Пользовательский поиск

Книга Трое суток из жизни оперуполномоченного. Содержание - 10

Кол-во голосов: 0

В автобусе лихорадочно соображал, как изобличить Угораева. Он уже не допускал мысли, что кражу совершил кто-то другой. Но в голове все перепуталось, Знакомы ли Угораев с Мартьяновым? Откуда в магазине кровь Мартьянова? Где могут находиться краденые вещи? Если их не найти, преступника почти невозможно изобличить. Курил ли, наконец, Угораев папиросы «Дели» и где их покупал? А вдруг он вообще некурящий?! Предполагал самое худшее для себя и старался найти из любого положения какой-то выход.

В Нижних Сергах остановил автобус напротив горотдела и, вбежав к дежурному, спросил:

– Где Штокин?

– На заводе, говорят, – ответил тот и удивился, что Чернов выскочил от него, забыв на столе портфель, с которым вошел.

Время перевалило за пять. В проходной сказали, что ночная смена уже прошла на завод. Штокина не было видно. Где работает бригада грузчиков, Чернов не знал, а в конторе уже все разошлись. У кого спрашивать?..

Наконец появился веселый Штокин. Он выходил из заводской столовой.

Еще издали сообщил:

– Нашел папиросы!

– Где? – спросил Чернов. В горячке он и забыл про них.

– В столовском буфете. Пришло в голову спросить, были ли в продаже. А буфетчица говорит, что лежало пачек тридцать, преть начали уже – никто не брал. А в субботу не могла завести со склада других, так за два дня все выкурили.

– Где Угораев?

– А вот иду к нему. Хочу спросить, что курил…

Направились вместе. Отыскали бригадира грузчиков, Оказывается, бригада работала во всех концах завода. Спросили, где находится Угораев.

– Не найдете его здесь. Он со среды в отпуске. Сегодня последний раз его видел возле заводской кассы: отпускные получал…

Чернов и Штокин переглянулись.

– Дошло? – спросил Чернов.

– Дошло… – эхом отозвался Штокин.

10

…Через полчаса грузовая машина милиции подъехала к дому Петуниных на одну из запрудных улиц. Петунинский дом расположился широко, высоко подняв два конька добротных тесовых крыш – жилой и дворовой.

Чернов и Штокин сильно постучали в калитку и напряженно ждали чьих-нибудь шагов.

В калитке появилась старушка.

– Здравствуйте, мамаша! Мы к вашему квартиранту, – шагнул во двор Штокин.

– Али вы не знаете, что он уехал? – спросила она тоненьким голоском.

– Куда? – спросил Чернов.

– Да в отпуск, куда же боле.

– Давно?

– Какой там давно! Ишо после обеда только собрался, как деньги принес за отпуск-то. Со мной расплатился.

– А куда, в какой город поехал?

– Куда дальше, не знаю, а только сначала – до Свердловска.

Чернов посмотрел на часы. Штокин ходил, озираясь, по полутемному двору, который едва освещала маленькая запыленная электрическая лампочка.

Спросил хозяйку из-за спины:

– Мамаша, покажи нам комнату твоего квартиранта.

– Давно бы и зашли. А то стоите, будто не власть. – И пошла ко крыльцу, объяснив по дороге: – Василий-то никогда ее не запирал. Так и уехал: полой оставил. Не стеснялись мы друг дружки. Да и он мужик спокойный, выпимши не шебаршил. Хороший мужик!..

Комнатка Угораева оказалась совсем маленькой и хорошо прибранной. Кровать, стол со стулом да вешалка у двери. Под ней, на деревянном сундучке, лежала аккуратно сложенная негрязная спецовка. Тут же, на полу, стояли рабочие ботинки. Чернов взял один из них и посмотрел подошву: такая же, как на мартьяновских, только меньше стертая.

– А где телогрейка его? – спросил у хозяйки.

– Так он ее снимал на крыльце: там в стене шпилька есть.

Прошли на крыльцо. Чернов снял телогрейку, подошел к открытой на улицу калитке и стал внимательно изучать швы и карманы. Как и ожидал, телогрейка была тщательно выхлопана, но в швах под воротником и в уголках карманов – глиняная пыль.

– Телогрейку и ботинки мы, мамаша, возьмем, – объявил старушке.

– Так как же я перед Василием-то отчитаюсь?! – забеспокоилась она. – Приедет, спросит…

– Поможем отчитаться, – сказал ей Штокин. – Вы меня знаете?

– Как же не знаю! Ишо в прошлом годе выговаривали мне за домовую книгу. Знаю, ясное дело…

– Значит, все в порядке.

– Вам виднее… – уступила она. Когда подошли к машине, Чернов, посмотрев на часы, посоветовался:

– Времени – шесть. Автобус на Свердловск ушел в пять. Что будем делать? Поедем в горотдел и перекроем по телефону?

– Можно, – согласился Штокин.

– А не сбежит? – предположил Чернов.

– Можно приказать, чтобы выехали за населенный пункт, остановили где-нибудь в поле.

– Спросят Угораева, а он промолчит, – ответил Чернов.

– Там же не он один нижнесергинский?

– А кто его здесь особенно-то знал? Рискованно все это… Анатолий! – позвал шофера, – На сколько километров у тебя бензину?

– На сто, может, хватит, а дальше не ручаюсь, – ответил тот, посмотрев на приборный щиток.

– До Свердловска сто двадцать… – И опять к шоферу: – Ездить быстро умеешь?

– А инспекция? – спросил тот, обнажив белые зубы в озорной улыбке.

– Ее на себя беру, – ответил Чернов.

– А там – не наша ведь. Проколют – и будь здоров!

– Я же сказал! – повысил голос Чернов.

– А я что, спорю, что ли? – сразу обиделся Толя и проворчал: – Только сами не жалуйтесь…

Чернов залез в кабину, Штокин – в кузов.

Толя так рванул с места, что Олег Владимирович сразу подпрыгнул, достав шляпой крышу кабины. Зыркнул на Анатолия и улыбнулся:

– Вот так и держи!..

11

…Трехтонка бешено мчалась по Собачьему тракту, взрываясь пылью на ухабинах, заставляя шарахаться в сторону медлительные грузовики, шоферы которых больше всего боялись за рессоры. Требуя обгона, Толя так нажимал на гудок, что тот верещал каким-то жутким захлебывающимся визгом, и этого никто не выдерживал. А некоторые шоферы от удивления прижимали свои машины к обочине, останавливались и, открыв дверцы, долго всматривались вслед очумевшему грузовику, в кузове которого болтался между бортами милиционер без фуражки. Штокин еще в Нижних Сергах предпочел сунуть ее за борт кителя, потому что, если придерживать на голове фуражку, вылетишь за борт вместе с ней.

– Автобус быстро идет? – спрашивал в это время Чернов у Толи.

– Не ездил, не знаю.

– Как думаешь, догоним?

– Если кошка дорогу не перебежит, – уклончиво ответил тот.

– Я тебя серьезно спрашиваю.

– А я серьезно и отвечаю…

В деревнях из-под колес брызгали во все стороны курицы, а чтобы предупредить людей, Толя опять нажимал на свой сумасшедший сигнал.

– Уже Первоуральск скоро… – проговорил Чернов.

– Ага, – ответил Толя сквозь зубы: – Там не разгонишься!..

– Время к восьми, скоро темнеть начнет.

– Может, они в Первоуральске стоят? – с надеждой спросил Толя. – Там всегда в забегаловку пассажиры заходят. Рейс-то последний у автобуса. Шофер тоже не торопится…

Но Толина надежда не оправдалась. Поэтому, миновав Первоуральск и вырвавшись на асфальт, он поплотнее прижал себя к сиденью и прищурил глаза, набычившись за рулем. Мотор постепенно загудел на самой высокой ноте.

– Наш! – выкрикнул Чернов, увидев вдали тяжелый округлый зад серого автобуса.

Минуты через три приблизились к нему метров на тридцать, и Толя, заранее выруливая на обгон, включил свой сигнал. Автобус вздрогнул, качнулся, словно у него спустили шины, и остался позади.

Еще через десять минут Толя накрыл другой автобус и, даже не посмотрев на Чернова, сначала рванул вперед, оглянулся быстро раза два-три, притормозил так, что заскрипело в ушах, и в мгновение развернул машину поперек дороги.

– Давай десант! – весело подмигнул Чернову.

Олег Владимирович все понял и сам. Вместе с Толей выскочил из кабины. В кузове, надев фуражку, возле борта стоял Штокин, подняв перед приближающимся автобусом обе руки. Чернов с Толей не торопясь шагнули навстречу автобусу.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru