Пользовательский поиск

Книга Трудно быть вором. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

– Это они! – еле слышно прошептал Уткин.

У него был такой вид, словно он вот-вот упадет в обморок. Гусев подумал, что в таком состоянии приятель не только в окно, а, пожалуй, и в дверь едва ли выйдет. Он сильно ткнул его под ребра и погрозил кулаком. Слабость друга заставила его самого почувствовать себя сильнее.

– Не скули! – тихо, но грозно сказал он. – Что-нибудь придумаем.

Он вдруг вспомнил про пистолет и обрадовался. Эта штука была как раз кстати. Стрелять в человека из настоящего оружия он бы не стал ни за какие коврижки, а пугнуть газом – в этом ничего страшного нет. Говорят, иногда помогает. Главное, нужно метиться точно в лицо, и тогда будет эффект.

Он достал из кармана пистолет и взвел курок. Уткин посмотрел на него со священным ужасом.

– Короче, так, – объяснил ему Гусев. – Как только я этому хрену пульну в морду, сразу беги во все лопатки. Не останавливайся ни в коем случае, понял?

Уткин молча кивнул. От волнения он дышал тяжело и часто. Гусев чуть-чуть оттеснил его в сторону и шагнул в прихожую. Он отчаянно трусил, но понимал, что другого выхода у них уже нет. Дверь открылась.

На пороге на секунду возникла тень высокого плечистого человека. И в эту секунду Гусев вытянул руку с зажатым в ней пистолетом и выстрелил. Вошедший глухо вскрикнул и шарахнулся в сторону. Гусев не стал дожидаться, пока он опомнится, и что есть силы пихнул противника в грудь. Тот отлетел к стене и сел на пол. Гусев рванул мимо него в дверь и сам попал в облако газа. Он мгновенно задохнулся, а глаза его наполнились слезами. Пистолет еще на пороге вывалился из его руки, и Гусев, не разбирая дороги, помчался дальше.

Он выкатился на улицу и понесся к перекрестку, надеясь, что ветер облегчит его страдания. На свежем воздухе и правда стало полегче, но глаза все равно сильно слезились. Гусев поборол искушение потереть их – он слышал, что делать этого нельзя ни в коем случае. Но у него хватило терпения остановиться и посмотреть, где Уткин. Оставлять его одного нельзя было ни в коем случае.

Уткин зигзагами бежал следом и прямо на ходу, как обиженный ребенок, кулаками тер глаза, отчего ему становилось все хуже. Он уже не разбирал дороги и все время сворачивал на мостовую. Гусев вернулся, сгреб друга за шиворот и без разговоров потащил за собой, стараясь держаться в тени деревьев.

Впрочем, никакой погони за ними не было. Наверное, им повезло, и человек, забравшийся в квартиру, действовал на этот раз в одиночку. Если бы им сейчас пришлось противостоять вооруженной группе, вряд ли они отделались бы так легко.

И Гусев и Уткин совершенно выдохлись. Под конец они уже даже бежать не могли. Придерживая друг друга, они доплелись до машины. Уткин по-прежнему ничего не видел и тер глаза. Гусев уже проморгался и чувствовал себя получше, но ему хотелось поскорее уйти с опасного места. Сейчас он был страшно рад тому, что решил оставить «Фольксваген» Темирхана себе. Улепетывать пешим ходом у него уже не было сил.

Он отпер машину и втолкнул Уткина на заднее сиденье. Но только он собирался сесть за руль, как вдруг из темноты прямо в лицо ему полыхнул ослепительный свет фар. Гусев вздрогнул и невольно закрыл лицо рукой. Однако он успел заметить, что, кроме обычного белого света, по асфальту побежали синие сполохи, как от хорошо знакомого всем маячка, с которым разъезжает по городу милиция. Сердце у него упало и провалилось в пятки.

Милицейская машина, видимо, давно их здесь поджидала. Друзья не заметили ее потому, что она стояла с выключенными огнями, а сами они мало на что обращали внимание. Теперь надеяться было не на что.

«Может, пронесет? – подумал Гусев, когда убедился, что они попали в руки милиции. – Может, отмажемся? Бабки есть. Менты тоже люди».

– Спокойно! – послышался из темноты властный голос. – Оставаться на месте!

К Гусеву неторопливо подошли двое – один с погонами лейтенанта, другой – сержант. Этот, подходя, выразительно положил правую руку на кобуру, но Гусев и без того был до смерти напуган и на кобуру не обратил внимания.

– Ваша машина? – спросил лейтенант, с интересом разглядывая Гусева. – Документики попрошу!

– Леша, да от него разит, как из пивной! – весело сказал сержант. – Во нагрузился!

– Все нормально, сержант, – откликнулся Гусев, стараясь держаться независимо и прямо. – Все мы русские люди. Должны находить общий язык, верно? Кто же, как не мы?

– Видал, философствует! – удивился лейтенант, медленно обходя вокруг машины. – А «Фольксваген»-то похож! Желтого цвета и цифры – три, шесть, восемь… Слышь, друг, это твоя машина?

– Это как посмотреть, – пробормотал Гусев, стараясь повернуть разговор в нужную ему сторону. – Можно посмотреть, что машина моего знакомого. Дал он мне покататься. Вот и весь криминал. Что пьяный – признаю. Но готов нести любую ответственность. В пределах разумного, командир!.. Называй цену, и мы друг друга не видели.

– Знакомый, говоришь, дал покататься? – повторил лейтенант, будто не слыша слов о цене. – Хороший у тебя знакомый! Вот только машина у него плохая, друг! В розыске она, понимаешь?

– Н-не может быть, – заикаясь, сказал Гусев.

В голове у него все смешалось. Если машина в розыске, значит, про смерть Темирхана милиции уже известно. Значит, дела совсем плохи, потому что теперь на него могут повесить все, что угодно, вплоть до убийства Темирхана. Надо резко менять курс или решать этот вопрос полюбовно. Но почему этот чертов мент не хочет слышать намеков?!

– Слышь, командир, – сказал Гусев, волнуясь. – Пошутил я. Не знаю я этой тачки. С другом перебрали маленько, домой идти надо, а такси хрен поймаешь. Вот и решили позаимствовать тачку. Прикажешь выходить? Выйдем. Готов заплатить штраф! Не отходя от кассы. Идет?

Лейтенант, не слушая его, достал из кармана мобильник, набрал номер и озабоченно сказал в трубку:

– Дежурный? Это восьмой. Здесь у нас на улице Заречье похожий «Фольксваген». Ну, какой только что в ориентировке дали. Да, которым Гуров интересуется. Ага, желтый, первые цифры – три и шесть. При нем два каких-то ханурика, оба пьяные. То ли угнали, то ли финтят чего-то… Короче, мы их задерживаем, а вы сообщите тогда полковнику… – Он на секунду замолк, а потом с довольным видом рассмеялся. – А у нас все быстро! Как говорится, на ловца и зверь бежит…

Гусев понял, что его намеков здесь не услышат, и загрустил. Лейтенант спрятал мобильник и поинтересовался:

– Ну что, орлы, сами пойдете или силу применять придется?

Гусев мрачно посмотрел на него, наклонился к окошечку «Фольксвагена» и крикнул сердито:

– Выходи, Леха! Все, приехали!

Уткин, весь в слезах, с красными глазами, покорно вылез. Сержант проводил их вместе с Гусевым до патрульной машины. Лейтенант сам сел за руль «Фольксвагена», крикнув напоследок:

– Давай, Снетков, жми прямо на Петровку! Я за вами поеду. Только с этих глаз не спускать! Головой отвечаете!

Глава 10

В Тверь Гуров и Крячко приехали на следующий день под вечер. Уличные фонари освещали быстро пустеющие улицы. Противный мелкий дождь распугал почти всех любителей вечерних прогулок. Гуров остановил машину возле первой гостиницы, которая попалась на их пути, и, обернувшись к другу, поинтересовался:

– Ну что, как поступим – бросим здесь якорь или, может быть, сразу двинем по известному адресу?

Полковник Крячко недовольно посмотрел на слякоть за окошком машины и проворчал:

– Удивляюсь я тебе, Лева! Послушать тебя, так можно подумать, что задержись мы чуть-чуть, и все преступники раз и навсегда разбегутся! Не бойся, никуда они не денутся. Такая уж это категория. А номер снять надо однозначно. Я уже ног под собой не чую. И пожрать надо обязательно. Ты вспомни, когда мы сегодня с тобой последний раз ели! И вообще, мое предложение такое – сейчас хорошо закусить, принять по сто пятьдесят на брата, выспаться как следует, а уж поутру идти искать этого Шульгина. Как говорится, утро вечера мудренее.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru