Пользовательский поиск

Книга А я леплю горбатого. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Журавлева улыбнулась и кивнула. Похоже, ее запас мужественности на этом иссяк, потому что из-за захлопнувшейся за нами двери послышалось сдавленное рыдание. Мы с тяжелым сердцем сели в машину, где я и отважилась наконец обменяться подробностями после разговора с Владимирцевой.

— Если на этих уликах, приобщенных к делу, обнаружатся отпечатки пальцев именно Журавлева, для нас все кончено окончательно и бесповоротно! — подытожила я. — В таком случае можно полностью признать нашу некомпетентность, потому что это значит, что мы все время шли не по тому следу и верили не тем людям.

— Ошибаться свойственно всем, — глубокомысленно изрек Виктор, выезжая со двора и глядя через плечо в открытое окно.

— Но это, между прочим, вовсе не означает, что ошибаемся в данном случае именно мы, — закончил Сергей Иванович его мысль и, повернувшись ко мне, очень серьезно продолжил:

— Если на этих вещах точно обнаружатся отпечатки Журавлева, а я в этом сейчас почти не сомневаюсь, — к моему ужасу, подчеркнул Кряжимский, — это только еще больше упрочит наши позиции и подтвердит, что как раз Андрей Николаевич здесь совершенно ни при чем.

«С ума сошли», — подумала я, безнадежно махнув рукой, и окончательно расстроилась.

Глава 8

Обсуждение расследования, проводимого «Свидетелем», началось в моем кабинете помимо моей воли. Когда пятнадцать минут назад я попросила Маринку сварить кофе, а сама углубилась в виртуальный мир новой компьютерной игры, я уже решила для себя, что дни нашей редакции сочтены. «Конечно, кто ж нам теперь поверит, если на протяжении почти четырех дней мы шли по ложному пути? — рассуждала я, убивая ненастоящих монстров одного за другим. — Впрочем, газету можно и сохранить, если переименовать ее в какую-нибудь лабуду вроде „По следам преступлений“, например».

Прерывая самым наглым образом оптимистичный ход моих мыслей, в кабинете один за другим появились все сотрудники — почти бывшие, надо сказать, — нашей редакции. Естественно, как и полагается в таких случаях, моего мнения на этот счет никто спрашивать не стал. Просто коллеги заняли свои излюбленные места вокруг меня и притихли, ожидая, когда мое величество соизволит оторваться от компа.

Несмотря на упадок сил и настроения, быть бестактной по отношению к людям мне не позволяло воспитание, поэтому уже на четвертой минуте этой молчаливой осады я не выдержала.

— Заявим о самороспуске? — поинтересовалась я, убивая последнего монстра на третьем уровне и безжалостно выходя из игры на самых выгодных для себя позициях.

— Хм, похоже на депутатский сленг, — с усмешкой заметил Виктор, удобно устроившись на моем подоконнике и доставая сигарету.

Я тоже не удержалась от улыбки, потому что данное лингвистическое недоразумение произошло помимо моей воли.

— Ну что, раз уж все в сборе, давайте будем считать наше собрание открытым, — громко и торжественно провозгласила я. — Первое слово предоставляется мне, так как я все равно уже начала. В общем, так… — бодро протараторила я и замолчала, внезапно лишившись присутствия духа. — Если это преступление действительно совершил Андрей Николаевич Журавлев — дело закончено, а нам с вами — стыд и позор, — произнесла я совсем тихо, стараясь ни на кого не смотреть.

— Думаю, выскажу общее мнение: просто кто-то очень хочет Журавлева подставить и окончательно отвести подозрение от себя, — заявил Кряжимский, не обращая никакого внимания на мои слова, как будто я до этого ничего и не говорила. — Но очень похоже, что в этом случае настоящий убийца — очень аккуратный и вдумчивый человек, потому что само убийство очень хорошо спланировано. Может быть, даже не одним человеком, — добавил Сергей Иванович, немного подумав.

— Очень похоже на сильно обиженную женщину, тем более у нас есть улики — короткие черные волосы, которые нашел Виктор и которые Журавлеву явно не принадлежат, — напомнила Мариночка, гордясь своей сообразительностью и возможностью хоть что-то сказать.

Но эта идея меня окончательно доконала.

— Если уж не каждый мужик в электротехнике разбирается, где мы, по-твоему, даму искать будем? — язвительно поинтересовалась я, едва сдерживая смех. — Вот ты, например, чего-нибудь в проводах и схемах смыслишь?

Секретарша растерянно покачала головой и опустила глаза, видимо, поняв всю несуразность данного предположения. Я на всякий случай еще раз прокрутила в мозгах все имена и конкретные личности женского пола, которые за ними стоят и имеют отношение к проводимому нами расследованию. Впрочем, все их я еще раз исключила из списка подозреваемых за отсутствием возможностей, мотивов и неимением специфических знаний.

— Ольга Юрьевна, может быть, несмотря ни на что, перезвонить майору Данильченко и поинтересоваться результатами экспертизы? — спросила Маринка, пробуя восстановить почти потерянные позиции.

Находя ее предложение вполне разумным и уместным, я немедленно набрала номер, оставленный нам самим майором в первый его приход. К счастью, самого следователя не оказалось на месте, а довольно молодой голос одного из сотрудников быстренько выложил мне все детали. Поминутно и безмерно восторгаясь своим непосредственным начальником, милиционер сообщил, что отпечатки пальцев на перчатках и портмоне действительно принадлежат депутату городской Думы Андрею Николаевичу Журавлеву.

Поблагодарив «борца за справедливость» за сотрудничество с «четвертой властью», я положила трубку в прескверном расположении духа — пророчества мужской половины нашей редакции сбывались с поразительной быстротой. «Сговорились они, что ли», — буркнула я себе под нос и рассказала подробности телефонного разговора всем присутствующим.

Конечно, никто, кроме Мариночки, моему сообщению особо не удивился. Впрочем, даже она, предательница, на этот раз сдержала возглас изумления, чем окончательно повергла меня в депрессию.

— Алевтина, вас беспокоят из газеты «Свидетель», — набрала я следующий номер телефона.

— Я узнала вас, Ольга Юрьевна, — услышала я на другом конце провода совершенно упавший голос. — Я уже знаю, что в подъезде найден кошелек именно Андрея и отпечатки пальцев абсолютно совпали. Только не пойму, кому все это надо.

— Аля, мы постараемся это выяснить, — пообещала я, ругая себя за недавнюю слабость, на которую просто не имела права, когда рядом со мной находится человек и ему намного хуже. — Вспомните, пожалуйста, когда именно ваш муж потерял портмоне?

— Несколько дней назад… Пятого января, да, точно, пятого, — после некоторого раздумья ответила Журавлева. — Андрюша рассказывал, что как раз весь день с Еленой Николаевной для каких-то сирот подарки готовил, а потом еще в супермаркет заходил — детям сладости покупал к Рождеству.

— Значит, кто-то запросто мог найти его и подбросить на место преступления, — начала я развивать свою мысль. — А мог и специально выкрасть…

— Но кому, кому это могло понадобиться? — в ужасе спрашивала меня Алевтина, объясняя мелкие подробности. — Муж тоже подозревал, что портмоне могли запросто вытащить из кармана пальто — он же его постоянно везде бросает, может даже в коридоре Думы прямо на стуле оставить. У него, правда, еще деньги были в карманах пиджака — он любит кругом мелочь распихивать, но все-таки кошелек жалко.

— Кто-то знал о пропаже? — поинтересовалась я.

— Нет, шум поднимать Андрей из-за такой ерунды, как он говорит, никогда не станет — визиток и нужных номеров телефонов в кошельке не было, а денег совсем немного — Андрей успел почти все потратить накануне, — объяснила Алевтина. — Но пропажу он заметил только у кассы, наверное, кто-то в толпе незаметно вытащил. Хорошо еще, что депутаты прямо с заседания толпой отправились в магазин — Андрею деньги Алексей Владимирович Кононов одолжил, а то позору бы не избежать, — посетовала Журавлева.

— Спроси про резиновые перчатки, — сдавленным шепотом подсказала мне Маринка.

— Кстати, Алевтина Николаевна, откуда на резиновых перчатках-то могли появиться отпечатки пальцев вашего мужа?

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru