Пользовательский поиск

Книга Трое суток из жизни оперуполномоченного. Содержание - 12

Кол-во голосов: 0

Тот медленно подкатил к ним.

Олег Владимирович поднялся в открывшуюся дверь и вытащил удостоверение. Только увидев красную книжку, шофер понимающе кивнул:

– Не надо. Все понятно: с такой скоростью, как у вас, права вылетают из кармана на первой стометровке…

Мимо Чернова протиснулся Штокин и, оглядев пассажиров, сказал коренастому приземистому мужчине, сидевшему у окна в самой середине:

– Чего сидишь, Угораев? Не видишь – за тобой приехали!..

– Мне с вами не по пути, – ухмыльнулся тот, неспешно подымаясь.

– А ты откуда знаешь, в какую сторону мы едем?.. – спросил его Штокин и подсказал: – Багаж не забудь.

– Он у меня нетяжелый! – уже веселее ответил Угораев и показал Штокину пустые руки…

12

– …Обратно не торопись, – предупредил Чернов Толю и полез в кузов, где устроились Штокин и Угораев.

…В Первоуральске заправились бензином. Все заботы о возвращении отпали. Толя включил свет и, как будто вознаграждая себя за переднюю дорогу, не ехал, а плыл по дороге, с уважением притормаживая возле каждой колдобины.

А в кузове шел почти приятельский разговор.

– В понедельник, значит, решил «поработать»? – спрашивал Чернов Угораева.

– Вы о чем? – удивлялся Угораев загадочным вопросам опера.

– Да все о том же: о магазине.

– Шутки шутите.

– Угадал, – похвалил его Олег Владимирович. – Ради этого и заиграли в ляпки: кто кого догонит, кто от кого убежит… Надолго в отпуск-то собрался?

– На месяц, как полагается.

– А улов-то магазинный где? – добродушно допытывался Чернов.

– Я не из рыбаков.

– Печник он по образованию, – вставил Штокин.

– Верно, – сказал Чернов. – Своими глазами смотрел его «трудовую книжку» в Чкаловском нарсуде Свердловска. Страниц пятьсот, не меньше исписано.

– И чего вам от меня надо?! – вздохнул Угораев.

– Время узнать. С собой-то хоть прихватил в отпуск? Ну-ка покажи!.. – И Чернов потянулся к его руке.

– Ладно, ладно, только без рук! – огрызнулся тот. – Тихо, парень! – предупредил Штокнн. На руке Угораева поблескивали в темноте новеньким корпусом модные часы.

– Повышаешь, значит, свою квалификацию, печник? – тоном, не требующим ответа, спрашивал Чернов. – Первый раз в Свердловске, на улице Степана Разина в буфет за продуктами сходил, наелся на четыре года сразу… Потом на пряники аппетит отбило, решил в складе магазина приодеться, а заодно и поторговать заграничными костюмами. Погоня за модой обошлась тебе в семь лет… Только закон у нас мягкий: все время тебя до срока отпускали. Потом надумал кассу столовой проверить… – рассказывал Чернов Угораеву его биографию – А в Нижних Сергах галантерейщиком решил стать?..

– Это еще доказать надо, – серьезно предупредил Угораев. – А то на оскорбление похоже.

– А вот оно, доказательство-то, на руке надето.

Все замолчали. И вдруг Угораев, коротко взмахнув рукой, выбросил часы за борт. Сразу спросил ласково Чернова:

– Где доказательство-то увидели?

– Дурачок ты, – с сожалением сказал Олег Владимирович.

– Поживем – увидим, – самодовольно протянул Угораев.

– Руку свою оторви да выбрось, – посоветовал Чернов, с самого начала приметивший бинт вокруг большого пальца и ладони Угораева. – Ты же напоролся там, в магазине-то, крови своей нам на анализ не забыл оставить. Вот и едем сейчас в больницу подлечить тебя немного.

Угораев замолчал.

– Наговорился, что ли? – спросил его Чернов.

– Да идите вы от меня к… – выругался Угораев. И Олег Владимирович тотчас похвалил его:

– Давно бы так.

Остальную дорогу ехали молча.

13

Экспертиза установила, что след в магазине и на огороде оставлен был ботинком Угораева. Анализ крови, полученный из больницы к полуночи, совпал с той, что была на клочке оберточной бумаги.

После этого Чернов, Штокин и дежурный горотдела милиции выехали в дом Петуниных с обыском. За четыре часа осмотрели все до последней половицы. С разрешения хозяина, охавшего от удивления, что постоялец оказался преступником, переворошили на сеновале сено. Переложили заново поленницу. Разгребли за конюшней навоз, проверили все, к чему прикасались доме руки Угораева. Тенями маячили возле сотрудников милиции понятые, обессилевшие от бессонницы. Сам Олег Владимирович едва передвигал ноги, потому что за трое суток спал всего одну ночь. Штокин ворчал:

– Он, зараза, спит в КПЗ, как барон, а мы колупаемся тут всю ночь!

… Олег Владимирович прекратил обыск, потому что чувствовал, как тупеет сам и как устали люди. Вернулись в райотдел, договорившись с утра возобновить обыск. Продумали, как разумнее разбить дом на условные секторы, чтобы избежать сутолоки и беспорядочности.

…Но ехать с обыском не пришлось.

Чернов со Штокиным еще не ушли из горотдела, когда около шести утра туда пришел старик Петунин.

В руках он держал туго стянутый из нескольких газовых платков небольшой узелок.

– Вот, – сказал он. – Пошел после вас корове сена задать да и нашел у нее в кормушке возле самого носа. Тяжелый шибко, холера!..

Все кольца, браслеты и часы, кроме выброшенных в машине, оказались целыми.

Старика Петунина отвезли домой на милицейской машине.

…Утром, зайдя до работы к дежурному, начальник горотдела спросил:

– Как там у Чернова дела?

– Отлично! – отрапортовал дежурный. – Кража галантерейного магазина раскрыта. Преступник задержан. Похищенные вещи изъяты!..

– Ой молодцы!.. – облегченно и довольно протянул начальник. – Чернов-то где?

– Только что к себе пошел, минуты три назад.

Начальник горотдела без предупреждения открыл дверь в черновский кабинет.

Старщий оперуполномоченный уголовного розыска спал, уронив голову на стол…

Миновав Первоуральск, наша машина вырвалась на асфальт и, облегченно вздохнув, заторопилась к Свердловску. Олег Владимирович отвечает на мои последние вопросы:

– Как всегда выясняется после раскрытия, кражу Угораев совершил просто: бригада грузчиков, как вам известно, работала в разных цехах. Угораев, предусмотрительно справившись со своей работой пораньше, через дырявый забор шихтового склада завода вышел на огород, примыкавший к складу магазина, разулся, надел ботинки на босую ногу, а носки – поверх ботинок, и след стертый получается, и собаке труднее взять, так как носки не дали остаться стойкому запаху подошв замасленных ботинок… Обратно вернулся тем же путем. После окончания смены вышел с завода вместе с бригадой. Полное алиби! – Помолчал и добавил: – И еще: обратите внимание, что в Нижних Сергах Угораев прожил более полугода, зарекомендовав себя человеком положительным во всех отношениях. Потом сознался, что специально «нырнул в дыру для дела», потому что свердловские оперуполномоченные уже знали его «почерк».

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru