Пользовательский поиск

Книга Пулевое многоточие. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

– А вы? Все остальные что делают?

– Кто как, – пожала плечами Маша. – Но вообще, если хочешь у Велеса работать, приходится за собой следить. Если ты где-то засветилась или заболела – все, на работу тебя больше не возьмут. Режимный объект! – фыркнула она. – Главное – помалкивать. Поэтому все сидят тихо. А кто тихо не может, с тем разговор короткий.

– Скажи, а не было ли такого случая на вашем судне, – спросил Гуров, – примерно три-четыре недели назад, чтобы сюда проник человек, частный детектив? Вот его фотография, кстати…

Гуров полез в карман и показал Маше снимок Быкова. Она захлопала глазами, но не вспомнила.

– Знаешь, мы ведь за судном не следим, – сказала она. – Мы ведь другим делом заняты. Говорю, кроме подушек и жирных ляжек, ничего здесь не видим. Ну разве что в бар с «милым» выйдешь – и опять в койку. Припоминаю, что с месяц назад был какой-то переполох ночью. Шакалы Велеса бегали по палубам, суетились. Потом наутро все тихо было. Но из-за этого мужика сыр-бор разгорелся или по другой причине, этого не скажу. О, смотри, Велес свою речь закончил! Сейчас они шампанского хлопнут, и начнется веселье. Кто в казино завалится, а кто по бабам пойдет… Тогда на каждом углу охрана торчать будет. Спешить надо… А между прочим, главного гостя-то нет! – вдруг сообщила она, вглядываясь в экран.

– Это какого же? – заинтересовался Гуров.

– А Подушкина, – небрежно сказала девушка. – Он вообще не любит, когда народу много. Сидит у себя в каюте, как сыч, и в карты ходит играть только всегда с одними и теми же. Бережет себя, осторожничает! А того не понимает, что и его, как прочих, на видео снимают.

– Подушкин?! – поразился Гуров. – Тот самый Подушкин?!

Маша назвала фамилию, которая ежедневно звучала в телевизионных новостях и печаталась в газетных колонках. Известный политик, занимающий ключевой пост в большой партии, авторитетный юрист и, по слухам, владелец весьма прибыльного бизнеса. Имея в друзьях такую крупную фигуру, Велес действительно мог чувствовать себя достаточно уверенно. Важно было знать, как далеко зашла эта дружба.

– Ну ты чего теперь стоишь?! – прервала размышления Гурова Мария. – Сейчас они расходиться будут, все шестерки по теплоходу расползутся, и тебя мигом повяжут. Хочешь спрятаться, значит, пошевеливайся! Я из-за тебя подыхать не собираюсь!

– Уважаю твое желание! – сказал Гуров, прилаживая под пиджаком пистолеты. – Тогда пошли! И старайся держаться поспокойнее. Ты же у себя дома!

– Ты так не шути! – строго сказала девушка. – Дома! Врагу такого дома не пожелаю! Если бы не бабки, которые тут платят…

Они осторожно вышли из каюты. Коридор, освещенный матовыми светильниками, был пуст. Гуров запер каюту на ключ и сунул его в карман. Маша схватила его за руку.

– Да пошли же наконец! – раздраженно прошипела она. – Достал уже! Копается, копается!

Гуров доверился своей спутнице, и она потащила его по сверкающему узкому коридору куда-то в направлении кормы. Похожие одна на другую двери, светильники, неотличимые друг от друга, как капли воды, создавали ощущение нереальности, некоего навязчивого сна, предвестника кошмара. На душе у Гурова было неспокойно, он предчувствовал, что без приключений им до каюты девушки не добраться.

Так и вышло. Едва им понадобилось свернуть в какой-то тесный проход, как на них сверху почти свалился по ступеням трапа человек в белоснежной форме с нашивками на рукавах. Он не был похож на лакеев, которые встретили Гурова у сходен. Его форма напоминала офицерскую, и сам он изо всех сил изображал на своей узкой костистой физиономии, украшенной тонкими усиками, надменную мину. Наверное, это был кто-то из помощников капитана. Он уставился на Гурова так, будто тот был голым или носил на голове рога. Правда, никаких вопросов он не задавал, но, едва разминувшись с Марией и Гуровым, достал из кармана рацию и быстро приложил ее к губам.

– Скорее вниз! – в панике прошептала девушка.

Но едва они нырнули в люк, через который открывался путь куда-то в недра теплохода и откуда шел густой механический гул, как им навстречу сразу стали подниматься какие-то бодрые парни в рубашках с короткими рукавами. Круглые шары бицепсов весело перекатывались под бронзовой кожей. Поднимаясь, они неотрывно смотрели на Гурова, и этот взгляд ему настолько не понравился, что он даже не стал завязывать разговор, а просто с силой припечатал первого бодрого парня каблуком в лоб, так что тот мигом отлепился от поручней и всей своей немалой массой рухнул на бегущих за ним следом соратников. Молодые люди были настолько в себе уверены, что выпад Гурова явился для них полной неожиданностью. На трапе мгновенно образовалась куча-мала, и вся компания посыпалась вниз с криками, из которых самым приличным был:

– Ах, сука!

Тот, кого Гуров приложил каблуком, однако, не кричал и, кажется, даже самостоятельно не двигался.

Уточнять, впрочем, детали было некогда. Откуда-то снизу донеслись тревожные крики и топот. Похоже, они с Машей все-таки опоздали, и погоня за ними уже началась.

Теперь Гуров схватил девушку за руку и увлек за собой. Они опять взбежали наверх. Пустой коридор наполнился звуками торопливых шагов. В проеме двери на миг появилось чье-то бритое лицо. Глаза испуганно уставились на Гурова.

– Они здесь!

Маша ахнула. Ее хорошенькое личико заливала восковая бледность. Она еле держалась на ногах от страха. Гуров придержал ее за плечи. Неожиданно его осенило.

– Где каюта Подушкина?! – свистящим шепотом спросил он, привлекая к себе девушку. – Быстро соображай! Где?!

– Туда! – пролепетала она, ткнув в сторону пальцем.

Держа в одной руке пистолет, а в другой полуживую от страха девушку, Гуров бросился в указанном направлении.

Глава 15

К счастью, каюта Подушкина была расположена совсем недалеко. Пришлось только взобраться по трапу и пройти метров двадцать пять по застеленному пушистой ковровой дорожкой коридору. На пути Гурову попались два матроса в опереточных костюмчиках с накрахмаленными воротниками. Они выглядели весьма грозно, но, заметив вороненый ствол, сочли за благо ретироваться, ловко нырнув в какую-то щель.

Куда серьезнее повел себя появившийся следом за матросами еще один чин в белоснежном мундире. По гордой осанке и золотым галунам можно было предположить, что это сам капитан или, по крайней мере, первый помощник. Кроме мундира, он обладал еще и тонкими белыми перчатками. Повелительно взмахнув рукой, затянутой в белую перчатку, он решительно пошел на Гурова и раскатистым баритоном объявил:

– Прошу вас остановиться! Вы находитесь на частной территории и будете нести ответственность по всей строгости закона! Немедленно сдайте оружие!

Одними словами он не ограничился. Не сводя с Гурова водянистых озлобленных глаз, лихорадочно шарил то ли за поясом, то ли в заднем кармане. Желая предупредить непоправимое, Гуров холодно бросил:

– Не валяй дурака, морской волк! Я из милиции!

– Мне плевать, откуда ты, убогий! – отрывисто сказал «морской волк». – Ты здесь никто. Скинь ствол, или я вышибу тебе мозги! Не веришь?

В его руке сверкнул никелированный щегольской пистолетик. Маша вскрикнула и юркнула за спину Гурова. Капитан (или помощник) вскинул пистолет. Голова гордо поднята, ноги в белых брюках на ширине плеч, на лице брезгливая гримаса.

– Считаю до трех! – надменно сказал он. – Раз!

– Два! – сказал Гуров и выстрелил.

Рука капитана дернулась, пистолет сам собой выскочил из пальцев и кувыркнулся ему под ноги, исчезнув в пушистом ворсе. Ослепительно-белая ткань мундира мгновенно окрасилась кровью, и темно-красное пятно стало быстро-быстро расползаться по рукаву. Гордое выражение с физиономии капитана будто ветром сдуло. Он ойкнул и вцепился ладонью в простреленное плечо.

– Ты… Ты… Что наделал? – изумленно пробормотал раненый капитан, медленно отступая назад по коридору и, кажется, готовый уже пасть без чувств.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru