Пользовательский поиск

Книга Теорема Лапласа. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

И поднялся из-за стола, чтобы опечатать сейф.

Но не прошло и недели, как после очередной оперативки начальник отделения задержал Сгибнева и подал ему телеграмму:

– На-ка, прочитай. По-моему, это тебя касается…

В телеграмме сообщалось, что одной из сельских сберегательных касс Красноуфимского района принят к оплате лотерейный билет шестого выпуска, выигравший мотоцикл «Планета». «Предъявительница билета Максимова Парасковья Яковлевна, жительница деревни Луговой, пенсионерка. Билет указанной серии и номера разыскивается Октябрьским райотделом милиции города Свердловска. Оплата выигрыша временно приостановлена…»

3

В кабинете начальника отдела БХСС городского управления стоял шум. Время от времени слышался смех.

– Если нас кто-нибудь услышит со стороны, друзья, он никогда не подумает, что здесь собрались серьезные люди…

– Ну, знаете ли, Евгений Константинович! Вы сами затеяли этот разговор, да еще с такой присказкой: давайте-ка пораскинем мозгами, даже пофантазируем, а теперь…

– Что теперь? Вы же на анекдоты перешли!..

Начальник отдела подполковник милиции Лисянский понял, что деловой тон затянувшегося совещания нарушился, и махнул рукой.

– Какой же это анекдот, Евгений Константинович, если мне мать рассказывала, – продолжал один из оперуполномоченных, которого Лисянский только что остановил. – Тетка та постоянно скандалила с мужем и купила облигацию с самым серьезным расчетом на крупный выигрыш: чтобы, значит, потом уйти от мужа-то. Семь лет ждала. И выиграла! Пять тысяч, как одну копеечку!..

– Это по трехпроцентному. А я сам лично знаю случай с лотереей, – вмешался вдруг старший оперуполномоченный Белобородов, человек по натуре флегматичный и неразговорчивый. – У меня сосед есть. Мужик скромный, доходами похвалиться тоже не может, а легонько выпить каждый день – любитель. Так вот… Была в нашем доме свадьба. Денег у него на подарок не нашлось, с пустыми руками на такое приглашение идти, сами понимаете… А погулять охота. Так вот… Купил он за тридцать копеек билетик лотерейный и преподнес его молодым в конвертике со цветочками… А билетик-то через две недели возьми да и обернись сборным щитовым домом с полным комплектом для водяного отопления… Сосед мой аж в запой ударился: жена, говорит, загрызла, что на свадьбе две с половиной тысячи пропил…

– Иван Петрович! – взмолился Лисянский, обращаясь к присутствующему на совещании следователю областного управления Упорову. – Ты же слышал, что тут говорил ваш следователь из Октябрьского райотдела Титов. Скажи им всем, что дело это вовсе не смешное.

– Так ведь никто и не смеется, Евгений Константинович, – отозвался Упоров. – Потому и говорят, что понять хотят, как это бывает на самом деле. Я, например, тоже кое-что припоминаю… – Иван Петрович закурил, выпустил кольцо дыма, помедлил. – В прошлом году возвращались мы с Кожакуля после рыбалки, подсел к нам в машину один из местных рыболовов, парень обстоятельный: окуней взял не чета нашим – все в пол-локтя… Разговорились. Живет он у озера под боком, каких-то километрах в пятнадцати, а рыбачит редко. Крепко жаловался на торговлю: не может купить мотоцикл. И тут же выматерил какую-то старуху из своей деревни. «У этой, – говорит, – старой ведьмы их две штуки новых под сараем без дела стоят, в доме ни одного мужика, но она их все-таки не продает…»

Упоров сделал затяжку, а Лисянский, улыбнувшись, поторопил:

– Давай, давай, Иван Петрович. Интересно, чем твоя сказочка кончается?

– Когда у рыбака матерок из самого нутра вырывается; это не сказкой пахнет, – серьезно ответил Упоров. – Старуха первой скрягой на деревне слывет, каждый раз берет лотерейных билетов только на рубль, а мотоциклы выиграла в один год. Нет, вы не улыбайтесь! Кстати, оба «Планеты»… Да, Да! И взяла выигрыши не деньгами. И знаете почему? Говорит: «Пущай годика два постоят. Может, вздорожают. Тогда и продам…»

– Все понял. Перерыв! – под общий хохот объявил Лисянский. – Нет! Несерьезные вы люди!..

Через несколько минут совещание возобновилось. Отдохнув, уже никто не шутил. Сотрудники отдела БХСС вместе со следователями пытались найти объяснения новым, крайне странным событиям, связанным с недавно раскрытой кражей в магазине «Подарки».

Заинтересовался ими следователь Октябрьского райотдела милиции Титов.

Произошло это так. Уголовное дело по обвинению в краже Верникина и Шиловой находилось в следственном отделении в стадии завершения. Титов уже готовился передавать его в суд, когда через областное управление поступила телеграмма из Красноуфимска.

Она проливала новый свет на недавние события. Еще три-четыре дня назад заявление Хоминой о потерянных лотерейных билетах не вызывало сомнений. Однако через несколько часов после телеграммы о билете, выигравшем мотоцикл, органы милиции Красноуфимска установили, что предъявительница билета последние три года не отлучалась из родной деревни ни на один день.

Титов сразу же вспомнил совещание у начальника райотдела, на котором высказывалось предположение, что заявление о лотерейных билетах могло быть ложным. Да, у Хоминой могли быть билеты. Но непроверенные. Когда их украли, она заявила, что они выигрышные. Для убедительности она по сговору с мужем и домработницей отметила наугад семь номеров в таблице тиража.

Уже через день пять из указанных билетов с небольшими выигрышами были предъявлены в Свердловске. И вдруг шестой билет, да еще с крупным выигрышем, оказывается у безвестной старушки где-то в красноуфимской деревне!

После этого заявление Хоминой невольно превращалось в заведомый обман. А так как оно фигурировало в официальном заявлении о краже, пройти мимо него было нельзя. Подобная ложь была достойна самого строгого порицания.

Титов сразу же пригласил Хомину в райотдел. Она вошла к нему явно недовольная вызовом. Но следователь не хотел обращать на это внимания: в конце концов, он имел право не галантничать с обманщицей.

– Скажите, Светлана Владимировна, – спросил он, – вы убеждены, что серии и номера пропавших у вас билетов были отмечены на таблице правильно?

– Конечно! – ответила она и объяснила: – Я сама принесла мужу таблицу тиража, и он проверял билеты при мне.

– А где он покупал билеты?

– На вокзале.

– Ну что ж… – Титов на мгновение замедлил с ответом. – Извините, постараемся больше не беспокоить вас.

– Я очень прошу об этом же, – жестко ответила она и вышла из кабинета.

Титов сидел обескураженный. Через несколько минут он, взяв дело о краже, проверил себя. Память не подвела его: показания Пустынина и сегодняшнее заявление Хоминой о месте покупки билетов категорически расходились: пассаж и вокзал трудно перепутать даже самому забывчивому человеку.

Он мог понять раздражение Хоминой новым вызовом в милицию по поводу уже законченного дела, ее нарочитую категоричность в ответах объяснить желанием избавиться от дальнейших беспокойств, но в нем упрямо зарождалось какое-то глухое чувство недоверия. Хомина подтвердила свое прежнее заявление, безапелляционно прибавив к нему еще и непростительную неточность, которая окончательно убеждала в ее неискренности.

В силу выработанной профессиональной привычки Титов старался подавить в себе это неприятное чувство к ней, но мысли не слушались его. Он, Титов, например, тоже каждый раз покупал билеты денежно-вещевой лотереи, покупала и его жена. Это давно превратилось в их семье в какую-то веселую забаву, в азартную игру без счастливого конца. И вдруг образованная женщина, да еще инспектор облфинотдела, заявляет, что по одной лотерее у нее в семье оказалось семь билетов с крупными выигрышами. Ерунда полосатая!.. Да еще продолжает настаивать на этом.

Титов представил себе, как вытянется физиономия Хоминой, когда ей придется объявить, что выигранный мотоцикл принадлежит почтенной старушке из глухой деревни, которая уже несколько лет никуда не выезжала, а билет наверняка купила на счастье или просто на сдачу в своем магазинчике сельпо.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru