Пользовательский поиск

Книга Потерянный родственник. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Ответом ему было угрюмое молчание. Белый клочок картона одиноко лежал на прилавке.

– Может, надумали? – с надеждой спросил Крячко. – Вопрос-то простой! Видели – не видели? Мы же вас не бухгалтерские книги просим показать...

– Нечего нам сказать, – хмуро ответил Тягунов.

– Ну как вам будет угодно, – сказал Гуров. – Мы вас предупредили. Дальше разговор будет совсем другой.

Он повернулся и, не оглядываясь, пошел к выходу.

– А за хлебушек спасибо, – Крячко улыбнулся женщине. – Все время бы к вам захаживал, да больно далековато!

Тягунова не решилась улыбнуться в ответ. Оперативники вышли на улицу, и здесь Гуров дал волю своему гневу.

– Вот бараны! – в сердцах сказал он. – Я же вижу, что они что-то скрывают. Видели они Перфилова!

– Надо было пожестче, Лева! – заметил Крячко. – Припугнуть надо было как следует!

– Этого булочника припугнешь! – с сомнением сказал Гуров. – Упертый тип! Такой если вбил что-нибудь в голову... Ну, ничего, думаю, что дамочка еще спохватится и обязательно позвонит. Она не допустит, чтобы ее благоверного в тюрьму посадили. Только она тайком от него позвонит.

– Может, и позвонит, – согласился Крячко. – Только время жалко.

Они сели в машину. Гуров набрал номер телефона на Алтуфьевском. Трубку взял капитан Стечкин.

– Ну что там у вас? – поинтересовался Гуров. – Гости не появлялись?

– Никак нет, товарищ полковник! Все спокойно. Хозяйка на свидание отправилась, а потом собиралась у своей тетки переночевать. А мы тут сидим как проклятые и ждем у моря погоды.

– Ну, ждите, – сказал Гуров. – Если что – сразу сообщайте.

Он убрал мобильник и тяжело задумался. Крячко невозмутимо грыз калач и с интересом посматривал по сторонам.

– Нет, я думаю, в квартиру Карповой никто уже не придет, – наконец объявил Гуров. – Скорее всего, ее уже осмотрели. Сразу же – когда за Перфиловым приходили. Зачем им дважды входить в одну реку? Квартира небольшая, мебели мало. А ищут что-то конкретное. Скорее всего, фотоаппарат или пленку.

– Пленку найти – все равно что иголку в стоге сена, – сказал Крячко.

– Это если ты продумал, где ее прятать, – возразил Гуров. – А если как в случае Перфилова – все на бегу да с пьяных глаз, вряд ли придумаешь надежный способ. Но эти люди резонно полагают, что не стоит тратить время на поиски пленки – куда проще найти ее хозяина и спросить у него. Что они сейчас, видимо, и делают.

– И как ты думаешь, каков результат? – поинтересовался Крячко.

– С таким экземпляром, как Перфилов, ничего нельзя знать заранее, – пожал плечами Гуров. – Результат может быть самым неожиданным. Одно можно сказать точно – вряд ли Перфилову приходится сейчас сладко.

– И что же будем теперь делать?

– Будем подвал искать, – невесело ответил Гуров. – Который Перфилову примерещился. Или Видюнину, черт бы их драл! А что делать? У нас никаких зацепок. Никто не видел, как уводили Перфилова, никто не видел, как убивали Гловацкую, никто не видел, как обшаривали квартиру Перфилова, никто ничего не видел. Если бы не смерть, то вообще можно было бы плюнуть на эти пьяные бредни и поехать пить чай. Но что-то мешает мне разделить точку зрения Балуева.

– Ну что же, давай посмотрим, что за подвалы в здешней округе, – сказал Крячко. – Темновато, конечно, но попробовать можно. А потом в любом случае предлагаю плюнуть и ехать все-таки к тебе – пить чай. Все равно ночью мы ни черта не сделаем. А к утру обязательно что-нибудь прояснится.

– Боюсь, к утру у нас еще один труп будет, – мрачно заявил Гуров. – Пропавший родственник. Ну, что выросло, то выросло. Волшебной палочки у нас с тобой нет? Значит, осмотрим сейчас район, а потом заберем Марию и поедем все вместе к нам. По крайней мере хотя бы жену заранее подготовим, чтобы не слишком убивалась.

Глава 12

К ночи вдруг испортилась погода – пошел мелкий дождь и подул ветер. Настроение у Гурова с Крячко тоже было неважное. Ничего хотя бы отдаленно похожего на сенсацию в районе Берингова проезда они не обнаружили, хотя обошли все окрестные переулки и заглянули во все места, где, по их мнению, могли находиться подвалы. Подвалы на их пути попадались, но были похожи на тысячи других таких же подвалов и ничем особенным не выделялись. Прочесывая дворы, они снова оказались рядом с булочной Тягуновых, но та уже была закрыта.

В полном молчании они вернулись к машине. Дождь уже начинался. Гуров позвонил в театр и предупредил жену, что заедет. Потом еще раз связался с капитаном Стечкиным и убедился, что у того все спокойно.

Крячко к тому времени уже подчистую уписал свой калач, чем вызвал неподдельное удивление Гурова.

– И как только в тебя столько помещается? – спросил он, качая головой.

– Есть о чем говорить, – проворчал в ответ Крячко. – Подумаешь, кусочек хлеба! Мне бы сейчас кастрюлю борща да сала полкило – тогда бы я что-то почувствовал.

– А вот мне совсем есть не хочется, – признался Гуров. – Как подумаю об этом разгильдяе, которого судьба определила в мои родственники... Не представляю, что я скажу Марии!

Однако сказать все равно пришлось, и Гуров даже удивился, как просто это у него получилось. Мария, уставшая и взволнованная после спектакля, рассеянно выслушала новость и не стала ничего спрашивать. Но Гуров чувствовал, что настроение у нее тоже испорчено.

Они поехали домой. Мария устало молчала, и Крячко пытался развеселить ее, болтая о разных пустяках. Она отвечала ему дежурной улыбкой, но, кажется, даже не слышала, о чем он говорит. Гуров в разговор не вступал, понимая, что Марии нужно время, чтобы переварить свалившуюся на нее неприятность. Какими бы дальними ни были родственники, совсем равнодушным к их судьбе никогда не будешь.

Только уже перед самым домом Гуров решился пошутить.

– Как дома с хлебом? – спросил он. – Стас у нас сегодня на хлеб налегает.

Но шутка прозвучала вяло, и даже сам Крячко на нее никак не отреагировал. Он понял, что расшевелить Марию не получится, и деликатно притих.

Они оставили машину у дома и поднялись в квартиру. На лестничной площадке было тихо – только едва слышно шумел за стенами дождь.

– Вот и осень пришла, – заметил Крячко, который не любил долго молчать. – Я как-то с детства недолюбливал осень. Ни футбола тебе, ни рыбалки – сиди дома и читай умные книги! Жуткое время!

– Да, тяжелое у тебя было детство! – впервые за весь вечер слабо улыбнулась Мария.

– Да нет, это же только осенью, – ухмыльнулся в ответ приободренный Крячко. – Да и то когда лило, как сегодня.

– Сегодня еще только моросит, – возразил Гуров. – Когда польет, ты из машины в подъезд будешь бегом бежать, а не вразвалочку, как сейчас!

Он достал из кармана ключи и принялся ковыряться в дверном замке. Открыв дверь, Гуров было посторонился, пропуская вперед жену, но вдруг тут же схватил ее за руку и резко рванул назад. Мария от неожиданности вздрогнула, обернулась и посмотрела на Гурова с изумлением.

– Спокойно! – одними губами произнес Гуров и жестом показал, чтобы Мария отошла от дверей подальше. А затем рука его нырнула за отворот пиджака.

Действия Крячко в этот момент напоминали зеркальное отражение его собственных действий. Они поняли друг друга без слов. Мария тихо ахнула, увидев в руках своих спутников оружие. Гуров приставил палец к губам и бесшумно проскользнул в прихожую.

– Кто здесь? – выкрикнул он, мгновенно меняя позицию.

Ответом ему был шорох ветра, гулявшего по квартире. Этот холодок, пахнущий свежестью и дождем, Гуров уловил мгновенно, едва приоткрыв дверь. Они не оставляли открытых окон, а самостоятельно окна не открываются. Вывод напрашивался только один – в их жилище кто-то побывал! А возможно, не только побывал, но и сейчас еще находится в квартире. Поэтому Гуров сразу же постарался, насколько возможно, обезопасить Марию.

– Есть здесь кто-нибудь? – повторил он, напряженно всматриваясь в призрачно светящийся прямоугольник, обозначающий дверной проем в соседнюю комнату.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru