Пользовательский поиск

Книга Трое суток из жизни оперуполномоченного. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

Все, что сумел обнаружить Чернов на огороде возле стены склада магазина, это неясный след, слабо напоминающий тот, который остался на листе оберточной бумаги, лежавшей на прилавке. След на огороде был глубок. Это указывало на то, что человек прыгал с крыши. Но если отпечаток на бумаге точно запечатлел круглые пупырьки, какие бывают на подошвах рабочих ботинок или кирзовых сапог, то на отпечатке следа в огороде они просматривались с трудом. К тому же по следу шли продольные узкие штрихи, значения которых Чернов никак не мог понять. Поэтому велел сделать со следа гипсовый слепок: «Не помешает».

Чернов уже собирался уходить в горотдел, когда услышал сердитый крик монтера, взобравшегося на столб:

– Чего вы мне голову морочите, товарищ заведующий?! В полном порядке ваша лампочка!.. Чернов прислушался к их разговору.

– Ты завертывай новую, может, в старой воздух попал, не понимаешь?

– Я-то все понимаю… – ворчал монтер. – Это вам нечего делать, так вы людей по столбам гоняете, как кошек. Включай!..

Однако свет не зажегся. Через несколько минут монтер спустился и сказал, что патрон на столбе тоже в полной исправности. Проверили выключатель: никаких дефектов.

– А ну, давай подводы электрические проверять, – поторапливал теперь уже Чернов.

…Прошло не меньше получаса, пока нашлн неисправность, Возле деревянной стойки с траверсой, возвышавшейся над крышей пристроя метра на полтора и укрепленной на стене склада, один провод был перекушен щипцами. Чтобы повреждение оставалось незаметным и его нельзя было скоро исправить, преступник часть проводки куда-то выкинул, а разрыв между проводами заменил обыкновенным шпагатным шнурком.

Теперь не было сомнения, что ограбление магазина готовилось заранее. А это означало, что преступник или преступники продумали, как замаскировать свои следы.

Все это обязывало к организации срочных мероприятий по розыску и задержанию преступников.

3

В городском отделе милиции ни один работник, включая начальника, не помнил подобной кражи в Нижних Сергах. Высокая «квалификация» вора ни у кого не вызывала сомнения. Чернов в горотделе был человеком новым, коренных жителей знал еще мало и плохо. Но и он склонялся на сторону большинства сотрудников, утверждающих, что преступление совершил заезжий «гастролер».

Пока никто не мог сказать, когда совершена кража, в ночь на понедельник или вторник. Сам Чернов больше склонялся к тому мнению, что кража произошла все-таки минувшей ночью.

– Преступнику выгоднее было совершить кражу в ночь на понедельник, так как это давало ему достаточный резерв времени, чтобы уехать подальше, – обосновывал он свой вывод. – Но нельзя не считаться и с обстоятельствами, при которых преступление совершилось. Вполне допускаю, что преступник хотел, подчеркиваю – хотел ограбить магазин с воскресенья, но не смог. Не смог потому, что на посту был сторож, а магазин хорошо освещен. И он выжидал… Как видите, ему повезло. – Чернов, высказывая свои мысли, ни на кого не смотрел, а рисовал замысловатые фигурки на листке бумаги, который лежал перед ним. Не отрываясь от своего занятия, он сделал тягучую паузу, только потом дополнил свои аргументы: – И то, что он так хитро отключил свет, имело для него смысл. Неисправность же такова, что монтер не стал бы возиться с ней ночью. – И Чернов взглянул на всех: – Когда смотришь на соединенный шпагатом провод с земли, повреждение заметить просто невозможно. Тем более вечером!.. Так что преступник «работал» совершенно спокойно. Для того чтобы уйти из магазина, времени ему требовалось самая малость: только спрыгнуть в огород… – И спросил, обращаясь ко всем: – Как вы думаете, наш сегодняшний автобус до Свердловска добрался уже? Телеграмму давать поздно?

– Конечно, – ответило сразу несколько голосов.

– Надо хоть перекрыть тот, который идет из Свердловска через Нижние Серги на Красноуфимск. Вдруг задержался наш гость да решил податься в другую сторону, – предложил Олег Владимирович без всякого воодушевления.

– Это мы сделаем, – поднялся с места участковый уполномоченный по центральной зоне города.

…В кабинет зашел заведующий магазином.

– Олег Владимирович, наши с ревизорами по-быстрому проверили товар по ассортименту и выявили, что пропали часы и ювелирные изделия, а из остального только пачка газовых платков.

– Часов сколько?

– Около тридцати простых и двое дамских золотых – марки «Луч».

– А колец и браслетов?

– Еще не уточнили, но много.

– Платки-то газовые еще остались? – поинтересовался Чернов.

– Есть.

– Принесли бы нам штуки три-четыре на время, – попросил он. – Мы расписку напишем.

– Какая там расписка! Что мы, не знаем вас, что ли?..

Да. Сомнения не оставалось: ночной посетитель магазина расчетлив и умен – газовые платки, может быть, ему и ни к чему, но в них можно было завернуть все: и часы, и кольца, и браслеты.

– В общем, удобно и выгодно, – невесело констатировал Олег Владимирович.

Он видел, что и его друзья, оперуполномоченные Васюков и Щипахин, тоже приуныли. И тогда Олег улыбнулся:

– Ну, чего носы повесили, сыщики? Работать надо!

– Надо, – отозвался Васюков, натянуто усмехнувшись, и полез под фуражку к затылку.

– Васюков, – продолжал как можно бодрее Олег Владимирович, – ты кончай советоваться со своим затылком и садись в паспортное отделение. Я скажу, чтобы они к тебе подключили еще кого-нибудь из своих. Выберите всех, кто этим летом вернулся из заключения. Поинтересоваться стоит. А ты, Щипахин, сходи домой на полчасика да поезжай в Свердловск со слепком и следом на бумаге в научно-технический отдел, чтобы там как следует разобрались, принадлежат ли следы одному человеку. Может, себе мозги забиваем?.. Да, прежде чем идти домой собираться, накажи дежурному, чтобы обзвонил наших нижнесергинских хозяйственников насчет попутной машины хотя бы до Московского тракта. А дальше доберешься…

– Участковых-то будете собирать? – спросил Васюков. – Нелишне поставить в известность весь район.

– Участковые будут в час, я уже договорился с начальником, а он при мне распорядился, – ответил Чернов, глядя на часы. – Итак, если кража была совершена сегодня ночью, то мы потеряли полсуток…

4

В сельской местности и небольших городках участковые уполномоченные милиции – люди самые сведущие. Если оперативные работники чаще всего имеют дело только с преступлениями, а людьми интересуются постольку, поскольку они могут быть причастны к этим преступлениям, то участковые уполномоченные среди людей всегда и по любому поводу: и когда человек с пропиской задержался, и когда муж с женой раздерутся, и когда учуют, что самогонку гонят, и когда пожар случится, и когда беременная невеста нажалуется, что жених сбежал…

Олег Владимирович рассказал участковым, как вор проник в магазин, о вещественных доказательствах, которые удалось обнаружить и изъять с места преступления назвал примерный материальный ущерб, нанесенный магазину. Потом показал платки, принесенные заведующим магазином.

И сразу послышался голос участкового Алферова:

– Ведь это надо подумать! – Долговязый и тощий Алферов поднялся со стула и развел руками: – Хотите верьте, товарищи, хотите – нет, но вот только что, минут двадцать назад, когда я шел на это совещание, Маруську Банникову, что в леспромхозовской стороне живет, видел в такой косынке!

– Это которая, нынче весной освободилась-то? – спросил кто-то.

– Она самая, – подтвердил Алферов.

– Ух и баба! – отозвался молодой уполномоченный Штокин, участок которого находился в самой дальней запрудной стороне города. – Ее, наверное, не только в наших Сергах, а за границей знают. Все время бы гуляла! А ведь нигде не работает…

– Чего ей надсажаться-то? У ее стариков, наверное, чулок-то туго набит: домина – пешком не обойдешь, корова, живности всякой не счесть, а Маруська – единственная дочь! – сразу объяснили Штокину,

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru