Пользовательский поиск

Книга Смерть в прямом эфире. Страница 33

Кол-во голосов: 0

Приказ о ликвидации Голуба полковник получил также от Фалина, никаких разговоров на эту тему между ними не было. В конверте вместе с приказом всегда находилась определенная сумма долларов, как правило, вполне достаточная. Лишь однажды, вскрыв конверт и ознакомившись с содержанием, Грек занял свободный стул, произвел необходимые расчеты и сказал:

– Уважаемый господин, здесь допущена ошибка. Для выполнения данного дела мне понадобится не один помощник, а два, соответственно этих денег не хватит.

Фалин взглянул, поправил очки на хрящеватой переносице и безлично ответил:

– Распишитесь, что ознакомлены, конверт оставьте, завтра утром я вам позвоню.

На следующий день ровно в восемь утра Фалин позвонил и, не называя себя, вежливо сказал:

– Зайдите, пожалуйста.

Грек зашел, получил другой конверт, сумма долларов была удвоена.

– Благодарю, – сказал Грек, – теперь достаточно. – Не удержался и добавил: – Известите руководство, что в стране инфляция.

Фалин молча кивнул, и инцидент был исчерпан.

На связи у Грека имелись два профессиональных киллера. У обоих надежные документы прикрытия. Оба в прежние времена выезжали с заданиями за рубеж, но Грек услугами их не пользовался. Так сложилось, что они имели существенные недостатки: киллеры знали друг друга, и оба знали Грека в лицо. Обоих следовало беречь до последнего, и полковник выплачивал им жалованье, но никаких заданий не давал. А люди время от времени требовались. Парадокс ситуации заключался в том, что требовались специалисты отнюдь не такого высокого класса, но и не «быки», коих можно нанять за литр водки.

Два года назад Волох только собирал команду, в одном из первых налетов был ранен и арестован. Грек провел переговоры с районными сотрудниками милиции, убедил их, что лучше знать убийцу в лицо, чем гоняться за ним по всему городу и области, и Волоха из дела аккуратно вывели.

Грек прекрасно знал, что Волох установил связи с местными силовыми структурами напрямую, минуя его, но по этому поводу не волновался. Материал уголовного дела на бандита лежал в сейфе Владимира Леопольдовича, чего было вполне достаточно.

Когда главк МВД устал от творимого Волохом беспредела и дал команду МУРу «обратить внимание», Грек решил с группировкой кончать. Такая «малина» не могла существовать вечно. Грек решил: кроме Волоха, его пяти ближайших сообщников, во время ликвидации банды должен погибнуть и полковник Гуров.

Но всегда, если в деле задействовано много человек, не рядовых «быков», которых никто не считает, а людей достаточно авторитетных, то их интересы часто идут параллельно, а порой и пересекаются.

Грек не учел, что быстрый обмен награбленных во время последнего налета рублей на доллары является для Волоха делом наиважнейшим. Ближайшее окружение Волоха давило на главаря, советуя увеличить количество бойцов.

Волох нутром ощущал: последние успехи банды предвещают ее полный разгром. Он ничего не знал о замыслах Грека, вообще крайне редко вспоминал гэбэшника, оказавшего ему важные услуги. Он просто чувствовал, даже по перемещению руководителей ментовки в районе, что с его группой решили кончать. И тут количеством стволов победы не добиться. Власти захотят – и в решающий момент двинут против него подразделение спецназа. И это отделение «Интербанка», которое тщательно готовили его помощники, слишком походило на наживку огромного капкана. Волох давно усвоил, нежданная удача – не что иное, как умелые действия противника. Здесь же все складывалось, как в сказке. И вербовка двух офицеров милиции из патрульных машин, контролирующих участок шоссе, где расположен банк. И проститутка, оказавшаяся наркоманкой и сестрой майора, отвечавшего за аварийную сигнализацию. И даже слепки ключей, которые удалось раздобыть весьма сомнительным образом.

Если бы Волох твердо не решил, что участвовать в налете не будет, а смотается за бугор, то лично бы все перепроверил, скорее всего запретил бы операцию. Сейчас он рассуждал иначе: раз вы такие умные, вам и карты в руки.

Под «крышей» группировки имелся коммерческий банк, где обменять рубли на два миллиона долларов не составляло труда. Однако в охране банка находились парни из группировки, а два миллиона – не пачка сигарет, которую можно вынуть из кармана и передать незаметно. Само появление Волоха в банке вызовет разговоры. Узнав об обмене «общака» на валюту, молодые волки могут и броситься на вожака.

Нет, если можно провести обмен втихую, следует таким шансом воспользоваться. Волох действовал, как хорошо подготовленный оперативник. Он приказал подручным собрать все данные о Сергее Бестаеве. Сделать это оказалось проще простого. Сергей родился и жил в одном и том же доме, соседи знали его сызмальства, рассказывали как хорошее, так и плохое, но все отмечали, что парень за последний год остепенился, хорошо зарабатывает, употребляет умеренно, девок, конечно, водит, но бардаков в квартире не устраивает, сейчас у него объявилась постоянная краля, желает выйти за парня замуж. А кто бы не желал, когда у него трехкомнатная квартира на Тверской, «Жигули», сам трезвый, видный и самостоятельный?

Ровесники Бестаева и шпана помоложе относились к нему несколько иначе, называли буржуином, однако не отрицали, что он парень свойский, может и выручить в трудную минуту, и стакан в компании махнуть, даже пустить с телкой в свои хоромы. С блатными у него была раньше дружба и общие дела, но сейчас Серега отпал, так как в деньгах не нуждается. Зеленые у него видели, но в дорогие кабаки ходит редко, да и зачем ему, когда его телка манекенщица, а холодильник ломится? Никаких иностранцев у него сроду не видели, а участковый заходит, явно не по службе, а выпить на халяву.

На рынке, где Бестаев работал, его звали чуть ли не по имени-отчеству, поговаривали, что Серега у хозяина правая рука и тот вроде бы завещает ему свою мастерскую.

Волоху собранные на Бестаева данные понравились. Тот, кому есть что терять, – человек управляемый и не склонный к авантюрам. Для уголовки он интереса не представляет, потому как агентом быть не может: сидя с утра до вечера в мастерской, новостей не узнаешь. Да и Митька, пусть тоже завязал, но до сегодняшнего дня в авторитете, и ментовка на него только зубы точит: как ни говори, а в прошлом – вор в законе, с такими не шутят. Он сам, может, и сапоги тачает, а прежние дружки могут запросто голову отрезать. Но как там интересный «иностранец» появился и с какой целью? Вряд ли Бестаев сможет ответить на все вопросы, скорее всего незнакомец – из прошлого Митяя, а Волох прекрасно знал, сколь неразговорчив бывший вор в законе. На упрямой молчаливости зижделся авторитет сапожного мастера, возможно, и его жизнь.

– После конца рабочего дня тихо и спокойно пригласите Бестаева в ресторан поужинать, скажите, серьезный разговор имеется. Моего имени не называть, а кто вы такие, он и без подсказки поймет. – Вскоре этот план Волох в корне изменил.

Нестеренко и Котов дежурили неподалеку от дверей мастерской. Нестеренко торговал чебуреками навынос, Котов продавал бросовые цветы. Позже они провожали Бестаева до дома, затем гуляли неподалеку от его подъезда, после часа ночи отправлялись восвояси, чтобы к семи утра вернуться и вновь ехать на рынок.

Они засекли уголовников Волоха, которые расспрашивали о Бестаеве, и Гуров понял, что Волох готовится к встрече с Сергеем. Значит, информация о неизвестном, желающем обменять крупную сумму рублей, до Волоха дошла и заинтересовала бандита. Захват его с миллионами долларов в руках имеет судебную перспективу. Но Волох сам по себе – даже не половина дела. Необходимо, чтобы банда на банк пошла и была разгромлена. Главное и самое сложное, как привязать к делу Грека, потому что только через него существует путь наверх к вице-премьеру. А Гурову нужен был не Валентин Николаевич Попов, причастность которого к организации убийства слабо, но доказывалась. Если мечтать о разгроме негодяев, сгруппировавшихся в верхах, то бить следует по первому вице-премьеру, и только по нему. Тогда вся пирамида развалится.

33

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru