его не особенно ругай — парню здорово досталось…

Мне не надо было представлять — Ромка с убитым видом стоял рядом, и у него все было написано на лице. Я только представила себе, что скажут его родители, когда увидят дорогого сына с такими фантастическими синяками на физиономии. Мне тогда определенно несдобровать — и поделом, начальник должен отвечать за своих подчиненных.

Тем временем во дворе уже никого не осталось из людей Тарантаса, кроме двоих раненых. Самого хозяина казино усадили на заднее сиденье «Волги», предварительно заковав в наручники. По бокам от него сели два милиционера с автоматами. Он не сопротивлялся и держался абсолютно безучастно, будучи совершенно подавлен неожиданным фиаско.

Милиция обыскивала дом, рылась в «Мерседесе» и фургоне бандитов. Улучив минуту, ко мне подошел Могилин и предупредил:

— Дождемся «Скорую», а потом я попрошу вас проехать с нами. Не откажетесь, Ольга Юрьевна? Чижова тоже захватим. Ведь, если я не ошибаюсь, тот полный мужчина с растерянным лицом — это отец Игоря Чижова?

— Он самый, — подтвердила я. — Между прочим, главный герой дня.

Могилин поднял брови.

— Что вы имеете в виду?

— Потом расскажу, — сказал я. — Кажется, едет «Скорая помощь»…

В раскрытые ворота ворвались две санитарные машины с красными крестами.

Теперь двор уже начинал напоминать территорию какого-нибудь автопредприятия. Но, увы, одной машины здесь все равно не хватало, и, вспоминая об этом, я испытывала неприятное сосущее чувство под ложечкой.

Появились медики в белых халатах и принялись сноровисто осматривать пострадавших. Виталия и Мосла с порезанной рукой обмотали бинтами и усадили в машину. Вслед за ними прыгнули двое вооруженных милиционеров в бронежилетах, и первая «Скорая» выехала со двора.

Виктора уложили на носилки, подключили капельницу и занялись мальчишками. Ромка безропотно подчинился врачам и без слов забрался в машину. По-видимому, его тоже страшила встреча с родителями, и он надеялся отсидеться в больнице.

Однако Игорь наотрез отказался от госпитализации. Он изложил это в такой грубой форме, так яростно сверкая подбитым глазом, что молодой врач с серьезным бородатым лицом только развел руками и язвительным тоном поинтересовался у Могилина, не главный ли бандит его последний пациент.

Могилин осуждающе смерил взглядом взъерошенную фигуру Игоря и хладнокровно объяснил, что этот грубиян не бандит вовсе, но с головой у него не все в порядке.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru