Пользовательский поиск

Книга Защита Гурова. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Глава 8

Георгия Тулина еще зимой вербовал покойный Фокин. Подполковник Вердин историю агента прекрасно знал, но лично знаком не был, видел лишь фотографию. Да и агентом Тулина назвать было нельзя, так как подписку о сотрудничестве он категорически дать отказался, заявив:

– Работать согласен, ничего не подпишу, никаких сообщений в письменном виде вы от меня не получите. Вы, господа хорошие, приходите и уходите, а папочка с делом остается. Мне такое не годится, нравлюсь – так по рукам, а нет – так извиняйте.

Генерал Володин, заместитель начальника управления, узнав о подобном гоноре, разрешения на сотрудничество с Тулиным не дал. Фокин месяц генерала уговаривал, объясняя, что правила для того и придумали, чтобы делать из них исключения, а хороший конь без узды лишь быстрее скачет. И от предательства никого и никогда никакая подписка не спасала. А от пустых агентурок у них папки распухли и сейфы ломятся. А Тулин специалист бесценный, и с ним можно такую крутую операцию провернуть, в историю войдем.

Не последним фактом являлась и рекомендация генерал-полковника Агеева. Володин в конце концов сломался и согласие на контакт дал. Не последним оружием в убеждениях Фокина явилось и то обстоятельство, что, раз человек не оформлен, дело не заводилось, так и подписывать генералу Володину ничего не следовало. Сейчас кивнул, а начнутся неприятности, всегда сказать можно, что и не кивал вовсе, лишь в окно смотрел.

На руках Вердин имел лишь расписку Тулина в получении десяти тысяч долларов да магнитофонную запись его беседы с покойным Фокиным. Ну еще была стопочка агентурок из различных камер, где содержался некоторое время Тулин. Всеми агентами он характеризовался как мужик жесткий, замкнутый, на контакт не идущий. Отмечалось, что смел, дерзок, физически очень силен.

Вердин знал, что короткий суд состоялся, получил Тулин два года условно, с нетерпением ждал, когда же бывший киллер появится. Не так давно Вердин разговаривал с генералом Агеевым, узнал, что Тулин звонил, освобожден под подписку о невыезде, получил паспорт и временно прописан у давней подруги, менты пошли навстречу герою-афганцу. Но о возможной встрече Тулин даже не заикнулся, сказал, пока суд не состоится, будет работать дворником и бороться за звание лучшего говночиста столицы и пить водку с участковым, а также со всеми ментами, которые попадут под его метлу. Сам генерал явно сторонился спецслужбы, видимо, жалел о прошлых контактах. Вердин подозревал, что у многозвездного генерала ведутся интриги в самых верхах, но реальной пользы от изношенного вояки ждать не приходилось.

Как воздух нужен сам Тулин, но лишь при активности с его стороны. Вердин на всякий случай заказал установку на Георгия Тулина по месту его временной прописки. Установщик отписал, что объект в адресе появляется редко, порой ночует, метлу забросил, работает таксистом. Судя по всему, большой ходок, пользуется успехом у женщин и ночует в различных адресах.

Сегодня подполковник Вердин находился в приподнятом настроении. Ранним утром ему сообщили, что проверка дачного поселка прошла успешно. Алексей Касьянов и Юрий Фетисов установлены, живут себе на опустевших дачах, днем подметают дорожки, убирают опавшие листья, вечерами смотрят телевизор. И взять «пропавших» свидетелей – пара пустяков.

Один «погиб», один наверняка сбежал, двоих нашли, где-то еще любитель цветочков бегает, подвел итог Вердин. Не так уж и плохо.

В дверь постучали, вошел капитан из другого отдела.

– Здравия желаю, товарищ подполковник. Разрешите?

– Заходи, капитан, какая нелегкая тебя занесла?

– Виктор Олегович, на нашем доме, как известно, вывески нет…

– Как нет? – хохотнул Вердин. – Шиномонтаж. Запчасти. Еще чем-то торгуют.

Капитан, который сел в «Волгу», сменив Гурова, оценил юмор начальника и улыбнулся.

– Ясное дело, – сказал он. – Подхожу я к нашему дому, смотрю, мужик какой-то прохаживается и к людям, которые в подъезд входят, присматривается. Вижу, мужику ни шины, ни запчасти не нужны, ну и без лишней хитрости попросил у него прикурить, а заодно спрашиваю: «Ты кого потерял, мил человек?» Он на меня глянул, вижу, наш человек, потом лениво так, нехотя, отвечает: «Да дружок мой тут где-то служил, теперь пропал». Короче, Виктор Олегович, тот парень Фокина ищет. Так понимаю, что агент погибшего подполковника, о смерти своего шефа не знает.

– Где он? – Вердин вышел из-за стола. – Высокий, плечистый шатен, смахивает на профессионального боксера или борца?

– Похоже, – капитан кивнул.

– Выпиши ему пропуск и веди. Нет! – Вердин поспешно запер сейф, сунул ключи в карман. – Я сам. Слушай, капитан…

– Да понимаю я, – раздраженно ответил капитан и вышел.

Тулин сидел напротив Вердина, смотрел без видимого интереса.

– Значит, вам нужен подполковник Фокин? – Только сейчас, глядя в сильное, спокойное лицо агента, Вердин понял, насколько сложная ему предстоит задача.

– Мне покойники ни к чему, не на кладбище работаю, – ответил Тулин. – Я вашему парню Фокина назвал, чтобы обозначить, кто я такой.

– Кто же вы такой? Разрешите взглянуть на ваш паспорт.

– Непременно. – Тулин достал паспорт, но не отдал. – Вы мне свою ксиву, то есть удостоверение, покажите, я должен знать, с кем разговариваю.

К такому повороту Вердин был готов, положил на стол свое удостоверение, взял паспорт Тулина, перелистал, положил обратно. Тулин взглянул на удостоверение мельком, сказал:

– Такой молодой, а уже подполковник. – Он усмехнулся. – Хотя в вашей конторе любой документ изготовят.

– Вы здесь бывали?

– Случалось, только в соседнем кабинете. Ты, Виктор Олегович, покажи мне мою расписку в получении аванса, – сказал Тулин.

– Какую расписку? – удивился Вердин. – И почему перешли на «ты»? Совсем агентурной работе не обучены. – Вердин старался говорить спокойно.

– Я не агент, внештатный сотрудник. Расписку покажешь, значит, ты обо мне все знаешь, будем говорить. А коли у тебя моей расписки нет, значит, я дверью ошибся.

Вердин понял: все рассказанное о Тулине соответствует действительности, возможности у агента большие, но и гонор огромный. Подполковник вышел из-за стола, отпер сейф, вынул тоненькую папочку, достал из нее фотокопию расписки Тулина в получении десяти тысяч долларов.

– Лады, Виктор Олегович. – Тулин вернул расписку. – Теперь понимаю, ты заменил покойного. Мне о своей жизни после ареста рассказывать или сам все знаешь?

– Известно, однако расскажи. – Вердин убрал папочку, запер сейф.

Тулин рассказывал не торопясь. Вердин слушал терпеливо. Когда агент закончил, гэбист спросил:

– Будешь задание выполнять или деньги вернешь?

– А ты, Виктор Олегович, дураком не смотришься. Половину денег у меня менты отняли, остаток прожил. А на Гурова я второй раз не пойду.

– Так и будем работать? Если задание по душе, ты выполняешь, а если нет, так извините? Если я так генералу отвечу, то дверь за мной хлопнет, едва выскочить успею. – Вердин смотрел на агента изучающе. Тулин гэбисту нравился. – А Гурова боишься?

– Я не трусливый – осторожный, да и примета плохая, известно, на одного и того же медведя два раза с вилами не ходят. Я полковника только в оптику видел, оценить не успел, но в камере о нем плохо говорят, рекомендуют по одной улице не ходить. – Тулин помолчал и добавил: – Хотя, полагаю, базар о менте заводили неспроста, ждали, что и я слово скажу. Не знаю. Но мои приметы сыскарю известны детально, можете не сомневаться.

Тулину понравилось, что Вердин обращение на «ты» проглотил, и Георгий решил не хамить, блюсти протокол.

– Я вообще в киллеры не гожусь, – продолжал он. – Убить человека из засады – не мужская работа.

– Так ты больше ничего не умеешь, – ответил Вердин. – Зачем пришел?

– Не умеешь, – Тулин скривился. – Это старый мудак, который меня через дорогу в Афгане тащил, сказал. Так вы, господин подполковник, глупости не слушайте. Куда он меня таскал? Герой! Во мне девяносто килограмм. Я бы, раненный, его, здорового, в горы уволок. Давно было, – он махнул рукой. – Киллера из любого стрелка изготовить можно, говенное дело. Я классный охранник, хотя такую работу не уважаю. Я разведчик, Виктор Олегович. Я, считай, в любую среду смогу войти, хоть в воровскую или бандитскую, а надо, так и в кабинете министра, словно в родном доме, обживусь. Только перекраситься, – он дернул за рукав куртки, – шкурка должна соответствовать. А что лицо грубое, так это женщины обожают, а мужики рядом тихнут. Генерал, что рядом с Президентом устроился, тоже не Ален Делон, однако слушаются.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru