Пользовательский поиск

Книга Потерянный родственник. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Пока Крячко ходил по больничным кабинетам в поисках карты, Гуров попытался для очистки совести выяснить еще кое-какие подробности.

– И все-таки, Василий Матвеевич, до вашей ссоры с Перфиловым какое у него было настроение? Не высказывал он озабоченности, каких-то страхов, опасений?

– Ничего абсолютно! – заверил Видюнин. – Вот когда он в самом начале со своей бабой поругался – тогда он немного смурной был. А потом отошел. Я бы сказал, что мы с ним оттянулись на славу. Тут другой вопрос, что Генка в последнее время сдавать начал. Он раньше свободно литр засадить мог – и ни в одном глазу. А теперь чуток перебрал, и смотрю – поплыл Гена... Все бы ничего, да ведь одно за другое цепляется. Проблемы всякие возникают... Профнепригодность там... Опять же, говорите, убийство. Неужели Генка до такого уже дошел? Эх, кабы заранее знать!

– Пить меньше надо, – убежденно сказал Гуров. – Тогда и заранее знать ничего не потребуется. Вы бы, дорогой, хотя бы то знали, что с вами вчера происходило, а то ведь и здесь у вас полный туман. Хорошо еще, что вы себе на этот раз ногу сломали, а не голову. Что бы мы тогда делали, я вообще не представляю.

– Без головы, конечно, уже не то, – засмеялся Видюнин. – Но я же говорю – второй этаж. С третьего я бы уже не прыгнул.

– Вот за это особое спасибо, – серьезно сказал Гуров.

Вернулся Крячко с потрепанным, но довольно подробным атласом Москвы. Взмахнув им над головой, он сообщил:

– Вот, у главного врача выпросил! Давай, Василий Матвеевич, ориентируйся на пересеченной местности!

Видюнин нашел в атласе нужный район, долго водил пальцем по странице, а потом с долей сомнения в голосе сказал:

– Вот здесь! Или чуть подальше. Короче, помню, там поворот направо был, но какой поворот – первый или второй, не помню. Примерно здесь, значит...

Оперативники некоторое время разглядывали место на карте, по которому неуверенно ползал палец Видюнина, а потом Крячко забрал атлас.

– Посмотрим! – сказал он Гурову. – Поспрашиваем. Язык до Киева доведет.

– Возможно, мы к вам еще наведаемся, Василий Матвеевич, – сказал Гуров, поднимаясь. – А вы никому ничего лишнего про наш визит не говорите, ладно? Кстати, на прощание еще один вопросик: вы когда с Перфиловым «оттягивались», не заметили случайно, чтобы за вами следил кто-то, интересовался вами?..

По лицу Видюнина было видно, что подобная мысль вообще никогда не приходила ему в голову.

– А зачем за нами следить? – недоуменно спросил он. – Мы же не шпионы. И так все на виду. Нет, ничего такого я даже близко не видел.

– Ну и прекрасно, – кивнул головой Гуров. – Тогда до свидания.

Видюнин молча кивнул, и в глазах его появился какой-то странный блеск. Гурову показалось, что он едва удерживается, чтобы не напомнить оперативникам об упоминавшемся в начале беседы коньяке. Однако на это у Видюнина духу все-таки не хватило.

Уже в машине Гуров решительно сказал:

– Что хочешь со мной делай, а собака, похоже, именно там зарыта!

– Где, в проливе имени товарища Беринга? – усмехаясь, спросил Крячко. – Очень может быть, Лева. Только не зарыта, а утоплена, наверное. Если следовать логике этих разгильдяев, которые проезды называют проливами и прыгают с балконов. И потом, все же как-то темновато получается. Пьяные речи, нечеткие ориентиры, поди туда, не знаю куда...

– Не скажи, – покачал головой Гуров. – Кое-какие жесткие рамки все происшедшее имеет. Во-первых, время. До того момента, как Перфилов расстался со своим другом Видюниным – а это было соответственно шестнадцатого сентября, ближе к вечеру, – он не испытывал никаких отрицательных эмоций. А уже в ночь на семнадцатое, если верить его признаниям, за ним уже началась охота. А не верить его признаниям трудно. Это его странное исчезновение, вскрытые замки... Итак, со временем мы вроде разобрались. Что-то серьезное произошло приблизительно между семнадцатью-восемнадцатью часами шестнадцатого и семью часами семнадцатого. Что-то около двенадцати часов. Теперь место. Видюнин назвал нам точное место – Берингов проезд. Конечно, это не конкретная точка, но все же достаточно определенная. Придется походить, посмотреть, как ты справедливо заметил. Что мы надеемся увидеть?

– Людей в черном?

– Не знаю, – пожал плечами Гуров. – Одно можно сказать уверенно. То, что увидел там Перфилов, достаточно необычно, потому что иначе с какой стати речь шла бы о сенсации?

– Может, ему вообще примерещилось? – спросил Крячко.

– Шутишь? – возмутился Гуров. – За ним же не зеленые человечки гоняются, не бесы! Что-то он видел, Стас! И я даже думаю, что он это «что-то» сфотографировал. Или пытался сфотографировать. Но его заметили. Как он только ноги унес, не понимаю! В таком состоянии...

– В таком состоянии только и уносят, – авторитетно заявил Крячко. – Организм сам ведет. На голом инстинкте. Зов прерий, так сказать. Только поэтому он ни хрена не помнит. У таких алкашей память начисто отказывает. То есть что-то такое он помнит, а дальше – провал. По-научному называется...

– Ты мне лекций не читай! – поморщился Гуров. – То, что этот засранец ничего не помнит, я и без тебя знаю... Вот компания подобралась! Один по балконам лазит, другой с них прыгает! А с виду взрослые люди. Высокооплачиваемые работники.

– Взрослым-то иной раз почище детей прыгать приходится! – заметил Крячко. – А под этим делом...

– Ладно, что выросло, то выросло, – сказал Гуров. – Тут с проездом Беринга еще одна закавыка. Нужно выяснить, кто там у Перфилова живет, какие такие знакомые. Не исключено, что эти люди могут знать, что произошло в ночь на семнадцатое.

Глава 9

– И все равно, хорошо вы устроились, ребята! – заключил следователь Балуев, выслушав доклад Гурова о том, что им удалось выяснить. – Подсунули мне какой-то свинарник, а чего ради? Я даже пожрать сегодня толком не успел. Все надеялся, что на квартире этого вашего Перфилова действительно что-то будет. Так вот – ни хрена там нет!

Они находились в кабинете Балуева втроем. За окном уже стемнело. Гуров то и дело с беспокойством посматривал на часы. Он ждал звонка.

– Что значит – ни хрена нет? – ревниво спросил Крячко. – А разгром?

Балуев странно посмотрел на него, потом зажег спичку, помотал ею в воздухе, прикурил и только потом спросил насмешливо:

– А ты-то откуда знаешь, что там за разгром?

– Так ты же сам звонил, Сергей Михалыч! – смущенно пробормотал Крячко. Про разгром он ляпнул, не подумав – должно быть, слишком устал сегодня.

– Я про разгром ничего не говорил, – невозмутимо заметил Балуев. – Я вам сказал, что в квартире, видимо, кто-то побывал, но ограбление, скорее всего, исключается. Потому что деньги и ценности на месте. Вот что я сказал.

– Однако в квартире Перфилова кто-то все-таки побывал? – спросил Гуров, больше для того, чтобы увести разговор от щекотливой темы.

– А вот этого я не знаю, – упрямо сказал Балуев. – Может, хозяин всегда так живет? Следов, во всяком случае, мы никаких не нашли. Ну разве что такая странная вещь. Перфилов – фотограф, верно? Так вот, у него дома мы не нашли ни одного фотоаппарата, как это вам нравится?

– Нам это совсем не нравится, – приободрившись, ответил Крячко. – Ты же слышал, Сергей Михалыч, что вся эта бодяга, возможно, вокруг фотоаппарата и вертится.

– Это я слышал. Так что теперь прикажете – дело возбуждать по ограблению квартиры?

– Перфилова надо искать, – угрюмо сказал Гуров. – Его почему увели? Потому что все фотоаппараты, которые они нашли, были пустышкой. В понимании этих людей, конечно. Там не было того, что они ищут. А свой фотоаппарат, которым Перфилов по пьянке снимал, он где-то посеял. Вопрос только – где?

– Чепуха какая-то получается, – искренне сказал Балуев. – У нас убийство молодой женщины. Главный свидетель, а возможно, и подозреваемый где-то прячется, сказки оперативникам рассказывает. И мы тут сидим, эти сказки на полном серьезе обсуждаем.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru