Пользовательский поиск

Книга Трудно быть вором. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Она встала и мягко, но настойчиво выпроводила Биклемишева в прихожую. Он неловко махнул на прощание рукой и вышел. Щелкнул дверной замок.

Таисия Федоровна тут же забыла о муже. Она порывистыми шагами проследовала в комнату, взяла со стола мобильник, набрала номер.

– Стогова, пожалуйста! – сказала она. – Ах, это вы! Замечательно. Надеюсь, вы меня узнали? У меня новости. Встреча состоится завтра в семь часов утра в Битцевском лесопарке, в том месте, где сливаются две речушки, знаете? Подойти туда придется пешком. По-моему, для нас это очень удобно. С моей стороны пойдет муж – вы его видели. Остальное все как договаривались. Я могу надеяться, что никаких неожиданностей не будет? Позвольте! Это не глупый вопрос – мой муж не Шварценеггер и не Сильвестр Сталлоне. Если он останется один на один… Хорошо, я вас поняла. До свидания.

Она положила трубку и отсутствующим взглядом посмотрела в окно. Рука ее сама невольно потянулась за очередной сигаретой. Едва она успела щелкнуть зажигалкой и сделать первую затяжку, как раздался звонок в дверь.

– Черт подери, этот пентюх опять что-то забыл! – раздраженно сказала она вслух. – Никогда он не может ничего сделать самостоятельно и без ошибок!

Она вышла в прихожую и, сердито хмурясь, повернула ручку замка. Дверь стремительно распахнулась, и сильный удар в лицо сбил Таисию Федоровну с ног. Сознание у нее помутилось, и она уже не видела, как в квартиру ворвались трое мужчин в невзрачных серых плащах, все высокие, крепкие, с грубыми неулыбчивыми физиономиями.

– Дверь! – быстро сказал один из них. – Кот, проверь квартиру! Сизый, займись бабой! И не возитесь!

Он прошел в комнату, окинул взглядом все углы. Внимание его привлек листок бумаги, валяющийся на диване. Он подошел ближе, поднял его и пробежал глазами. Губы его изогнулись в довольной усмешке.

Появился Кот и доложил:

– Пусто, Захарыч! Все спокойно.

Водянкин (это был он) обернулся к нему, помахал в воздухе письмом:

– Смотри-ка, у них тут на завтра свидание назначено! Кто-то назначил Биклемишеву встречу на завтра. Назначил ему, а встречаться придется с нами.

Он довольно рассмеялся. Кот наморщил лоб и спросил:

– Кто? Зачем назначил? Чего он хочет?

– А чего все хотят? Денег, конечно! Сдается мне, что тут речь про бумаги академика идти будет. Или они их будут продавать, или – им. Так или иначе, мы должны на этой встрече присутствовать. А то пропустим самое интересное.

– А будет интересное?

– А я знаю? – разозлился Водянкин. – Вот завтра и посмотрим. Не марками же они там обмениваться собираются!

– А она? – кивнул Кот на бесчувственное тело Таисии Федоровны, которое Сизый как раз втаскивал в комнату.

– Ее придется на базу отвезти, – сквозь зубы сказал Водянкин. – Здесь ее оставлять нельзя. Нам с ней тоже договориться надо.

– На базу опасно, – возразил Кот. – На базу опять менты могут наведаться.

– Придется рискнуть, – пожал плечами Водянкин. – Сторожить будем. Если не проспите, врасплох вас не застанут. – Он повернулся к Сизому: – Ты ей укол сделал?

– Все четко, как в аптеке, – мрачно ответил тот. – Она уже спит.

– Отлично! Тогда уходим, – сказал Водянкин. – Кот, забери ее сумочку, мобилу, плащ – все, что полагается. Пусть с ней теперь Бураков разговаривает. Он ее в Волгограде искал, а она у нас под боком, оказывается, обосновалась. Обрадуется Бураков.

Кот притащил из прихожей плащ, и они вдвоем с Сизым натянули его на Таисию Федоровну. Водянкин внимательно наблюдал за их действиями, а потом распорядился:

– Так, теперь берите ее под белые рученьки и быстро в машину! В случае чего делайте вид, будто со встречи одноклассников возвращаетесь.

Напарники подхватили женщину под мышки и поволокли к выходу. Водянкин еще раз осмотрел квартиру, протер дверные ручки и вышел на лестничную площадку, аккуратно, стараясь не хлопать, прикрыв за собою дверь.

Глава 14

Шульгин не до конца забыл навыки, полученные во время службы на границе. Предстоящая встреча могла таить в себе большую опасность, и он готовился к ней, как к военной операции.

До сих пор ему везло. Он довольно спокойно выбрался из своего тверского убежища и доехал до Москвы. Свою физиономию на милицейском стенде он видел, но фотография была настолько не похожа на него нынешнего, что Шульгин совершенно успокоился. Подвести его могла только фамилия, но он всегда держал наготове фальшивый паспорт с заложенной между страниц пятисотрублевой купюрой – своего рода универсальный пропуск.

Настоящая опасность началась с того момента, как он опустил письмо в почтовый ящик. Теперь его судьба во многом зависела от незнакомых и даже враждебных ему людей. Но в большей степени все-таки от него самого, от его ловкости и предусмотрительности.

Остановился Шульгин на самых задворках Москвы, в доживающем последние дни домишке одного старого знакомого, горького пьяницы, который не смог бы сунуть нос в его дела, даже если бы сильно этого захотел, – все свободное время он посвящал поискам очередной дозы спиртного. Шульгин расплачивался за постой водкой.

На место встречи он пошел не просто заранее. Еще до того, как написать письмо, он тщательно осмотрел это место и выбрал ключевые точки. Одна точка являлась сугубо виртуальной. Она предназначалась для того, чтобы четко знать, где будет находиться человек с деньгами. Вторая точка находилась в глубине лесопарка под деревом, которое он отметил двойным крестом. Дерево ничем не отличалось от прочих, но по некоторым признакам найти его можно было очень легко. Под этим деревом Шульгин устроил тайник, в котором схоронил ключ Звонарева. Так было надежнее. И третья точка предназначалась для наблюдательного пункта, который устроил себе Шульгин в густом кустарнике на краю большой поляны. С этого места он, в принципе, мог без труда контролировать другие две точки, а также пути подхода к месту встречи. Вне поля его зрения оставался участок, расположенный по другую сторону речушки, но с этим Шульгин уже не мог ничего поделать. Он был один и не мог разорваться. Он утешал себя тем, что речушка хотя была и невелика, однако являлась каким-никаким препятствием. К тому же он не собирался лезть на рожон. В письме оговаривалось, что все инструкции на месте Биклемишев будет получать по мобильному телефону.

Наметив ориентиры, Шульгин запасся и оборудованием. Он намеревался занять наблюдательный пункт с вечера, поэтому приобрел хороший спальный мешок и специальный коврик для туристов, так называемую «пенку», не пропускавшую тепло. На такой подстилке можно было лежать даже на холодной земле, не боясь простудиться. Также он захватил с собой мобильник, фонарик и хороший бинокль. Пистолет, разумеется, тоже был при нем. Шульгину ужасно не хотелось, чтобы случилось самое худшее и пришлось бы пускать его в ход, но он понимал, что худшее иногда случается и лучше быть к нему готовым. Захватил он с собой и сухой паек, потому что ждать целую ночь на голодный желудок – последнее дело.

Такая предусмотрительность казалась Шульгину совсем не лишней. Если Биклемишев и дочка академика захотят устроить ему западню, они тоже позаботятся о том, чтобы прийти пораньше. И если Водянкин каким-то образом вычислит его планы, он тоже подсуетится. Но тогда у Шульгина будет возможность вовремя заметить эту суету и уйти.

Ночь прошла абсолютно спокойно. Шульгину повезло настолько, что даже дождя, столь частого в последние дни, на этот раз не было. Он умеренно замерз, но к утру немного размялся, согрелся и был готов действовать.

До рассвета был еще целый час, лесной массив был погружен во тьму, и ни звука не раздавалось в предутренней тишине – только шум ветра и шелест опадающих листьев. Однако чуткий слух Шульгина внезапно выхватил из привычных звуков возникший в отдалении ровный шум автомобильного мотора. Он какое-то время приближался, а потом стих. Шульгин насторожился.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru