Пользовательский поиск

Книга Пулевое многоточие. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

Глава 10

Клуб «Галлея», который располагался между Таганкой и Лефортовом, не понравился Гурову с первого взгляда. Это был старинный двухэтажный особняк, отгороженный от общей суеты витой чугунной оградой и двумя рядами старых раскидистых лип. Со стороны строение казалось нежилым и слегка запущенным – так же как и двор, усаженный деревьями. Однако над воротами, оборудованными механизмом для автоматического открытия, была укреплена видеокамера, бесстрастно фиксирующая все, что попадало в ее поле зрения. Судя по всему, пройти в дом просто так, «на халяву», было нереально. Еще не начинало смеркаться, и огней в домах не зажигали. Трудно было понять, происходит ли что-нибудь в особняке, есть ли там какая-нибудь жизнь.

Гуров, Крячко и Кувшинников наблюдали за объектом издали, сидя в машине и рассматривая дом и двор в бинокли. Они специально приехали пораньше, чтобы посмотреть, кто посещает клуб «Галлея», и в соответствии с полученной информацией выработать окончательный план действий. Об их вылазке в известность был поставлен только генерал Орлов. Он же выделил им автомобиль-фургон, закамуфлированный под транспорт городских электросетей. Больше в управлении никто не знал, куда отправились Гуров и Крячко. На этом настоял Гуров.

– Раз инициатива наказуема, будем маскироваться. Прикинемся сучком. Никому ни слова. Я перестаю понимать, где нахожусь – среди друзей или врагов. Если вы понимаете больше меня, растолкуйте, буду очень благодарен. Но пока мне неясно, почему за мной охотятся с автоматами и я же оказываюсь виноват.

– Скажи спасибо, что вас под суд не отдали! – рассердился генерал. – Запросто могли квалифицировать как превышение полномочий. А вас даже от дела не отстранили! И ты еще спрашиваешь, среди друзей ты или нет!

Несмотря на свою отповедь, идею Гурова он поддержал и даже автомобиль распорядился выделить для Кувшинникова лично, не вдаваясь в детали.

Теперь они прели в этом фургоне, рассматривали особняк в бинокль и дожидались темноты. Через полтора часа наблюдений Гуров счел нужным подвести некоторые итоги.

– Интересное получается кино, – сказал он, в очередной раз откладывая бинокль. – Вообще-то мне всегда казалось, что клуб – это некое место, где собираются люди. Мы с вами сидим уже черт знает сколько, а в это место ни одна собака даже носа не сунула. Ворота на замке, окна темны, движения во дворе не видно. Не кажется вам, что это откровенная западня?

– Западня не бывает откровенной, – возразил Кувшинников. – А место действительно тихое. Придушить тут человека можно в два счета. Никто и не почешется.

– Думаешь, до этого дело дойдет? – спросил Гуров.

– Пока своими глазами не увидел, не думал. А теперь уверен. Сначала, конечно, у меня постараются выпытать, что за друзья рассказали мне про «Советскую Родину» и что именно рассказали, а потом…

– В таком случае, как только стемнеет, направляемся к воротам вдвоем, – заявил Гуров. – Действительно, тебя не предупреждали, чтобы ты приходил один. И они будут вынуждены принять обоих, вот увидите. Пока они будут с нами возиться, Стас изыщет возможность проникнуть на территорию своими силами и по возможности будет отслеживать ситуацию. Если мы окажемся в пиковом положении, у нас, по крайней мере, будет призрачная надежда, что ты где-то рядом. Надежда нам сейчас нужна как воздух.

– А что мы будем внутри делать? – спросил Кувшинников. – Вы себе как представляете?

– Сначала прикинемся чайниками, – сказал Гуров. – Будем тянуть резину, пока вопрос с теплоходом хоть немного не прояснится. Когда будем уверены, что ниточка в наших руках, нужно будет постараться взять кого-то из этой компании. То есть практически поменяться ролями. Это не они нам должны задавать вопросы, а мы им!

– Ладно, только тогда вы меня не останавливайте, – вдруг сказал Кувшинников. – Вы мой приятель, который вообще ничего не знает. Пошел со мной просто потому, что я попросил. Стоите рядом и ничего не понимаете. Я буду ломать комедию, пока они сами не проговорятся. Я на это мастер. А уж когда посчитаете, что выяснили мы достаточно, чтобы брать «языка», вы тогда… покашляйте, что ли!

– Оружия с собой не берем! – категорически заявил Гуров. – Нас не должны ни в чем заподозрить. Все оружие оставляем Стасу. То же самое с документами.

Снова потянулись долгие минуты ожидания. Лишь когда вдоль переулка затеплились фонари, в особняке на первом этаже наконец-то вспыхнуло окно на первом этаже.

– Пора! – сказал Гуров.

Они заперли машину, разделились и пошли к особняку – отдельно Гуров с Кувшинниковым и отдельно – Крячко. Последний сразу же растворился в темноте, и Гурову только и оставалось молиться в душе, что друг его будет достаточно благоразумен.

Вдвоем они подошли к чугунным воротам, сквозь прутья которых просматривались таинственные тени деревьев на асфальтовых дорожках, нашли кнопку звонка и позвонили. Почти сразу же ожил спрятанный где-то динамик. Спокойный размеренный голос поинтересовался, кто они такие и что им нужно.

Заикаясь и мямля, Кувшинников кое-как объяснил цель своего визита. Его терпеливо слушали, пока он не упомянул имя Велес.

– А кто это с вами? – строго спросил голос.

Кувшинников с первобытным страхом уставился прямо в объектив видеокамеры и подобострастно принялся объяснять, что чувствует себя не совсем в своей тарелке, поэтому взял с собой товарища. Он запутался в собственных объяснениях, но, как и предполагал Гуров, в доме сочли необходимым впустить обоих. Ворота автоматически отворились, а потом с легким стуком закрылись за гостями. Гуров и Кувшинников направились к дому. Возле крыльца фонари не горели, и они не сразу заметили встречающего их человека.

Но затем Гуров различил невысокую фигуру человека в костюме и вопросительно посмотрел на своего спутника. Кувшинников еле заметно кивнул – значит, это был тот самый человек, что назначил ему встречу.

– Прошу, господа! – сказал человек, выступая из темноты. – Мы вас уже давно ждем.

Он показал рукой на дверь. Гуров и Кувшинников вошли. Перед ними была небольшая комната, уставленная аппаратурой. Одну стену занимали мониторы, на которых высвечивались различные участки территории особняка и некоторые помещения. Правда, половина мониторов не была включена, а на включенных наблюдалось удивительное безлюдье, из чего Гуров заключил, что в здании, скорее всего, никого, кроме них, нет. Тем не менее за мониторами наблюдали. Двое человек, один в комбинезоне со множеством накладных карманчиков и надписей латинскими буквами, а второй – в темно-синем пиджаке и белых брюках, похожий на стареющего плейбоя, сидели за круглым столиком, по которому были разбросаны игральные карты. Еще там стояли бутылка виски и несколько бокалов. Однако уровень жидкости в бутылке понизился совсем немного по сравнению с изначальным, из чего Гуров заключил, что все здесь в здравом уме и твердой памяти.

Гости привлекли особое внимание. После того как Гуров и Кувшинников перешагнули через порог, их долго и придирчиво осматривали, а потом человек, сопровождавший их, объявил:

– Ну так, господа! Думаю, пришло время познакомиться. Это тот самый господин, имеющий долю в фармацевтическом бизнесе, которого очень интересует проблема речных круизов. Его друга я совсем не знаю, но полагаю, что это белое пятно будет ликвидировано в самое ближайшее время.

От слова «ликвидировано» у Гурова мурашки пробежали по спине, но он не подал виду и сказал:

– Честно говоря, у меня бизнес совсем другой и речными круизами я не увлекаюсь, а со своим другом я отправился лишь потому, что никому не доверяю. И его отговорил идти в одиночку. Он человек непрактичный, и облапошить его ничего не стоит. Да если честно, я и сейчас вам не верю. Кто вы такие? Для чего вам понадобился мой друг? Чего вы хотите?

Гуров говорил с напором, изображая из себя человека, который абсолютно убежден в своей правоте. Кувшинников ему подыгрывал. На его лице нарисовалась мучительная гримаса, свидетельствующая о том, что ему очень стыдно за невыдержанность друга. Хозяева переглянулись.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru