Пользовательский поиск

Книга Руки вверх, генерал!. Содержание - Глава 20

Кол-во голосов: 0

Глава 20

Генерал Орлов был сердит до крайности. Он возбужденно расхаживал по кабинету и, заложив руки в карманы брюк, метал громы и молнии. Гуров и Крячко, сидевшие за длинным столом, предназначенным для заседаний, стоически выдерживали обрушивающиеся на них потоки генеральского гнева.

– Вы вообще сами понимаете, что за авантюру задумали? И на что меня, старого дурака, толкаете? А если этот тип навострит лыжи? Мы, между прочим, вообще пока не знаем, с кем имеем дело! Вот дали на него сведения в военную прокуратуру и в ФСБ, а что получим в ответ – неизвестно. А вы мне предлагаете такое!.. Нет, это положительно невозможно! Нет, нет и нет! Не желаю ничего больше слышать!

Он с грохотом отодвинул кресло и сел за стол. С тем же демонстративным раздражением закурил сигарету и, повернувшись спиной к подчиненным, выпустил в сторону открытого окна огромный клуб табачного дыма. Гуров и Крячко переглянулись.

– Послушай, Петр! – воспользовавшись образовавшейся паузой, тут же сказал Гуров. – А ведь ты совершенно не прав!

– Я?! Я не прав?! – Генерал круто развернулся и изумленно уставился на Гурова. – И в чем же, позвольте узнать, моя неправота заключается?

Гуров невозмутимо выдержал его взгляд и принялся, не торопясь, загибать пальцы.

– Во-первых, никакая это не авантюра, – сказал он. – А что-то вроде рыбной ловли на живца. Во-вторых, ничем это нам не грозит. Ермаков навострить лыжи не сможет при самом горячем желании. На одной ноге далеко не убежишь. Полковнику Крячко практически придется носить его на руках – как младенца.

– Почему вся грязная работа достается мне? – вставил слово Крячко. – Ты его подстрелил, ты и носи на руках! Где социальная справедливость?

– Мы будем оба носить его на руках, – сказал Гуров. – Устраивает? Ну а если серьезно, то у нас нет лучшего выхода, Петр! Ты прекрасно видишь, с каким пиететом относится прокуратура к военным. Ну, допросит Мышкин Томилина, ну, предъявит ему показания Ермакова – если таковые вообще появятся... Томилин просто скажет, что ему об этом ничего не известно, что никуда он Ермакова не пристраивал и вообще видит его впервые за много лет. Генерал Репин вообще будет допрошен формально. И кончится тем, что убийство Репиной все-таки повесят на Ермакова...

– А ты не допускаешь, что это будет справедливо? – зловеще спросил Орлов.

– Не допускаю, – покачал головой Гуров. – Убийство Репиной было подготовлено. Даже если допустить невероятное и убийца Ермаков, то все равно он должен был выполнять чей-то заказ. Но это был не он – за каким чертом тогда его совали бы нам в глаза? А риск, что он расколется на допросе?

– Красиво поешь, – усмехнулся Орлов. – Ну а на что, собственно, ты рассчитываешь со своей авантюрой?

– Пойми, Петр, Репину убили не профессиональные преступники. Ее убили люди из ее круга. И сейчас они чувствуют себя очень неуютно. Достаточно выдернуть единственную карту, и обрушится весь карточный домик, который они выстроили. До сих пор их спасала снисходительность власти. Но психологической атаки они не выдержат, поверь мне!

– А если выдержат?

Гуров пожал плечами.

– И в этом случае ничего страшного не случится. Заключенный вернется на свое место – только и всего. Никто ничего не успеет понять.

– Не смогут они выдержать нашей атаки! – авторитетно заявил Крячко. – Томилин сразу поплывет. Ты только представь, какой его ждет шок – человек, которого он сдал, бежит из тюрьмы!

– И у него нет никакой другой цели, кроме как отомстить! – добавил Гуров. – Нам пока неизвестно, что на совести у Ермакова, но сдается мне, что судьба у него весьма непростая. И если бы меня попросили охарактеризовать его одним словом, я бы выбрал слово «головорез».

– Ну, хорошо. Ермаков бежит из тюрьмы. Связывается с Томилиным. Предлагает ему встретиться. А дальше-то что? – спросил Орлов.

– А вот мы и посмотрим – что, – сказал Крячко.

– Томилин будет вынужден принимать срочные меры, – пояснил Гуров. – Он же понимает, что его жизнь в опасности. Договориться с Ермаковым не удастся. Ему придется убрать его. Вряд ли такой поступок ему по зубам. Вот тогда и появится человек, который расправился с Репиной. Не думаю, что у этих деятелей большой выбор киллеров.

– Ну, допустим, появится, – скептически заметил Орлов. – А дальше? Неужели ты полагаешь, что я позволю тебе поставить под пулю заключенного, которого выпустят из тюрьмы под мое честное слово?

– А этого не понадобится, – сказал Гуров. – Мы располагаем адресами Томилина, Репина. Установим за ними наблюдение. Мне будет достаточно выяснить, к кому обратится за помощью Томилин...

– И что это тебе даст?

– Помнишь, чьи следы обнаружили на месте убийства Репиной? – спросил Гуров. – Там был женский след. Убийца работал на пару с женщиной. Кто она? Профессионалка? Не думаю. Скорее всего, это была хорошая знакомая Репиной. Ее задачей было заманить Репину в лес.

– Не исключено, – согласился Орлов. – И ты надеешься, что в этот раз ее тоже захватят с собой?

– Чем черт не шутит, – сказал Гуров. – Во всяком случае, мы расшевелим это гнездо.

Генерал Орлов тяжело задумался.

– Решайся, Петр! – сказал Гуров. – Дальше у нас такого момента может не быть. Сегодня ты можешь договориться с начальником тюрьмы, а кто знает, что будет завтра?

– И когда вы хотите провернуть свою аферу? – подозрительно спросил Орлов.

– Лучше всего сегодня вечером, – деловито сказал Гуров. – Томилин с Репиным только вернулись из командировки. Будут дома. Наедине со своей совестью, так сказать. Мы возьмем Ермакова и встанем возле дома Томилина. Ермаков с ним поговорит и потребует встречи. Наверняка Томилин обратится за помощью. Когда помощь прибудет, мы сядем им на хвост, а Ермакова вернем на его законное место.

– Как у тебя все гладко выходит! – с неудовольствием пробурчал Орлов. – А не проще ли было бы действовать обычным путем? Допросить Репина, например, того же Томилина...

– Насколько мне известно, Мышкин уже снимал показания с Томилина, – объяснил Гуров. – Тот как попугай твердит одно и то же – ничего не знаю, никого не подозреваю. Репин вообще до сих пор даже повестки на допрос не получал. О том, с кем последнее время общалась его жена, ничего не известно. С подругами из артистической среды она давно потеряла связь. С кем прикажешь беседовать? Генералы – особая каста, тебе это известно лучше меня.

– Да, оно и видно, как вы из генерала жилы тянете! – сварливо сказал Орлов. – Ладно, будь по-вашему! Возьму на душу грех. Но на все про все даю вам три часа. Через три часа чтобы заключенный был на своем месте! Независимо от ваших успехов или неуспехов. И чтобы никаких неожиданностей! Если потеряете его – сами в камеру сядете!

– Договорились, – усмехнулся Гуров. – Только зря ты волнуешься. Раз уж мы с ним с вооруженным справились, то уж с одной ногой и с одной рукой справимся и подавно. Только бы Томилин не подвел.

– Кстати, насчет «справимся», – вспомнил Орлов. – У Толубеева давно были? Как он там?

– Вечером вчера заходили, – сказал Крячко. – Получше ему стало. Даже улыбаться начал. Врачи говорят, самое страшное позади. Надежда есть, одним словом...

Генерал Орлов обвел их тяжелым взглядом и с угрозой сказал:

– Эх, надо было вам еще за это «задержание» вставить как следует! А я не только вас пожалел, но и опять у вас на поводу плетусь... Ну, на кой черт вам этот бандюган сдался? Ну, задумали этот трюк с телефонным звонком – так и звонили бы прямо из тюрьмы!

Гуров покачал головой.

– Не то, Петр! – уверенно сказал он. – Я уже об этом думал. Сейчас определитель номера не редкость. Из тюрьмы звонить никакого смысла. И даже мобильником пользоваться опасно. Откуда у беглого мобильник? Нужно, чтобы Томилин ни секунды не сомневался. Лучше всего будет, если Ермаков из таксофона позвонит.

– Конечно, лучше, – мрачно заключил Орлов. – Всем будет лучше, кроме меня, – печенкой чую! Ну да ладно, пользуйтесь моей добротой! В последний раз уговорили – еду к начальнику тюрьмы.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru