Пользовательский поиск

Книга Театр одного убийцы. Содержание - ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кол-во голосов: 0

Наконец сыщик нашел то, что искал. Коробочка триампура лежала в глубине ящика. В самом дальнем углу. Гуров не стал ее трогать. Он выложил из ящика последние мелкие предметы вроде наполовину исписанного карандаша и почти пустой коробки со скрепками и показал ящик Воронцову.

– Что, Владимир Владимирович, забыли выкинуть? – усмехнулся сыщик. – Откуда такая небрежность? От улик следовало бы сразу избавляться.

– Я не понимаю, о чем вы говорите, и не знаю, что это такое! – возмутился Воронцов и потянулся к коробочке с триампуром.

– А вот этого делать не нужно. – Сыщик отодвинул руку директора. – Думаю, вам придется прокатиться со мной! Пока только для дачи свидетельских показаний. А там посмотрим, насколько откровенно у нас с вами пойдет диалог...

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Гурову приснился дурацкий сон. Он за кем-то гонялся по темным коридорам, кого-то ловил. А когда догонял, то каждый раз видел перед собой ухмыляющееся лицо Воронцова. До тех пор, пока вместо директора Гуров не поймал Марию. Во сне жена сказала ему с упреком:

– Лева, ты же обещал защитить меня, а не ловить!

Марию тут же отобрали у Гурова два человека в милицейской форме и куда-то повели. Сыщик закричал и проснулся. Он резко сел на кровати и посмотрел на спящую жену.

– Приснится же такая гадость, – пробормотал Гуров и посмотрел на будильник. Стрелки застыли на семи часах. И, несмотря на то что сыщик лег спать после двух, сна уже не было ни в одном глазу.

Вчера вечером, после того как Гуров нашел таблетки и обвинил директора театра в убийстве, Воронцов устроил настоящую истерику у себя в кабинете. Он клялся, что не знает, откуда у него в столе взялся триампур.

Кричал, что минералку ему дал в руки Бельцев или еще кто-нибудь, он точно не помнит. Требовал адвоката и отказывался ехать с Гуровым. Под конец он и вовсе заявил, что сыщик специально подтасовывает факты, чтобы выгородить свою жену. Гурова это взбесило. Он хотел арестовать Воронцова и силой отвезти в главк для перекрестного допроса, но потом решил поступить по-другому.

Сыщик вытащил из дома Сашу Веселова и попросил последить за директором театра. Гуров понимал, что имеющихся у него на руках улик было слишком мало, чтобы обвинить Воронцова в убийстве. И поэтому решил предоставить ему возможность сбежать.

Конечно, капитан не позволил бы директору сделать этого. Но Воронцов не знал о слежке и мог бы попытаться. Гуров достаточно сильно надавил на него, а затем подбросил мысль о побеге. И если бы Воронцов попытался это сделать, то лучшего доказательства вины нельзя бы было и придумать. Но Веселов, которому сыщик оставил свой сотовый, до сих пор не позвонил. А это значило, что сегодня Воронцовым придется как следует заняться.

Впрочем, раньше девяти утра Гуров не собирался вытаскивать директора из дома. Сыщик хотел измотать его ожиданием визита милиции, и к тому же нужно было съездить в аптеку, где Воронцов приобрел триампур. А найти ее было совсем нетрудно. Воронцов, следуя своей природной аккуратности, вложил кассовый чек от покупки внутрь коробки с мочегонным! Теперь Гурову только и оставалось, что съездить в аптеку и показать продавцу фотографию для опознания.

Стараясь не разбудить жену, сыщик вышел из спальни. Вчера вечером он послушался Орлова и привез Марию домой. И ничуть не жалел об этом. Поскольку Строева, измучившись за день, наполненный неизвестностью и тревожными ожиданиями, как только оказалась в родных стенах, сразу почувствовала себя лучше.

Теперь Гурову предстояло снова оставить жену в одиночестве, но на этот раз волноваться за нее не было нужды. Генерал пообещал, что ордера на арест Марии не будет, тем более после того, как в деле об убийстве Левицкого появились новые факты. А сыщик знал, что Орлов свое слово всегда держит.

Гуров почти дошел до ванной комнаты, когда вдруг в дверь его квартиры позвонили. Недоумевая, кто бы это мог прийти в такую рань, сыщик прошел в прихожую и посмотрел в дверной глазок.

На лестничной площадке стоял майор Свиридов!

– В чем дело, майор? – поинтересовался Гуров, открывая дверь. – В гости я вас, кажется, не приглашал.

– Извините, Лев Иванович, за столь ранний визит, но он вызван служебной необходимостью, – с каким-то странным сожалением проговорил Свиридов, и сыщик только сейчас заметил двух милиционеров, переминавшихся с ноги на ногу этажом ниже. – Вот, ознакомьтесь.

Майор сунул под нос Гурову листок бумаги. Но прежде чем сыщик развернул его, он уже знал, что это за документ: Свиридов принес ему ордер на арест Строевой. В первую секунду Гуров в недоумении застыл, а затем медленно разорвал бумажку на мелкие клочки.

– Я понимаю ваши чувства, Лев Иванович, но это не поможет, – покачал головой Свиридов. – Мы вынуждены арестовать вашу жену по подозрению в убийстве.

– Майор, я не знаю, каким образом ты достал эту бумажку, но послушайся доброго совета. – Сыщик жестко посмотрел на Свиридова. – Забирай своих архаровцев и отправляйся в главк. Я там буду через полчаса, и ты вместе с прокурором получишь вполне убедительные доказательства невиновности моей жены.

– Сожалею, но я вынужден арестовать госпожу Строеву, – покачал головой майор, и в его голосе послышались нотки угрозы. – Не заставляйте нас применять силу. Вспомните, полковник, что вы все-таки офицер милиции.

– Я помню, не беспокойся! – Гуров с трудом сдерживал себя. – И именно поэтому до сих пор, мудак, не набил тебе морду.

– Жаль, что все так получилось, – поцокал языком Свиридов и повернулся к милиционерам. – Арестуйте товарища полковника за...

– Стоять! – рявкнул Гуров, и оба сотрудника милиции на секунду замерли.

– Ребята, вы делаете большую глупость. – Сыщик старался говорить как можно мягче. – Майор ведет какую-то свою игру, а крайними окажетесь вы. Я не хочу причинять вам вреда, но если вы еще на шаг приблизитесь к двери, то очень об этом пожалеете!

В первую секунду милиционеры удивленно прислушивались к словам Гурова, а затем с усмешками переглянулись. Они были как минимум лет на двадцать моложе сыщика и восприняли его угрозу как пустое бахвальство. И смело двинулись вверх по лестнице. Гуров покачал головой.

Не дожидаясь, пока оба милиционера поднимутся на лестничную площадку, сыщик сделал стремительный шаг вперед, нанеся с ходу удар ногой по ближайшему противнику. Милиционер успел вскинуть руки, закрываясь от удара, но удержать равновесие это ему не помогло. Он покачнулся назад, а затем кубарем скатился с лестницы.

Следующей настала очередь Свиридова. Пытаясь помочь своим бойцам, майор схватил Гурова за правую руку. Свиридов попытался заломить ее за спину сыщика, но Гуров одним неуловимым движением ушел от захвата и дернул майора вперед. Тот оказался как раз на пути резиновой дубинки, которую второй милиционер собирался обрушить на голову Гурова. И, получив сокрушительный удар, Свиридов молча обрушился на бетон лестничной площадки.

Оставшийся на ногах милиционер явно не ожидал такого поворота событий и на секунду оторопел. Однако этого замешательства оказалось вполне достаточно, чтобы Гуров скрутил его как ребенка и, сорвав с пояса наручники, пристегнул к перилам. Затем сыщик вытащил из кобуры милиционера пистолет, прыгнув вниз, обрушил его на затылок второго члена «группы захвата» и, резко развернувшись, направил «ПМ» на прикованного к перилам сотрудника милиции.

– А ну-ка, ключики брось сюда! – приказал Гуров.

Милиционер вздрогнул и безропотно швырнул ключи от наручников, которыми пытался освободить себя, в сторону сыщика. Гуров легко поймал их. Затем, покачав расстроенно головой, пристегнул к перилам и его напарника. То же самое он проделал со Свиридовым. Правда, пристегивать майора к перилам Гурову пришлось собственными наручниками, за которыми он специально сходил домой.

Вместе с ними сыщик принес баночку йода и бинт. Под удивленным взглядом первого милиционера он привел в чувство второго, а затем обработал рану у него на затылке йодом и аккуратно перевязал.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru