Пользовательский поиск

Книга Трудно быть вором. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

Глава 11

Речной берег почти сплошь заволокло туманом. Прибрежный лесок был наполнен влагой и шорохом дождевых капель. Шульгин раздвинул тяжелые сырые ветви и осторожно выглянул из-за кустов на проселочную дорогу. Покрытая раскисшей грязью, она была пуста. Шульгин беззвучно выругался и посмотрел на часы. Прошло уже четыре часа с тех пор, как ушел Вадим.

Его двоюродный племянник не был болтуном и комплексов по отношению к власти не испытывал, но мальчишка есть мальчишка. Шульгин знал, как умеет милиция добывать показания, поэтому волновался.

Вообще поволноваться ему в эту ночь пришлось немало. Быстро же вычислили его убежище! Неужели Темирхан и в самом деле раскололся? Ну что ж, бывает! В таких ситуациях все начинает сыпаться, как карточный домик. Накрылся их бизнес медным тазом, накрылся из-за нелепой случайности. Но эта же случайность дала в руки Шульгину утешительный шанс, эдакий бонус, и он будет последним дураком, если им не воспользуется.

Правда, теперь придется смотреть в оба – не только Водянкин будет ходить за ним следом, но и этот представительный полковник с седыми висками. Этот если привяжется, просто так не отстанет – Шульгин понял это сразу. Поэтому он и бросил ему кость – Водянкина. Пусть грызутся друг с другом. Ему полегче будет.

Предположение блестяще подтвердилось уже этой ночью. Пока Шульгин ломал голову, как ему обвести вокруг пальца полковника, Водянкин со своей бандой решил это за него. Пока они там разбирались, Шульгин ушел через тайный ход и сразу сюда. Шмотки и документы и все необходимое давно его здесь поджидало. Еще в первый день на семейном, так сказать, совете они договорились: если появляются в доме чужие люди, которые спрашивают Шульгина, Вадим сразу берет приготовленный в дорогу чемоданчик и рвет что есть духу за город. Тридцать минут на мопеде, и он уже здесь, в лесочке, где стоит на полянке избушка. То ли рыбаки поставили, то ли охотники – не важно. Удобств никаких, зато крыша над головой имеется, и дорога близко.

Вчера так и вышло. Опера из Москвы приехали, конечно, не зеленые, а Вадима они все равно не раскусили. Он овечкой прикинулся, а сам мигом, как только они на кухню зашли, рванул вниз, взял чемодан, потихоньку вывел мопед и по скользкой дороге покатил сюда.

Сам Шульгин тронулся в путь чуть попозже. К тому времени обоих оперов вырубили, а банда Водянкина слиняла. Путь был свободен, и Шульгин не стал манежиться. Накинул только старую куртку Леонида и бегом к железной дороге. Прыгнул на первый товарняк и был таков.

Когда добрался до избушки, Вадим еще был там. Шульгин наказал ему хорошенько выяснить ситуацию и в течение дня еще раз навестить его, чтобы рассказать, что затевают менты. Но Вадим все еще не появлялся.

Шульгин нервничал, и особенно тревожило его то обстоятельство, что именно сегодня вечером он должен был встретиться с одним человеком, от переговоров с которым зависело все его будущее. Шульгин договорился встретиться с ним в Твери, предполагая, что это будет самый безопасный вариант. Жизнь показала, как он ошибся, но уже ничего нельзя было поправить. Приходилось идти на риск. Лишь бы Вадим не проговорился. За Леонида Шульгин был спокоен – брат был человек-кремень. Сломить его было невозможно.

Дождь припустил еще сильнее. Шульгин поежился и с тоской посмотрел сквозь листву на небо. Долго в этой хибаре не продержишься. Так или иначе, а сегодня же нужно отсюда убираться. Фальшивый паспорт у него есть – не очень хороший, но на первое время сойдет. Уезжать лучше всего на попутках. Если водиле хорошо заплатить, он не станет задавать много вопросов.

Шульгину послышалось, будто в отдалении затрещал мотор мопеда. Потарахтел немного и смолк. Он снова выглянул на дорогу. Маленькая фигурка, спотыкаясь, плелась по обочине, с каждой минутой приближаясь к лесу.

– Слава богу, – пробормотал Шульгин. – Он, кажется! Мопед возле шоссе оставил, понятно. По такой грязи сюда не покатишь.

Через десять минут Вадим был совсем близко. Шульгин окликнул его, и Вадим нырнул в кусты. Шульгин притянул его за плечи, крепко хлопнул по спине.

– Ну что, жив? – грубовато спросил он. – «Хвост» не привел?

– Нет, дядя Володя! – возбужденно ответил парень. – Я специально проверял, потому и долго. А вообще на меня мало кто внимание обращал. В основном батю парили, но ты же его знаешь – из него лишнего слова не вытянешь.

Вадим был весь мокрый, но ужасно довольный – в такую взрослую игру не каждому удается поиграть в его возрасте. А игра великолепная – подумать только, они натянули нос московским ментам!

– Батя твой – кремень, – сказал Шульгин. – Только ты мне расскажи, что там, дома? Ну, вообще.

– Вообще хреново, дядя Володя, – признал Вадим. – По-моему, тебя в розыск объявили. К нам и здешние менты приходили, и еще из прокуратуры. Фотографии твои искали, вещи… За домом следят – я сам видел. Менты в штатском.

– Тебя видели, как ты уезжал?

– Ну что ты, дядя Володя! Я потихоньку ушел. А мопед я у Санька оставлял, у дружка своего…

– Ты все-таки поосторожнее с друзьями-то, – с сомнением сказал Шульгин. – А тебя про что-нибудь спрашивали?

– Что делал и где был, – ответил Вадим. – Хорошо, я сразу просек, что ночью у нас заварушка была. Так я им сразу наврал, что стрельбы напугался и убежал. Они больше ничего и не спрашивали. Только интересовались, когда ты приехал, что говорил, что с собой привез, ну, и все такое…

– А ты?

– Ну, я! Я лохом прикинулся, как и договаривались, – гордо объявил Вадим. – Ничего не знаю, ничего не ведаю. А про что отца спрашивали – этого я не знаю.

– Значит, в розыск?.. – задумчиво пробормотал Шульгин. – Ну, этого следовало ожидать. Не так страшен черт, как его малюют. Фотографий у них моих нет, в этом прикиде никто из них меня не видел, как-нибудь прорвемся. Человека, Вадик, не так-то просто найти! Главное, самому себя не выдать! Нервы в кулаке держать нужно!

– Это точно, дядя Володя! – солидно сказал юноша. – На меня ты можешь положиться.

– Ну и хорошо, – кивнул Шульгин. – Ты теперь давай двигай домой и сиди тихо, будто ничего и не было. Я на некоторое время исчезну. Пока все дела не сделаю, не появлюсь. Ну, я отца твоего предупреждал уже.

– Удачи тебе, дядя Володя! – застенчиво сказал Вадим.

Шульгин посмотрел на него, потом крепко обнял и хлопнул по плечу:

– Ну, все! Исчез!

Вадим повернулся и потрусил по грязной дороге обратно. Шульгин наблюдал за ним из-за кустов до того момента, пока со стороны шоссе не донесся короткий стрекот мотора. Когда он затих, Шульгин постоял еще немного, недоверчиво глядя на унылый пейзаж вокруг, но, убедившись, что все спокойно, вернулся в сторожку.

Он разобрал доски, которые скрывали примитивный тайник в полу, и достал оттуда свой чемодан. Расчистив место на кривом подоконнике, поставил чемодан и откинул крышку. Здесь было все, что нужно человеку для походной жизни, ни больше ни меньше. Шульгин отучился баловать себя еще со времен службы в армии и по привычке держал себя в ежовых рукавицах постоянно, но в глубине души мечтал на склоне лет пожить в роскоши. Для этого нужно было всего ничего – хорошенько разбогатеть. Однако до сих пор большое богатство оставалось для Шульгина понятием абстрактным. Деньги у него водились, конечно, но доставались они, можно сказать, потом и кровью, и было их недостаточно для беззаботной жизни.

Все изменилось в тот момент, когда в ошейнике афганской борзой, которую он увел у Звонарева, обнаружился ключ. Шульгин никому о нем не сказал, потому что сразу догадался, что это не простой ключ. Насколько подсказывал ему жизненный опыт, ключ этот был от банковской ячейки, и был это, по сути дела, золотой ключик. Предварительно Шульгин со свойственной ему дотошностью тщательно собирал информацию об академике, его семье и о его собаке. Многого он, конечно, не узнал, но на то, что денежки у Звонарева водились, указывали многие косвенные признаки. О какой сумме может идти речь, Шульгин не имел представления, но когда до него дошло, что за академиком охотится целая банда и старый знакомый Водянкин не жалеет ради этого ни времени, ни людей, он понял, что сумма эта весьма велика.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru