Пользовательский поиск

Книга Пулевое многоточие. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Они обнялись так, что захрустели кости. Следом подошел Орлов, тоже прижал Гурова к широкой груди. Кувшинников подошел последним, скромно пожал Гурову руку. Под мышкой у него торчал пухлый потрепанный портфель.

– Как ваше здоровье? – вежливо спросил он.

– Это уж от вас зависит, – усмехнулся Гуров. – Мое здоровье. Я пока лежал, всю голову изломал, почему это ко мне никто носа не кажет. Так плохи дела?

– Это как сказать, – хмыкнул Орлов и, обернувшись к Кувшинникову, заговорщицки ему подмигнул. – Давай, как договорились!

Они повернулись и пошли в густую аллею, где, расположившись на дальней лавочке, извлекли из потрепанного портфеля две бутылки водки и нехитрую закуску.

– Давненько мы все не собирались вот так запросто, – сказал Орлов, похлопывая Гурова и Крячко по плечам. – Но сегодня можно. Есть что отметить. Давайте!

– Так я не понял, – спросил Гуров, когда все опрокинули по первой. – Мы чего празднуем? Кто-нибудь мне скажет?

– Во-первых, твое чудесное исцеление, – сообщил Крячко. – Во-вторых, вот этот крендель, Кувшинников, вышел сегодня из-под домашнего ареста. Ага! Сидел как руководитель нашей группы. За плохую организацию. Легко, я скажу, отделался. Могли и в лейтенанты смайнать.

– Но вообще наломали вы дров! – мечтательно сказал Орлов. – Давно я так не крутился. Как уж на сковородке! Тебя зачем на этот теплоход понесло?

– Посмотреть, – сказал Гуров.

– Посмотрел? А если бы тебя там пристукнули? Очень даже могли, между прочим. Этот Велес такой хлюст оказался – у него поддержка даже в нашем ведомстве была.

– Между прочим, я Стаса предупредил, пока связь была, чтобы он поддержку организовал!

– Правильно, «предупредил»! – передразнил Орлов. – А нас тут знаешь как по первости за глотку взяли? Понесли по кочкам! Самоуправство и так далее…

– Я уж вижу, ждать бесполезно, – доверительно сказал Крячко, – взял на свой страх и риск пяток ребят, две тачки личные и следом за тобой рванул. Вы по каналам, а мы за вами по берегу. Связаться невозможно, от Петра ничего утешительного. Так и гнали, пока ты это корыто на мель не посадил. Ну тут мы по полной программе развернулись – вызвали местные службы, МЧС, милицию, а сами вплавь рванули. К счастью, совсем рядом деревня оказалась, мы там катер напрокат взяли. Ну, приплыли, на судне дым коромыслом, бабы орут, кто-то шлюпки на воду спускает, кто-то сейфы под шумок чистит. Стрельба даже кое-где началась. Мы первым делом тебя бросились искать, потому что поняли – без тебя на мель эта дрына сесть не могла. В рубке тебя нашли и на берег переправили. А тут местные службы подоспели. Спасибо местной администрации – они сразу туда ОМОН отправили, транспортную милицию и чуть позже оперативно-следственную группу. А поскольку на судне полный бедлам был и главный их, Велес, пропал, практически получилось так, что все судно, как одна большая улика, нам досталось.

– Мы предполагаем, что в момент крушения Велес находился на палубе, – продолжил за него Орлов, – и упал за борт. Может, выплыл где, а может, рыбу кормит. Лично мне не жалко. Зато его свора, те, которых взяли, показания сразу стала давать. У Велеса специальная группа была, он ее «группой быстрого реагирования» называл – вот она за людьми и охотилась. Но из этих пока человек пять только взяли. Остальные в бегах или потонули. Зато архив этого подонка достался нам целиком – вся бухгалтерия, все секретные видеозаписи… Только… – голос его слегка упал. – Только все это у нас, Лева, забрали и передали дело ФСБ. Ну, в том смысле, что государственные люди там замешаны и не нам это разгребать. Топорные, мол, у нас методы. Вот и кораблекрушение твое – тоже лыко в строку. Говорят, подверг реальной опасности жизни людей. А то, что эти люди годами вытворяли, неважно! Ну, слава богу, отделались мы все-таки легко. Мне – выговор, Кувшинникова под домашний арест и неполное служебное соответствие, тебя пощадили, поскольку у тебя диагноз серьезный, а Крячко, как всегда, сухой из воды вышел. В общем, орденов не заработали, Лева!

– Зато очаг заразы ликвидировали, – серьезно заявил Кувшинников.

– И давайте за это выпьем! – подхватил Крячко.

Они разлили водку по стаканчикам.

– Да, а как этот… Подушкин? – вспомнил Гуров. – Я ведь как за борт его спихнул, так сердце с тех пор и болит: выплыл – не выплыл…

– Оно, знаешь, не тонет, – засмеялся Крячко.

Генерал сердито сверкнул на него глазами и обернулся к Гурову.

– Вызывали тут меня в один кабинет, – доверительно сказал он. – И намекнули, чтобы такую фамилию мы на время забыли. Совсем. А если уж тебе невмоготу, можешь телевизор включить – там эта фигура в полной красе ежедневно.

– Ага! А девушка, девушка с ним была! – заволновался Гуров. – Про нее ничего не известно?

Орлов хмыкнул.

– Совсем забыл! Мария ведь мне звонила! Она с гастролей возвращается, хотела тебя порадовать, а ты недоступен. Ну, я как мог ее успокоил, сказал, что с тобой все в полном порядке, выполняешь секретное государственное задание. Вот как! А ты про девушку! Жена приезжает!

– Здорово! – Глаза у Гурова загорелись. – С этого и надо было начинать! Вот за это давайте и выпьем!

Они подняли чарки, а потом Орлов засмеялся и сказал:

– А девчонка твоя жива, не волнуйся! Такая бойкая, эта не пропадет. Она, понимаешь, выплыла там у какого-то населенного пункта практически без ничего – и прямиком в ментовку. Я, говорит, сотрудник МУРа, нахожусь здесь по заданию полковника Гурова. А там твою фамилию откуда-то знают. Ну, развесили уши ребята, нашли твоей красавице форму подходящую, приодели, телефончик еще спросили. Она им ручкой – и была такова!

Крячко твердой рукой разлил водку.

– Как говорится, все хорошо, что хорошо кончается. Давайте за это!

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru