Пользовательский поиск

Книга Алиби с гулькин нос. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

— Точно! Ноу проблем! Тэйк ит изи! — заплевал английскими фразами Святский.

— Может быть, к вам приходил кто-то после моего визита? — уточнила Лариса.

— Никто! — коротко бросил Виталий Георгиевич. — Никто. Потом только приходили… Из милиции. Про Зинку… спрашивали.

Ее… отравил кто-то. Я честно все рассказал — выгнал, давно не видел, знать не знаю.

Про вас — ни слова! Ни слова! Соседки говорили, правда, болтушки эти… Что вы ко мне приходили. Милиционерам, в смысле.

Они спрашивали — кто, что. Я сказал — родственница моя! — Святский с победным видом взмахнул рукой и поджал губы. — Они — к соседкам. Те говорят — дома был!

Никуда не ходил! Полное алиби!

И Святский гордо вздернул свой шустрый нос.

— Еще вопросы есть? — подмигнув Ларисе, спросил он, явно рассчитывая на ответ «нет».

— Есть, — разочаровала его Лариса. — Вы в прошлый раз говорили мне про одного клиента. На «Шевроле». И советовали обратиться к Зинке по этому вопросу. Но Зинки больше нет, поэтому я обращаюсь к вам. Вы должны постараться вспомнить этого человека. Особенно его лицо, как можно подробнее.

— Так это… Я ведь… Не Ломброзо, — снова захихикал спившийся переводчик. — И потом я… рисовать не умею.

— Этого и не нужно. Мы с вами составим фоторобот. В милиции, — уточнила Лариса.

Святский нервно засуетился.

— М-мы так не договаривались! — погрозил он Ларисе пальцем. — Не договаривались! Это насилие! Я… никуда не поеду!

— А чего же вы все-таки боитесь? — холодно спросила Лариса.

— Так это… Зинку-то… Отравили. Могут и меня… чего доброго… Укокошить.

— А вы не предполагаете, кто это мог сделать? — вкрадчиво спросила Лариса.

— Увы, май леди… Увы! — широко развел руками Святский.

— Интуиция разведчика вам ничего не подсказывает? — подстегнула его Лариса.

— Подсказывать, может, и подсказывает… — неопределенно сказал Виталий Георгиевич. — Но зачем… наводить тень… на плетень? Может, это и не он вовсе?

— Кто — он?

Святский вытянул губы трубочкой.

— Ну, вы ж не зря про того… на «Шевроле» спрашиваете. Вот он, наверное, и догадался.

— Как же он мог догадаться, если вы, по вашим же словам, никому не говорили о нашей беседе?

— Так, может… Следил он. За вами, — уточнил Святский.

— А вы что, видели его?

— Ноу, ноу! — замотал головой Святский. — Просто… подумал… как разведчик.

Кстати, вы не замечали за собой «хвост»?

— Вроде бы нет, хотя и не сосредотачивала на этом внимание, — призналась Лариса.

— Это очень плохо! Очень плохо! — поджав губы, завертел головой Святский, получивший возможность хоть в чем-то доказать свою значимость. — В нашем деле об этом нельзя забывать! Вам нужно учиться! Я могу… дать вам несколько уроков. Садитесь, пишите… Азы сотрудника наружного наблюдения, — продиктовал он, видимо, название лекции.

— Знаете что, давайте все же теорию оставим на потом, — остановила его Лариса, — а сейчас займемся практикой. Собирайтесь. Мы с вами едем в милицию. Составлять фоторобот. Заодно как опытный разведчик проследите, нет ли за нами «хвоста».

…Через два часа после того, как Лариса привезла Святского в городское Управление внутренних дел, фоторобот был составлен. Правда, Виталий Георгиевич измотал все нервы мужиковатой женщине-сержанту, которая сидела за компьютером. У нее, видимо, и так жизнь была не сахар, а тут еще этот синюшного вида мужик, строящий из себя умного. Лариса заслужила скептический взгляд Карташова, который только собрался уезжать домой, как его снова напрягла старая боевая подруга.

— Свидетель, конечно, надежный, нечего сказать, — хмыкнул подполковник, оглядев Святского. — Кстати, почему вы не занимаетесь Сидельниковым?

— А я что, уже в вашем подчинении? — не осталась в долгу Лариса.

— Нет, просто мне кажется, что эта версия наиболее реальна.

— Может быть, ты и прав, но я буду действовать последовательно. Хотя Сидельниковым обязательно займусь после отработки нынешней версии. Если она окажется несостоятельной или если дело зайдет в тупик…

А ты пока, пожалуйста, дай мне дополнительные сведения об этом Сидельникове.

— Что ты подразумеваешь под дополнительными сведениями? — сдвинул брови подполковник.

— Его образ жизни, привычки, характер, — стала перечислять Лариса.

— Ну, этого я не знаю. Я вообще сообщил тебе все, что знал.

— А с женой он сейчас живет? И где он вообще живет?

— Живет в районе Соколовой горы, адрес могу достать, если хочешь. Насчет отношений с женой не в курсе.

На этом их разговор закончился, а результатом всего этого предприятия стал портрет некоего человека лет тридцати двух. На портрете, составленном с помощью Святского, лицо выглядело неживым. И вообще ничем не примечательным. Но Виталий Георгиевич, всмотревшись в лист бумаги, безапелляционно заявил, бросая короткие резкие фразы:

— Он! Прямо как живой! Вылитый! Вы не волнуйтесь, у меня все как в разведке! Все чисто! Ноу проблем!

Ларисе ничего не оставалось делать, как поверить Святскому. Конечно, по такому портрету очень трудно найти человека, не станут же его объявлять в розыск по желанию Ларисы! И возможно, что этот портрет реально и не пригодится ей, но все же это было хоть что-то конкретное в отношении владельца «Шевроле»… А что, если попробовать уговорить Карташова достать фотографии всех владельцев «Шевроле» и сравнить их с этим портретом? Их всего-то, кажется, около десяти. Не так уж и много.

И насколько это сократит поиск…

Лариса уже прокручивала в голове этот вариант, когда почувствовала, что ее кто-то тянет за рукав. Обернувшись, она увидела Святского, о котором уже почти забыла и который, оказывается, не спешил уходить домой, дожидаясь ее. По заискивающему взгляду переводчика-разведчика Лариса поняла, что он хочет попросить денег на выпивку…

— Молодец, Виталий Георгиевич, — улыбнулась ему Лариса, открывая свою сумочку и без лишних слов доставая полтинник.

Святский суетливо поблагодарил ее и, быстро спрятав полтинник, направился в ближайший магазин.

Было уже слишком поздно для того, чтобы предпринимать в этот день что-либо еще. Поэтому Лариса поехала домой. На ее счастье, Котов уже спал. Причем в своей комнате, что ее еще больше порадовало. Перед сном, лежа в постели в своей спальне, Лариса обдумывала планы на завтра. Она чувствовала, что пока еще не готова приступить к отработке версии Сидельникова, поскольку не обладала достаточной информацией о нем и не знала, с какого боку подступиться. Для этого нужен был кто-то, обладающий такими сведениями. И единственный, кто пришел Ларисе на ум, это упомянутый сегодня Святским контрразведчик Вольдемар Мурский, двоюродный дядя безмятежно спавшего Евгения, ее мужа.

Глава 6

— Р-разведчик, говоришь? — раскатистым басом, так, как умел только он один, хохотнул полковник Мурский. — Знаю его, знаю!

— Он действительно работал в разведке? — улыбнулась Лариса.

— Р-работал! Полтора года. По-моему, в конце восьмидесятых. К нам его из Москвы перевели, он вообще нездешний… Понизили то есть, — объяснил Мурский. — А потом он пор-роть, понимаешь, начал, ну и погнали его. Погнали. Квартиру свою пр-ропил, понимаешь… В лачуге ютится. В принципе, жалко мужика, я его встречаю, говорю — Виталь, хватит пор-роть уже! А он мне — ты ничего не понимаешь! Ну и всякую чушь несет… В общем, ничего хорошего, — тяжело вздохнул Мурский. — Но я так понимаю, что ты не по поводу Святского? Он убивать точно никого не будет, за это я отвечаю.

— Почему? — спросила Лариса.

— Тр-рус! — коротко пояснил полковник.

— Хорошо, давай оставим в покое этого горького пьяницу и поговорим о другом человеке, по поводу которого я тебе звонила утром.

О Сергее Викторовиче Сидельникове дядя Волик, как любовно называли его в семье Котовых, смог сообщить довольно подробные и интересные сведения.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru