Пользовательский поиск

Книга Руки вверх, генерал!. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

– Ну, хорошо, а на свои вопросы ты получил ответ? – спросил Гуров.

– А! Да, они мне все рассказали. Оказывается, Репин был с проверкой в воинской части где-то неподалеку от этого самого Каменска. Естественно, тещу с тестем навещать и не собирался. Даже в известность не поставил, что находится рядом. Но зато, когда ему из Москвы позвонили, что жена погибла, он тут же с Преображенскими связался и предложил вместе отправиться в столицу. Они вместе на военном самолете сюда летели.

– А кто первый заговорил о том, что прах должен быть захоронен на родной земле, не знаешь? – спросил Гуров.

Крячко развел руками.

– Такой деликатный вопрос, – сказал он. – Я не стал углубляться. Да и как узнаешь? Они в таком смятении были. Думаю, только намекни им об этом, они с радостью за эту мысль ухватились бы, да еще своей посчитали бы...

– Это верно. Но вот что интересно, – задумчиво пробормотал Гуров. – Сдается мне, специальный гроб для транспортировки был заказан Томилиным еще до разговора Репина с родителями жены. То есть он все заранее решил и продумал. Тебе это странным не кажется?

Крячко пожал плечами.

– Черт его знает! – искренне сказал он. – Ну, вообще-то этот Репин, похоже, тертый калач. С холодной головой мужик. Привык, наверное, все заранее рассчитывать. Вот и тут – предвидел, что отец с матерью захотят, чтобы дочь поближе к ним покоилась...

– А от него подальше, выходит?

– Выходит, так, – сказал Крячко и повторил: – Черт его знает! Может, ему так легче? Если ты намекаешь, что Репин по какой-то причине мечтал от жены отделаться... Так родители вроде говорят, что Виктория с мужем в ладу жила... Вроде любила она его безумно – они даже так мне сказали... Одним словом, на генерала у них обиды нет.

– Ну а он сам как тебе показался? – спросил Гуров. – Он-то убит горем?

– Ну, я его мельком видел. Говорю же, он сразу в машину засел и больше оттуда не выходил. Но, в общем, мне показалось, что невесело мужику. А уж как там на самом деле...

– Ну а дальше-то что было? – поинтересовался Гуров.

– А что дальше? – пожал плечами Крячко. – Томилин уковылял, значит, к генералу, а через пять минут тот приказал шоферу посигналить. Родители гудок услышали, извинились и тоже в машину сели. Вот и все. Я еще с Волохиным поговорил. Но там ничего интересного. Он говорит, военные ничего лишнего не болтали, всё только по делу. А родители плакали, конечно... Ну а у тебя что? Что тебе доложили в высших сферах?

– Обнадежили, – сказал Гуров. – Теперь мы с тобой вместе будем группу Мышкина усиливать. В целях успокоения общественного мнения.

– Ну, вот видишь! – удовлетворенно заметил Крячко. – Значит, к тебе прислушались!

– Не совсем так, – сказал Гуров. – Мы работаем на единственную версию.

– «Сезонный убийца», значит, – заключил Крячко. – Значит, к тебе не прислушались?

– Да я и рта не раскрывал, – признался Гуров. – Петр отсоветовал. Велел все вопросы утрясать в рабочем порядке. Мышкин уже приглашал. Но я решил сначала тебя послушать. И еще мне любопытно, Мышкин уже беседовал с Репиным?

– Да вряд ли! – сказал Крячко. – Когда бы он успел? Тот сегодня ночью прилетел и все время занят был. Да и Мышкин... Нет, вряд ли! По-моему, он даже с Томилиным не беседовал.

– А ведь Репин небось теперь обратно на Урал поедет! – с досадой сказал Гуров. – Наверняка ведь в похоронах участвовать будет. И опять мы до него не доберемся!

– Это верно, – кивнул Крячко. – Но лучше все-таки уточнить это дело. А вдруг не поедет? А вдруг задержится на день-два? Гроб-то все равно железной дорогой идет...

– Да чего гадать! – махнул рукой Гуров. – Жизнь покажет. Ты свой голод утолил?

– Есть немного, – сказал Крячко. – В принципе, жизненные силы добавки просят...

– Перебьются твои жизненные силы, – безжалостно заметил Гуров, вставая из-за стола. – Нужно действовать. Нужно потребовать от Мышкина, чтобы он вплотную занялся Репиным. Черт побери, до сих пор не иметь показаний никого из близких погибшей! А время идет...

Однако, когда они вернулись в кабинет, выяснилось, что Мышкин сам сгорает от желания действовать. Телефон на столе разрывался от звона. Гуров снял трубку и услышал раздраженный голос следователя.

– Это ты, Гуров? – нетерпеливо спросил он. – Куда ты провалился? Ты же никому покою не давал с этим делом, а теперь тебя днем с огнем не сыщешь! Чем ты все время занят?

– Начальство не стоит баловать, – добродушно откликнулся Гуров. – Ты-то ведь тоже – то в мою сторону смотреть не хочешь, то, как влюбленная девушка, по десять раз на дню звонишь... Горит у тебя, что ли?

– Представь себе, горит! – сердито сказал Мышкин. – Синим пламенем пылает! Пока ты там неизвестно чем занимаешься, ко мне звонок поступил – анонимный. Но серьезный. Приезжай ко мне вместе с Крячко – обсудить надо, как на этот звонок реагировать. Толубеев с ребятами уже здесь.

– Про что звонок-то? – поинтересовался Гуров.

Мышкин секунду колебался.

– Вообще это не телефонный разговор, – пробурчал он. – Ну, ладно! Позвонил неизвестный и сообщил адрес, по которому якобы находится убийца.

– Какой убийца? – не понял Гуров.

Мышкин сочувственно вздохнул и желчно сказал:

– Тот самый, Гуров! Которого мы с тобой ищем.

Глава 14

– Итак, поскольку Лев Иванович только сейчас прибыл, я еще раз доведу до вашего сведения содержание полученного мною звонка...

Мышкин говорил сухим скрипучим голосом, нервно сжимая и разжимая кулаки и поглядывая на собравшихся придирчивым взглядом строгого нелюбимого учителя.

– Откровенно говоря, жаль, что не удалось зафиксировать звонок, – с досадой продолжил он. – Я вообще считаю, что постоянная запись телефонных разговоров в кабинетах была бы далеко не лишней. Но наша техническая оснащенность, увы... Впрочем, не будем сейчас об этом! Поговорим о звонке.

– Звонил мужчина? – поинтересовался Гуров.

– Да, естественно, – сказал Мышкин, хотя почему он отказывает женской половине в праве на телефонный звонок, было совершенно непонятно.

– Неизвестный мужчина! – многозначительно повторил Гуров.

Мышкин сердито посмотрел на него.

– Ну и что? – спросил он. – Что ты имеешь в виду, Лев Иваныч?

– А то, что об убийстве Репиной тоже сообщил неизвестный мужчина, – ответил Гуров. – Пожелавший и в дальнейшем оставаться неизвестным.

– И какое это имеет значение? – поморщился Мышкин. – Наверняка это был совсем другой мужчина...

– Как знать! – сказал Гуров.

Мышкин сжал тонкие губы, побарабанил пальцами по крышке стола.

– У Льва Иваныча, как всегда, свое видение ситуации, – устало объяснил он. – Что ж, примем к сведению... Хотя не вижу, что это меняет... Лучше послушай, Лев Иваныч, о чем шла речь...

По его словам, около часа назад прямо в его кабинет позвонил неизвестный и без предисловий спросил:

– Вам нужен тот, что замочил бабу на Лосиноостровском? Тогда пишите адрес – Гаврилково, садовые участки, двухэтажная дачка напротив пруда рядом с речкой. Вы ее сразу узнаете – забор из стальной сетки и красная крыша. Он там. – После этих слов звонивший немедленно отключился.

– Вот теперь надо решить, что будем предпринимать, – озабоченно сказал Мышкин.

– А что предпринимать? – унылым голосом произнес румяный Толубеев. – Ехать придется. Без проверки такой сигнал не оставишь. Хотя, скорее всего, дезинформация. Сейчас шутников до хрена развелось. То про бомбу позвонят, то выкуп какой-нибудь потребуют...

– А если не дезинформация? – спросил Мышкин. – ОМОН просить надо! Опасный преступник все-таки...

– Знаешь что, Леонид Георгиевич! – сказал Гуров. – Давай не будем горячку пороть. Зачем нам ОМОН? Наверняка это дезинформация. Сами съездим и сами убедимся. Хотя времени жаль. Я с большим удовольствием окружением погибшей бы занялся. Мы ведь, по существу, ни черта о ней до сих пор не знаем! А ведь вопросов больше, чем ответов...

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru