Пользовательский поиск

Книга Алиби с гулькин нос. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Глава 7

Сергей Сидельников имел в криминальных кругах города кличку СС. Это шло в первую очередь от его инициалов, но имело и другой смысл. При всей своей осторожности он был изощрен и жесток. Будучи человеком умным и не обладай он одним пороком, мог бы вполне спокойно и припеваючи жить-поживать да добра наживать. В общем-то, он так и делал, добра было нажито немало и им, и предыдущими поколениями в лице его отца, бывшего партийного функционера и нынешнего члена губернаторской команды.

Но вот жить-поживать СС любил с размахом, выходящим за рамки Уголовного кодекса. И дело даже не в том, что он когда-то там занимался рэкетом, дело не в махинациях экономического характера — и то и другое папаша мог с успехом прикрывать.

Сложнее было оправдать страсть Сидельникова-младшего к обладанию симпатичными женщинами, в основном молодыми эффектными брюнетками. Любым способом. Включая криминальные.

Почему брюнетками? Да, видимо, потому, что он сам был белобрысым невыразительным коротышкой. Достоинств внешних в глазах женщин у него было мало. Разве что кошелек владельца ночного клуба.

Сидельников в принципе был человеком осторожным и использовал широкий спектр аргументов. Многие из его, так сказать, жертв шли на контакт добровольно или за деньги. Некоторых приходилось нейтрализовывать с помощью седативных препаратов. На пару с закадычным другом, рецидивистом Ракчеевым по кличке Слон, Сидельников многих женщин обрабатывал именно таким способом. Наутро они просыпались, им укоряюще сообщалось, что они вырубились прямо посередине увлекательного вечера и их пришлось укладывать в постельку, а ведь сколько еще интересного могло быть!

Жертвы хлопали глазами, подозрительно посматривали на СС и Слона, но Сидельников делал невинные глаза, умное лицо, сыпал всякими вежливыми умными словами и очень по-джентльменски помогал надевать пальто, не высказывая ни единого намека на сексуальное желание и сожаление по поводу неудавшегося вечера.

Понятное дело, что желание это он уже удовлетворил и уже замысливал, кого бы еще заманить в свои сети. А пришедшая в себя женщина его уже не интересовала.

Правда, один раз он прокололся. Провал случился на собственной сотруднице Ольге Мухиной. Она была барменом в его ночном клубе, и Сидельников подумал, что седативные препараты — дело лишнее. И просчитался. Недооценил, так сказать, провинциальную нахрапистость. Замять дело удалось только с помощью марша Мендельсона. Но и то было дело — рассудительно решил СС, жениться когда-никогда было нужно, и Ольга была не таким уж большим злом в этой роли, как ему казалось. Потом, правда, пошли всякие упреки в его адрес: то он жадный, то невнимательный, то еще какой-то не такой. Сидельников реагировал пока на все это спокойно, но стал подумывать о том, как бы избавиться от жены. Конечно, он не собирался ее убивать. Просто нужно было придумать ситуацию, в результате которой Ольга сама вынуждена будет от него уйти.

Причем умудриться сделать еще и так, чтобы она поменьше с него при этом стянула.

Но пока конфликт так остро еще не назрел.

Естественно для такого человека, что после женитьбы Сидельников пустился на пару со Слоном во все тяжкие по обольщению молодых брюнеток. И когда в его ночном клубе несколько дней подряд начала появляться юная, прелестная, неизвестная ему девушка с темными волосами, очень похожая на его жену, он не смог себе отказать в удовольствии.

Технология была отработана, и вскоре прелестная незнакомка, притворившись пьяной, в самый ответственный момент, когда Сидельников уже почти овладел ею, считая, что она отключилась, вдруг очнулась и гордо заявила о своих правах, дарованных ею законодательством РФ. И прямо сказала, что Сидельников эти права грубо ущемил и, следовательно, должен будет вскоре отправиться в солнечный Магадан на потеху рецидивистам. Потому что статья у СС будет самая что ни на есть потешная в их глазах.

Мухина-младшая не очень рисковала.

Она со слов сестры знала, что Сидельников хоть тип и мерзкий, но на мокрое дело не пойдет. Да здесь и нельзя было на него идти с точки зрения элементарной логики — Мухина раскрылась, и ее старшая сестра в случае чего обязательно дала бы показания против Сидельникова. Вскоре подоспела и милиция, в руки которой и был передан белобрысый насильник.

Сидельников был задержан, и с ним работали оперативники, стараясь заставить признаться в совершении преступления против Лели Величкиной. Однако СС не кололся и с возмущением все отрицал. Лариса же занималась своими ресторанными делами, переругивалась с Котовым, словом, у нее жизнь вошла в нормальную привычную колею.

Карташов позвонил, как всегда, неожиданно, в тот самый момент, когда администратор Городов в очередной раз поднял вопрос о воровстве в ресторане. Он довольно долго по своему обыкновению нудил в кабинете Ларисы, а потом, когда вышедшая из себя Котова начала энергично возражать, требуя оставить ее в покое, он, опять же по своему обыкновению, взорвался: на голову начальницы вылился ушат обвинений. Причем все это было сделано очень громко, с давлением на барабанные перепонки. Природа, не одарившая Степаныча музыкальным слухом, в изобилии отыгралась на громкости и резкости его голоса. И именно в этот момент позвонил Карташов. Степаныч продолжал, кстати, громко скрипеть, когда Лариса уже сняла трубку, поэтому она не узнала подполковника и была очень раздражена.

— Вот-вот, и у тебя плохое настроение, — констатировал Карташов, когда наконец Лариса сделала знак Степанычу, чтобы он замолчал и телефонный разговор смог проистекать нормально.

— Здравствуй, Олег… А у тебя-то оно почему плохое?

— Начальство ругает. За Сидельникова.

Задержал, говорят, необоснованно…

— Так он что, не колется? По Величкиной?

— Нет, — уныло ответил Карташов. — И похоже, что там все же алиби.

— Вот как?

— Да. Во-первых, он отыскал каких-то свидетелей, которые показали, что в тот самый день он проводил время с ними. Скорее всего он им заплатил, конечно… А во-вторых, с этим спорить сложно… В общем, анализ спермы дал отрицательный результат.

Не виноват он. Он еще с мерзкой такой ухмылочкой заявил, что всегда пользуется презервативом с незнакомыми женщинами.

— Сучара осторожная! — не удержался от комментария Карташов.

— А попытка изнасилования Наташи Мухиной?

— А вот Наташа ..! — Карташов не удержался от крепких фраз.

— Что случилось?

— А то, что история повторяется, — раздраженно воскликнул Олег. — Один раз, как известно, в форме трагедии, а другой — в форме фарса.

Лариса усмехнулась, отметив про себя возросший интеллектуальный уровень подполковника.

— Так вот, — продолжил Карташов. — На этот раз снова фарс. А крайние, как ты понимаешь, мы. То есть менты.

— Расскажи все-таки поподробнее.

— Подробнее ситуация выглядит так. Наталья Мухина собирается свое заявление отозвать по причине… — Карташов вздохнул. — В общем, там снова та же история.

Видимо, Сидельников пообещал возместить убытки, а эта дура согласилась. Вот и все…

— Да, дела невеселые, — констатировала Лариса. — Но все же насчет алиби… Насколько, как ты думаешь, оно верно?

— Не знаю, — честно ответил Олег. — По Сидельникову вроде не скажешь, что он способен на такое.

— Есть еще подручный, некто Слон.

— И этого проверили. Вот у него-то, кстати, алиби достаточно веское, так что…

— Выходит, Сидельников ни при чем?

— При чем он или ни при чем, но нам его придется дорабатывать по другому делу, не по Величкиной. А именно — по Мухиной. Конечно, в первую очередь работать — придется с ней, убеждать, чтобы не забирала заявление. Я тебе потом расскажу, чем это закончилось. А тебе самой сейчас следует быть осторожной, потому что Сидельников уже интересовался, кто это против него начал поход. В то, что его организовала его благоверная, Мухина, он не верит.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru