Пользовательский поиск

Книга Трудно быть вором. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

– Я редко выезжаю. Если вздумаете прислать повестку, найдете меня без труда.

Он опять повернулся и прошел в ворота. На Зверева, который хотел о чем-то спросить, Водянкин даже не посмотрел. Лишь бросил два каких-то слова охраннику. Тот кивнул и скрылся в будке. Зверев потоптался на месте, зачем-то посмотрел на небо, обложенное тучами, и поспешил к машине.

Когда они расселись по местам, Гуров поинтересовался:

– Что такое сказал вам Григорий Захарович напоследок?

– Мне? Нет, ничего. Это он просто попросил запереть на замок ворота. Не хочет, чтобы его отвлекали.

– Болеет душой за дело! – одобрительно сказал Гуров. – Молодец. Получает хоть прилично? Какая у него машина?

– «Ауди», кажется, – сказал Зверев. – Только последние дни он все больше на такси ездит. В ремонте, наверное.

– С машинами одна морока, – посетовал Гуров. – Если хорошего механика не знаешь, то вообще труба!

Они проболтали о машинах до самой Москвы. На эту тему Зверев говорил столь же охотно, но куда конкретнее. Гурову, однако, удалось выяснить еще одну нужную деталь. Оказалось, что руководитель Союза, господин Бураков, не просто отсутствует, а находится в краткосрочной командировке и появится в Москве не раньше чем через два-три дня.

– Налаживает связи с другими регионами, – доверительно сообщил Зверев. – Сейчас вот в Волгоград поехал.

Гурова при этих словах будто током ударило. Связи с регионами – дело обычное. И Волгоград мог быть простым совпадением. Но в такой ситуации не стоило рассчитывать на такую коварную штуку, как совпадение.

Высадив Зверева, Гуров проехал еще квартал, остановил машину и сказал:

– Решено. Сегодня же вечером отправляюсь в Волгоград. Раньше нужно было это сделать. Но я все-таки надеялся, что все образуется. А тут, наоборот, дело запуталось хуже некуда.

– А мне чем заниматься? – мрачно спросил Крячко.

– Ты здесь остаешься, – заявил Гуров. – На легкой работе. Возьми ребят посмышленее и понаблюдай немного за Водянкиным. Только аккуратно, не особенно напирай. И обязательно выясни две вещи – во сколько он вышел из дома четвертого октября и что случилось с его машиной. Порасспрашивай соседей, участкового… Ну, не мне тебя учить.

– Ладно, – хмуро сказал Крячко. – Сделаем. Только попомни мое слово, Лева, – та харя у ворот точно была с нами тогда в Твери.

– Не отвлекайся, – посоветовал Гуров. – До всех доберемся.

Глава 13

Валерий Аркадьевич Биклемишев остановил машину возле неприметной пятиэтажки неподалеку от Речного вокзала. В этом доме он снял на месяц однокомнатную квартиру и теперь сильно в этом раскаивался. Район был беспокойный, да и комфортом квартирка не отличалась. По правде говоря, Биклемишев просто не думал об этом, когда ее снимал. Все делалось впопыхах, ввиду чрезвычайных обстоятельств, и Биклемишев пошел самым легким путем. Он выбрал то, что находилось подальше от центра и не очень дорого стоило. Денег он, по правде говоря, пожалел.

О том, что он совершил непростительную глупость, ему в первый же день приезда сообщила жена. Она не уставала повторять это и при каждом последующем свидании. Разумеется, в их уютном гнездышке на Новом Арбате было куда лучше, и супругу можно было понять, но Валерий Аркадьевич считал, что не заслужил упреков. В конце концов, не он затеял всю эту карусель. Однако, будучи по характеру человеком покладистым, Биклемишев сносил нападки жены молча. Худой мир лучше хорошей ссоры, считал он. Тем более что обстоятельства их жизни были сейчас по-настоящему форсмажорными и они должны были держаться друг друга, если хотели чего-то добиться.

Идея принадлежала не Биклемишеву. Духовным вдохновителем в их союзе была Таисия Федоровна. Это ей пришла в голову мысль распорядиться научным наследством отца с наибольшей для себя выгодой. Таисия Федоровна была единственным человеком на свете, которого после смерти горячо обожаемой супруги академик Звонарев по-настоящему любил. Но «любил» – не означало «доверял». Свои заметки, расчеты, теории академик тщательно скрывал даже от родной дочери. Под конец жизни он просто стал класть все свои труды в банк. Старик все еще верил в грядущее возрождение великого Советского Союза и работал ради него. Все свои работы он намеревался завещать будущему коммунистическому правительству.

Наедине с женой Биклемишев частенько подшучивал над тестем – впрочем, совершенно беззлобно, и Таисия Федоровна его поддерживала. Однако совсем скоро выяснилось, что к наследству отца она относилась очень серьезно. Она наводила справки и читала научную литературу. Проблема, над которой работал Звонарев, могла принести целое состояние. И Таисия Федоровна решила во что бы то ни стало это состояние получить.

Она знала, в каком банке отец хранит свои бумаги, но добраться до них не могла. Старик был крепок и обещал прожить еще долго, а ключ от банковской ячейки он никому не доверял. Таисия Федоровна решила запастись терпением и подождать. Попутно она прощупывала возможные варианты, кому выгоднее продать будущее наследство. Основания для этого у нее были. Звонарев не считал нужным доверить дочери свои работы, но он назначил ее распорядителем своего завещания. Проделано все это было с большим пафосом, и у нормального человека не могло вызвать ничего, кроме улыбки, но Таисия Федоровна с удовольствием подыграла отцу. Она вовсе не собиралась давать ход этому завещанию.

Но в один прекрасный момент вдруг выяснилось, что не одна Таисия Федоровна озабочена тем, как лучше распорядиться завещанием Звонарева. Сам академик однажды признался ей, что ему докучают дельцы из Союза Правых, некой общественной организации, в которую академик вступил, углядев в этой компании спасителей отечества. Биклемишев с самого начала был убежден, что это обыкновенные жулики на политической подкладке, но старик упорствовал до последнего. Правда, несколько месяцев назад он решительно порвал с Союзом, сообразив наконец, что те ничем, кроме корыстных интересов, не руководствуются.

Таисия Федоровна была очень рада такому решению. Все, казалось бы, устроилось и пришло в норму. И вдруг эта нелепая смерть. Таисия Федоровна как раз уехала по делам в Волгоград. Ее разыскивала милиция. Биклемишев растерялся, позвонил в Волгоград. Таисия Федоровна приказала мужу тщательно обыскать дом тестя – ее интересовал ключ от банковской ячейки. Еще она распорядилась, чтобы он снял потихоньку квартиру. Через двое суток она приехала, но к тому времени Биклемишев уже провалил поставленную ему задачу. В дом тестя он вовремя проникнуть не смог, потому что у милиции возникли подозрения относительно смерти академика и дом был уже опечатан. Ломать государственные печати у Валерия Аркадьевича не хватило духу. А еще через день дом сгорел.

Таисия Федоровна устроила мужу по этому поводу грандиозную головомойку и пригрозила разводом. Биклемишев побывал на пепелище, но ничего там, разумеется, не обнаружил. Таисия Федоровна была очень расстроена. Вмешательство неизвестных конкурентов и пристальное внимание милиции к их семье до предела осложняло положение.

И тут совершенно нежданно-негаданно Биклемишеву позвонил неизвестный и предложил выкупить у него не что иное, как ключ Звонарева. Таисия Федоровна воспряла духом, дотошно проинструктировала мужа и немедленно отправила его в Тверь. Однако и оттуда Биклемишев вернулся ни с чем. Жизнь его постепенно превращалась в кошмар, но сегодня утром на Главпочтамт пришло наконец письмо на его имя. Биклемишев схватил его и помчался к супруге. Он не утерпел и прочел письмо по дороге. Тот скользкий тип из Твери все-таки назвал место встречи. Дело сдвинулось с мертвой точки.

Таисия Федоровна все поняла по сияющему лицу мужа, однако сама восторгов выражать не стала. Внимательно прочла письмо, закурила сигарету и глубоко задумалась.

Валерий Аркадьевич почтительно помалкивал в сторонке, любуясь своей женой, которая даже в этой дыре, где были часты перебои с водой, умудрялась выглядеть ухоженной и свежей. Пожалуй, за последнее время Таисия Федоровна немного похудела, но это ей даже шло.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru