Пользовательский поиск

Книга Пулевое многоточие. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Гуров обернулся. Стас, мучительно сдвинув брови, целился куда-то сквозь дверной проем. Его широкое лицо казалось необычно бледным, и мозг Гурова пронзила догадка – в друга стреляли! И не просто стреляли, а даже ранили! Вот что означал тот странный шум на кухне – кто-то незаметно прокрался не только к окну, но и в дом тоже!

– Тебе нужна помощь? – крикнул Гуров.

Стас обернулся к нему и странно усмехнулся.

– Это ему нужна помощь! – крикнул он в ответ. – Я зацепил одного! Но он, кажется, отвалил. Держи окно – я проверю!

Гуров сосредоточился на окне, а Крячко с некоторым напряжением поднялся и осторожно прошел на кухню. Отсутствовал он недолго, а когда появился, шаг его сделался заметно тверже, да и кровь уже прилила к лицу.

– Вставай! – сказал он с досадой. – Они слиняли. Во дворе никого, ворота нараспашку, и я слышал, как отъехала машина.

– Вот так попали! На ровном месте, да мордой об асфальт! – произнес Гуров, поднимаясь. – Счастье еще, что кишки из нас не успели выпустить. Вот только изгваздались мы теперь с тобой, как два бомжа с помойки. Да еще и рыбой этой провоняли. Интересно мне нашего хозяина спросить, Макара, почему у него кругом рыбой воняет?

– У Макара ты уже ничего не спросишь, – мрачно сообщил Крячко.

Гуров вопросительно уставился на него.

– Макара они первого пришили, как только в дом зашли. И Змей отмучился – ему тоже пулю в лоб загнали. Так что мы с тобой одни на этом празднике жизни…

– Постой! – испугался Гуров. – Как одни? А Дужкин?!

– Про Дужкина я забыл, – сконфуженно признался Крячко. – Как-то совсем из головы вылетело. Столько всего навалилось, что я и забыл, для чего мы сюда приперлись. А где он, кстати?

– Ты его сам обратно спихнул, – напомнил Гуров. – Не дай бог, он себе шею в этой яме свернул! Тогда мы с тобой в такой заднице, какой ты и представить себе не можешь! Кстати, а чего ты побледнел, когда стрелял? Задело тебя?

– Да чепуха! – махнул рукой Крячко. – Он торопился, стрелял навскидку. От шкафа кусок отщепило и этим куском мне по кости… Больно было – страх! Контузия своего рода!

– Ты его видел?

– Смутно. Он против света же был. И потом, тут со всех сторон то одно, то другое… Но оружие с глушителем – значит, знали, на что шли, готовились.

– М-да! Интересно! – сказал Гуров, качая головой. – Команда, вооруженная автоматами с глушителем, идет на приступ рыбацкой хижины… Это для Гомера сюжет.

– Ты сам что об этом думаешь?

– Я много чего думаю, – сказал Гуров хмуро. – И о многих. Но давай лучше спросим, что думает этот… из подземелья…

Они подошли к дыре в полу и заглянули вниз. К счастью, их подопечный был жив, хотя вид у него был растерзанный дальше некуда. Должно быть, он уже распрощался с жизнью. Уставив на Гурова круглые, как тарелки, глаза, Дружкин дрожащим голосом спросил:

– Они ушли? Они в самом деле ушли? Вы уверены?

– Ты сам-то как думаешь? – в свою очередь спросил у него Крячко. – Пошевели мозгами! И вообще, ты сегодня собираешься выбираться из своей могилы, призрак?

На «призрака» Дужкин почему-то сильно обиделся, надулся и сразу же самостоятельно, хотя и не без труда, вылез из подполья.

– Ты знаешь, кто эти люди, – утвердительно сказал Гуров, сверля его взглядом.

– Примерно, – буркнул Дужкин. – Они не местные, это точно. Скорее всего, из Москвы. Тут, короче, так получилось. Меня повязали, а потом в один прекрасный день меня вертухай здешний сплавил. Объяснил, что и как делать, чтобы с кичи подорваться. Ну все вышло – просто пальчики оближешь. Я, правда, сразу подумал, что за благодетель, но не придал значения. У него свой интерес, у меня свой. А ему, оказывается, эти ребята забашляли, чтобы меня выдернул. Короче, они меня и встретили. И сразу сюда. Между прочим, то же спрашивали, что и вы, – откуда я лицензию взял. Ну, я не призрак, – тут он бросил мстительный взгляд на Крячко, – я сразу просек, что к чему.

– Чего это ты просек? – ревниво спросил Крячко.

– А то, что они меня кончат, если я им правду скажу, – вот что! – заявил Дужкин. – Хорошо, у них какие-то тут дела еще были. Они меня на этого урода оставили, на Макара. Макар, он сволочь, но мы с ним как-никак сто лет знакомы. Он меня бил, но не сильно. И все извинялся, что бьет. Мол, если бить не будет, его самого замочат. А я думаю, что ему просто бабок отвалили за меня. Он, сука, и жрать мне не давал… Но, правда, бил не очень сильно. А сегодня эти как раз с утра заскочили. Спросили, что и как, – приказали выбить из меня признание во что бы то ни стало к их возвращению и опять укатили. Ну, Макар стал со мной проводить беседу, а тут вдруг Ангел! Влетает и говорит, мол, какие-то люди Дугу ищут и сюда уже идут. Ну, Макар, он долго не раздумывает. Ах, говорит, сука, стукач поганый! И раз Ангела в висок! А вы его кулак видели? Ну, короче, Ангел с копыт, Макар его в яму запихал пока, а тут и Змей подвалил. Но Макар его уже ждал – приложил багром, тот даже и не пикнул. Макар хотел и его в яму, а тут вы пришли…

– Ну, теперь твоему Макару тоже только и осталось, что в яму, – сказал Гуров. – Тебе за побег, конечно, накинут, но изо всей этой своры ты самый счастливый оказался. А если нам поможешь, так, глядишь, выторгуем мы для тебя пару годков. И всего-то нам надо знать, где ты раздобыл лицензию. Ведь не на помойке же нашел? Это ты следователя мог дурить, а у нас живой интерес.

– Ясно, – кивнул Дужкин. – Мне тут особо скрывать и нечего. Но раз у вас интерес насчет лицензии, то я про лицензию и буду говорить, ладно? А зачем и почему все остальное, этого я вам рассказывать не буду… А дело было так… Примерно две с половиной недели назад я взял у кореша лодку с мотором…

Глава 7

На середине реки было совсем хорошо – прохлада, исходящая от огромной массы воды и тучи сверкающих брызг, создавала ощущение свежести и комфорта. Единственное, что вызывало разочарование, – несколько подзатянувшееся путешествие, потому что остров в русле Волги, про который Гурову рассказал Дужкин, оказался довольно далеко от города. Гуров даже начинал опасаться, что они попадут на место, лишь когда стемнеет. Это заставляло и его, и полковника Крячко нервничать, а лодочник, которого они не столько наняли, сколько принудили везти их на дальний волжский остров, вообще был мрачен и зол, как тысяча чертей.

Полученное от Дужкина признание многое объясняло, но тоже никак не могло поднять настроения. Гуров во всем предпочитал убеждаться лично, однако если рассказ Дужкина оказывался правдой, то дела были совсем плохи. Собственно, Гуров почти не сомневался, что дела плохи, но теперь предстояло уточнить, насколько плохи.

Их с Крячко и без того ожидала куча неприятностей, о которой Гуров пока не хотел даже думать. Кровавая потасовка в доме Макара наверняка будет связана местным начальством с именами столичных коллег и вызовет у них множество неприятных вопросов. Непременно кто-нибудь накатает на них в Москву «телегу» и, пожалуй, будет сто раз прав. Гуров и сам соглашался, что повели они себя в данном случае не по правилам. Но времени оставалось совсем мало, а если учитывать, что лицензией Дужкин завладел уже более двух недель назад, то упущено было практически все, и навести на след их могла теперь только случайность.

Из-за дефицита времени Гуров не стал задерживаться в разоренном, залитом кровью доме, а позвонил Реброву, объяснил ситуацию и приказал тому заняться этим делом. Ребров мог спокойно не подчиняться приказу, но то ли был настолько ошеломлен случившимся, то ли слишком уважал Гурова, что перечить не стал. Гуров же и Крячко в компании Дужкина немедленно отправились на берег Волги искать человека с лодкой, который бы смог их доставить на небольшой волжский остров. Правдами и неправдами им удалось найти такого человека. Небритый худой мужик по имени Аркадий, владеющий старой «казанкой», в конце концов согласился отвезти их, запросив втридорога. На уговоры и сборы ушло не меньше часа, и многие на берегу наблюдали за ними. Гурова это не слишком вдохновило – ему хотелось отплыть как можно незаметнее. Но не получилось.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru