Пользовательский поиск

Книга Успеть раньше смерти. Содержание - ГЛАВА 12

Кол-во голосов: 0

– Так, а как он к вам попал?

– А тут такая история. Вдруг приходит ко мне человек. Ну, красавец! Артист просто! Костюмчик на нем такой – чистый принц Уэльский. Я аж обомлела. Кто такой, думаю? А он и говорит – привет, Петровна! Откуда, говорю, знаешь? А он мне – не узнаешь, что ли? Мы ведь соседями были! Я присмотрелась и ахнула. Точно! Жили они тут раньше через два двора. Пацаном он тут все бегал. Потом они переехали куда-то, и как-то забылось все. А тут вдруг появился! Ну, о себе так вскользь рассказал, больше о нашем житье расспрашивал. Засиживаться не стал, сослался, что спешит, что в командировке тут, дела... Ну и попросил – приедет, мол, товарищ, так нельзя ли поселить?.. Почему, говорю, нельзя? Для старых знакомых всегда пожалуйста! Ну он мне, Сашка, в подарок дорогущую коробку конфет дал. А куда мне конфеты? Я их не ем.

– Значит, красавец? – спросил Гуров. – Одет хорошо. Сашкой зовут. А фамилия?

– Фамилию не помню, – с сожалением сказала Петровна. – Старость. Забывать все стала. Сашка и Сашка. Хорошо хоть имя вспомнила, а то бы совсем неудобно получилось бы...

– Больше его не видели?

– Почему не видела? Приходил он сюда к своему дружку, к постояльцу моему, значит. Ночью прибегал. Вот когда дождь страшенный лил. Не побоялся, примчался в самый ливень. Что-то важное, наверное, случилось...

– В дождь? Он сюда приходил в ту самую ночь, когда лил сильный дождь?!

– Ну а я про что говорю? Приходил, ясное дело. Поговорили они, и Сашка ушел. Расстроенный он был. Так мне показалось.

– А где он все это время обитал, не знаете?

– Не скажу. Сама не интересовалась, и он не говорил. Он вообще о себе мало говорил, и все так шуточками. Я так понимаю, от меня он только одного хотел – чтобы я дружку его хату сдала.

– Вы как-то не слишком уважительно о них отзываетесь, – заметил Гуров. – Или мне только показалось?

– А за что мне их уважать? – поджала губы Петровна. – Уважение заслужить надо. А эти... Подозрительные они какие-то. Все по-тихому, все с оговорками... И чем занимаются, не говорят, и где живут, и вообще... А еще скажу вам одну вещь. После того, как съехал мой жилец, случилось происшествие. Это было когда вы последний раз приходили и с ним тут разговаривали. А в эту же ночь под самое утро, перед рассветом показалось мне, что во двор ко мне человек залез. Я после всего, как чумная, была. Лекарств напилась. То ли спала, то ли в полудреме. Но будто лазил по двору кто-то. Чего-то он у сарая шуровал. Я вышла, зашумела, милицией пригрозила да мужиков пообещалась позвать. Не было у меня никаких мужиков. С перепугу это я сказала. Но он вроде тоже напугался, ушел. Пока не возвращался. Хотя кто знает, может, померещилось это мне от переживаний...

– У сарая, говорите? – Гуров поднялся. – А давайте, посмотрим, что там у вас!..

Хозяйка повела его на двор. Гуров внимательно обследовал сарай и обнаружил под стрехой нечто вроде естественного тайника, в котором что-то лежало. Гуров запустил руку поглубже и вытащил туго свернутый пакет. Пакет был тяжелым и имел слабый запах оружейного масла. Присвистнув, Гуров быстро оглянулся, словно за спиной у него кто-то подсматривал.

– А сюрпризы-то только начинаются! – пробормотал он себе под нос.

ГЛАВА 12

Гуров снял на эти дни небольшой номер в не самой лучшей гостинице. Удобства его не интересовали, тем более что в номере он появлялся только чтобы переночевать или переодеться. Главным было сделаться как можно незаметнее. Но как раз именно с этим сразу же возникли проблемы. Вернее, не сразу, а после возвращения Гурова в гостиницу после разговора с Петровной.

Вернулся он, можно сказать, в лихорадочном состоянии. Находка, которую он обнаружил в сарае у Петровны, была настоящей бомбой – и в переносном, да и в прямом смысле, пожалуй, тоже. Ну, строго говоря, не бомба, но два ствола – «макаров» и «вальтер», самые настоящие, снаряженные боевыми патронами. И очень характерный подозрительный белый порошок в пакете. И еще что-то – Гуров не стал сильно ворошить находку. Ему не хотелось спугнуть владельца. Он был убежден, что Шигин обязательно вернется за пакетом. И никуда он, разумеется, не уезжал, а просто морочил всем голову. А в таком случае его следовало как можно скорее найти и задержать, пока он не натворил бед со своими стволами и порошком. Хотя, кажется, с последним он уже успел это сделать. Отвязался по полной программе. Гуров почти не сомневался в том, что виновником смерти четверых ребят был именно Шигин – слишком много вокруг его личности сплелось совпадений. Проживание в одном доме с погибшим парнем, туманные объяснения насчет целей приезда в Глинск, сходство с человеком, которого Гуров преследовал, странный набор предметов в спрятанном пакете... «Кажется, в тот день мы с Кружковым очень сильно помешали этому человеку, – пришел к выводу Гуров. – Несомненно, он намеревался отчалить со всем своим багажом, но здесь было слишком много народу, да еще мы все время вертелись у него под ногами. Я уже тогда не доверял этому типу, но если бы мне в тот момент хотя бы намекнули про его сверток... Скрутили бы, и сейчас он бы уже давал показания. Врал бы наверняка, но, по крайней мере, сидел бы за решеткой. Люди с таким багажом только там и должны сидеть. А теперь вот крутись, лови этого проходимца!»

Гуров намеревался без задержки отправиться к следователю Колядкину и посвятить того в курс дела. При всем желании спустить дело на тормозах он не сможет отвертеться от таких фактов, как оружие и наркотики. Заявление-то поступит не от прохожего, а от работника правоохранительных органов, полковника, к тому же лично обнаружившего тайник. Он будет просто обязан принять меры. Конечно, Гуров предпочел бы иметь дело с более ответственным человеком, но он, кроме Колядкина и Кружкова, больше никого здесь не знал, а время поджимало. Гуров, правда, предупредил Петровну, чтобы о любых подозрительных вещах она немедленно сообщала по телефону, но на ее добросовестность полной надежды тоже не было. Значит, нужно было брать за грудки следователя.

Но как говорится, на ловца и зверь бежит. Гуров заскочил в гостиницу на пять минут – просто для того, чтобы принять душ и сменить рубашку. После прогулки он был весь в поту, в пыли, и являться в таком виде к следователю ему было не слишком удобно. Однако этим планам не удалось сбыться. В вестибюле гостиницы со скучающими видом сидел следователь Колядкин собственной персоной и, болтая ногой в полосатом носке, брезгливо рассматривал заходящих в вестибюль людей. Увидев Гурова, он перестал болтать ногой, оживился и почти бегом бросился навстречу. Видимо, ждал он уже давно.

– Как вы меня нашли? – спросил Гуров. Он хотел видеть следователя, но подобное везение показалось ему подозрительным.

– Ну это уж вы нас обижаете! – сказал Колядкин, подмигивая. – Все-таки это наша профессия – искать.

– Тогда спрошу по-другому – зачем? Что-то случилось? – поинтересовался Гуров.

– Да как вам сказать... Не то чтобы... Однако, может быть, выйдем на свежий воздух? А то здесь масса посторонних ушей...

Они вышли на улицу и встали под шелестящим тополем метрах в пятнадцати от входа в гостиницу. Гуров вопросительно посмотрел на своего спутника. Лицо Колядкина теперь буквально лучилось радушием, но последнее было настолько наигранным, что Гурова едва не затошнило. Однако он принял правила игры.

– Итак... Должно было произойти что-то из ряда вон выходящее, – сказал Гуров. – Чтобы вдруг вы, занятой человек, занялись поисками свидетеля, который совсем недавно был вам не нужен. Изменились обстоятельства дела? Вы убедились, что подростки погибли насильственной смертью, найдены новые улики?

– Да что вы! Какие улики! – деланно удивился Колядкин. – Нет, дело ясное. Ребятки нашли то, что искали, – вечную нирвану. Их уже схоронили, слава богу... Нет, я по другому поводу.

– Это по какому же? – в свою очередь удивился Гуров. – Если убийство для вас не повод...

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru