Пользовательский поиск

Книга Смерть в прямом эфире. Страница 24

Кол-во голосов: 0

– Я не хулиган, гражданочка, лишь демонстрирую вам, что вы принесли в отделение не оружие, а детскую игрушку.

Нестеренко, который знал дежурного, протянул руку, сказал:

– Володя, дай на игрушку взглянуть, – взял прекрасно изготовленную подделку, спросил: – Кому принадлежит?

Витька вскочил и быстро заговорил:

– Гражданин начальник, братан из-за бугра привез, мне подарил! Что из меня душу тянут, так можно и клизмы отнимать!

Оперативник был с пацаном согласен, но чутье подсказывало – история не такая простая. Он забрал Витьку, вошел в одну из комнат оперсостава, где никого не было, указал парню на стул, миролюбиво сказал:

– Присядь, герой, спокойно расскажи, кто ты такой, где живешь, когда брат тебе такую красивую вещь привез, и я тебя отпущу.

Сначала Витька рассказывал складно, но, когда назвал свой адрес, Нестеренко насторожился, услышав, что пацан живет в соседней квартире с Авиловым. Вскоре выяснилось, что никакого брата у Витьки нет, а пистолет ему подарил во дворе незнакомый мужик.

Нестеренко не знал, сколько стоит такой пугач за границей, но, судя по качеству изготовления, явно не копейки, и дарить такую игрушку неизвестному пацану никто не станет.

– Слушай, сынок, ты много врешь, – сказал опер. – Может, тебе Юрка из соседней квартиры дал поиграть?

– Юрка пистоль и не видел, я правду говорю.

– Какая-то она неправильная, твоя правда. – Нестеренко продолжал с интересом разглядывать игрушку. – Знаешь, в темноте такую игрушку на человека наставишь, он штаны снимет.

– Да ежели в темноте на человека лопатой замахнуться, он и ботинки снимет, – Витька обрел уверенность, мент в штатском ему нравился, говорил тихо, уважительно.

– Тоже верно, – согласился опер, снял телефонную трубку, набрал номер, сказал: – Лев Иванович, Нестеренко говорит. Я тут в отделении с очень симпатичным пацаном одну игрушку разглядываю, хотелось, чтобы вы тоже взглянули.

– Ты взрослый мальчик, Валентин, – ответил Гуров.

– Но я бы вас просил, – настаивал Нестеренко. – Собеседник мой живет у Белорусского, дверь в дверь с нашим фигурантом.

– Сейчас подъеду, – Гуров положил трубку.

Гуров к рассказу Витьки отнесся еще серьезнее. Пацана выставили в дежурку, в кабинете остались Нестеренко, Гуров и Станислав, который приехал вместе с шефом.

– По совокупности косвенных улик, – говорил Станислав, – мы можем провести у Авилова обыск.

– А чего тебе сегодняшний день прибавил? – спросил Гуров.

– Такую сравнительно дорогую вещь никто пацану подарить не мог. Он ее спер. И я бы в его возрасте спер, больно соблазн велик. И спер он скорее всего у Авилова. А под угрозой такой игрушки ограбить, так делать нечего, – ответил Станислав. – Убежден, следователь нам обыск разрешит.

– Допустим. А что конкретно мы искать будем?

– Доллары.

– Сейчас доллары у многих имеются, – задумчиво сказал Гуров. – Найдем крупную сумму, Юрий объяснение даст, но для нас доказательство, что мы на правильном пути. Звони, езжай к Игорю, бери постановление на проведение обыска у Авилова.

Авилова дома не оказалось, пришлось подождать, пока он явится. Увидев Гурова, он не скрыл удивления.

– Здравствуйте, Лев Иванович, какими судьбами?

– Здравствуй, радоваться погоди, – ответил Гуров, проходя в квартиру. – У тебя с соседями как? Возьми двух нетрепливых, мы у тебя обыск проводить будем.

– Обыск? – Авилов пуще удивился. – Кажется, вы не в цвет, Лев Иванович. Будто не знаете, я не вашего калибра. А что искать собираетесь? Может, я сам отдам?

– Нас, Юрий, крупная сумма валюты интересует, – Гуров оглядел скромную квартиру Авилова. Долларами в ней и не пахло.

– Кодекс изменили, валютную статью вернули? – спросил Юрий. Держался он хорошо, спокойно, без хамства.

Из соседней квартиры Авилов привел двух пенсионеров. Мужчина, усаживаясь на диван, сразу заявил:

– Не там ищите, господа хорошие. Или, где следует искать, вам не велят?

– Не хами, Семеныч, люди на службе, – урезонил Авилов.

Станислав сел писать протокол.

– Так как насчет валюты, гражданин Авилов?

– Плохо, гражданин начальник, – в тон ему ответил Авилов, снял с полки томик Лондона, вынул семьсот долларов, положил на стол. – На углу поменял месяца два назад, бумажку не сохранил, виноват. Но, если один доллар в доме найдете, я вам очень благодарен буду.

Семьсот, рассуждал Гуров, да триста он поменял, итого тысяча. За убийство это и не аванс, вообще не деньги. Изначально чувствовал: Юрий Авилов в таком деле человек чужой. А его прогулки по телецентру, а Дина в ватнике и с цветами, а тир? Этот дурацкий пистолет-клизма? Ощущение, что подталкивают на парня. Но, если так, должны в квартире что-то найти. На пустое место никто толкать не будет.

Он отозвал Станислава в сторону, тихо сказал:

– Давай искать. Место должно быть не простое, но для нас знакомое.

Работали часа три, слушая язвительные комментарии понятого.

– Сливной бачок в сортире смотрели? – спросил Станислав, направляясь в уборную.

Гуров взглянул на Авилова, который лишь улыбнулся:

– Такой тайник еще в начале века сгорел.

– А ты в те годы не жил, знать не можешь, – ответил Гуров, внутренне с парнем соглашаясь.

– Гражданин понятой, я вас попрошу подойти сюда, – громко сказал из туалета Станислав.

Сосед, шаркая шлепанцами, прошел в уборную и вскоре принес два полиэтиленовых пакета, один большой, другой маленький, выложил их на стол, где сразу образовалась лужа.

– Что здесь? – спросил Гуров, голос его неуловимо изменился.

– Понятия не имею! – ответил Авилов.

– Место достаточно традиционное, но ответ не очень оригинальный.

Из пакета извлекли «вальтер», из меньшего достали глушитель.

В квартире перестали разговаривать. Авилов сидел молча с отрешенным видом. Изъятие надлежащим образом оформили, все расписались, сосед решительно сказал:

– Подложили. Все отрицай, Юрок, не прошлые времена, ничего не будет.

– Суд-то будет, – тихо сказал Авилов. – А отрицаний судьи наслушались по самую завязку, Семеныч. Так что ты меня скоро не жди, – он встал, заложил руки за спину, пошел к двери.

– Погоди, успеешь, – остановил Станислав. – Переоденься, теплые вещи возьми, носки шерстяные обязательно, мыло, щетку, серьезно соберись, не будь фраером.

Авилова отвезли во внутреннюю тюрьму на Петровку. Следователю Гойде выделили в МУРе кабинет, работай с подозреваемым хоть по восемь часов в сутки. Но Игорь не торопился, ждал результатов экспертизы изъятого оружия. Вывод оказался категоричен. Леонида Голуба застрелили именно из этого пистолета, кроме того, на «вальтере» обнаружили отпечатки пальцев Авилова.

Теперь дело не касалось ни МУРа, ни Гурова, розыскники свою работу закончили. Все надлежащим образом оформить и передать в суд должна прокуратура.

Орлов пригласил к себе Гурова и Крячко, сказал:

– Как это ни неприятно, вам придется встретиться с журналистами, поведать о своих подвигах.

– Прокуратура занимается, пусть и интервью дает Гойда, – ответил Гуров.

– Значит, не веришь? – Орлов надул щеки, медленно выпустил воздух. – Народным героем стать не желаешь?

– Можно сказать? – Станислав по-ученически поднял руку. Орлов кивнул, и сыщик продолжил: – Они стать народным героем очень даже желают. Хотя полагают, что без этой туфты они давно герои.

– Не размазывайте кашу по тарелке. Раскрыть заказное убийство, да еще на телецентре, да еще в такие сроки! Я заместителем министра могу стать, Гуров на мое место, а Станислав замом.

Гуров со скучающим видом смотрел в окно. Орлов помолчал, наконец через силу сказал:

– Вы улики собирали, знаете – все против Авилова.

– Я же не говорю, – Гуров закурил, отошел к окну. – Против нас сработали неплохо, однако не классно. Я чувствую, у них неважно с людьми, используют одних и тех же.

24

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru