Пользовательский поиск

Книга Поминки по ноябрю. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

Глава 11

– Значит, это и есть та самая девица, с которой Николаев приезжал во время продажи дома? – спросил Гуров, рассматривая полученный фоторобот. Харалампиди, вытирая скомканным посеревшим платочком лоб, стоял рядом.

– Похожа, точно говорю. Я очень старался! – убедительно произнес он.

– Это потому, что сотрудничество со следствием есть священный долг каждого гражданина? – с уморительной серьезностью спросил Крячко.

– Почетная обязанность! – крикнул Харалампиди, и Стас от неожиданности отшатнулся. – Я теперь свободен? – мгновенно меняя и тон, и громкость, спросил Харалампиди, заглядывая в глаза Гурову.

– А вы и раньше были свободны, – ответил Гуров. – Я же пригласил вас всего лишь для составления фоторобота. Позвольте вас поблагодарить, – Гуров привстал, подал руку, грек подхватил ее обеими руками и затряс, – за оказание помощи следствию. Вы никуда не собираетесь уезжать в ближайшее время?

– Вы хотите меня выпустить под подписку о невыезде? – Харалампиди вздрогнул и покраснел.

– Ну что вы, я прав таких не имею. Я же не следователь, а вы не подследственный. Мне нужно знать, где вас искать в том случае, если придется еще раз с вами поговорить. – Гуров освободил свою руку и сел обратно в кресло.

– Я в Москве. В этом месяце у меня не запланировано никаких поездок. Как, впрочем, и в следующем тоже. Я могу идти?

– Как зовут эту пассию нашего друга Николаева? – подал голос Крячко.

– Мне кажется, Настей. Не помню точно, я не очень-то... – забормотал Харалампиди.

– Что? – переспросил Гуров.

– Я имел в виду... ну, так бывает, что называют человека, например, Иванович, а он Зевсович, или... это... ее зовут Катя, а она Оля...

Гуров бросил недовольный взгляд на Стаса, почти согнувшегося в своем кресле от смеха.

– Вы подтверждаете, что Николаев называл эту девушку Анастасией?! – рявкнул Гуров.

– Да! – в ответ крикнул Харалампиди и, стушевавшись, зашептал: – Извините, вырвалось, я...

Гуров отвернулся. Стас, поняв состояние друга, легко вскочил, приобнял грека за плечи и повлек его к выходу.

– Спасибо, вы нам очень помогли. До свидания. До встречи.

Крячко вывел Харалампиди из кабинета и вернулся через пару минут.

– Уморительный мужичок, – сказал он, снова падая в свое кресло. – Как ты думаешь, чем он сейчас займется? Побежит взвешиваться?

– Нет, ругаться со своими адвокатами, – ответил Гуров и перешел к делу: – Наш общий знакомый Гуринович может знать эту девушку?

– Не исключено, – Крячко пожал плечами.

– Попробую-ка я его вызвонить. – Гуров раскрывал свой рабочий блокнот.

Гуринович оказался на работе в своем кресле исполняющего обязанности директора фирмы «Интернешнл фуд корпорейшн», и Гуров сообщил ему, что подъедет в ближайшие полчаса.

Получив уверения, что ждать его будут хоть до позднего вечера, Гуров положил трубку телефона.

– А как же я, босс? – жалобно вскричал Крячко. – Как же я? Кто даст мне ценные указания?

– Угадай с трех раз, чем будешь заниматься, – ответил Гуров, не поддаваясь на вечные шуточки Стаса.

– Ну... если поду-умать... – Стас, изображая из себя двоечника, посмотрел на потолок, потом засунул в рот палец. – Буду продолжать разработку Егорова? – неуверенно спросил он.

– Да, скорее всего. – Гуров прекрасно понимал, что Стас и сам все знает и сделает в лучшем виде.

– Сержант госавтоинспекции не может иметь интересов, о которых он гордо и радостно не сообщил бы дружному коллективу коллег из соседнего ведомства, – продекларировал Крячко.

– Примерно так.

* * *

Гуров вошел в офис фирмы, где еще совсем недавно работал директором Сергей Николаев. По сравнению с вчерашним днем сегодня здесь было уже спокойнее. Наверное, мысль о том, что их директор погиб, покрутилась, покрутилась в головах работников «Интернешнл фуд корпорейшн» и стала привычной. Ничто так быстро не устаревает, как новости.

Никто уже не шатался по коридорам с бесцельным видом и с застывшим в глазах желанием либо поделиться последними новостями, либо услышать их. И двери во все кабинеты были закрыты. Стоял обычный трудовой день.

Гуров прошел уже известным ему путем и распахнул дверь приемной.

Секретарь Людмила сидела на своем месте и что-то сосредоточенно высматривала на экране монитора.

– Глеб Андреевич занят, – сказала она, не отрываясь от своей работы.

– Он ждет меня, – ответил Гуров, пересекая приемную и останавливаясь перед Людмилой.

Она подняла голову.

– Ох, это вы! – Людмила суетливо завозюкала мышкой, и на экране задергались в предсмертных конвульсиях кукольные монстры с непропорционально огромным оружием в уродливых лапах.

– Я зайду, с вашего разрешения. – Гурову не очень пока надо было разговаривать с Людмилой, он открыл дверь кабинета и, больше не обращая внимания на секретаршу, покрасневшую от сознания того, что ее поймали на месте преступления, вошел в кабинет директора.

Гуринович сидел за столом и перелистывал бумаги в кожаной папке.

– Лев Иванович! – воскликнул Гуринович и соскочил с кресла, словно к нему вошел его лучший друг. – Как я рад вас видеть!

Глаза Гуриновича забегали по лицу Гурова, и он, изображая бурную радость, то показывал на кресла, то справлялся о погоде – одним словом, волновался и не знал, как себя вести.

– Я вижу, вы устроились в кабинете шефа, – проговорил Гуров, усаживаясь в знакомое кресло, сидя в котором, вчера он провел достаточно содержательную беседу с Людмилой.

– Пока Толик в больнице, должен же кто-то вести повседневные дела, – уклончиво сказал Гуринович, выходя из-за своего стола и усаживаясь напротив Гурова. – Кофе хотите? – И, видя отрицательную реакцию Гурова, спросил: – У вас есть новости?

– Пока не знаю, но ваша помощь может мне понадобиться. – Гуров положил на стол фоторобот. – Вам знакома эта дама?

– Как-то неожиданно. – Гуринович пододвинул лист ближе к себе. – И фотография какая-то вроде ретушированная, что ли. Не знаю даже. А кого я должен на ней узнать? – Гуринович пожал плечами и вопросительно взглянул на Гурова.

– Это фоторобот девушки, с которой в последнее время появлялся Николаев в разных местах.

– А! То-то я смотрю, что-то знакомое! Ну конечно же! Это Настя, Настенька, как ее звал Серега! Ну да, ну да. – Казалось, Гуринович обрадовался возможности доказать свою лояльность Гурову. Весь его вид говорил о честности и искренности. – Они частенько появлялись вместе в этом месяце. Не знаю даже, где он ее подцепил. Может, и на улице.

– Что вы о ней знаете? – спросил Гуров.

– Да практически ничего. Только имя и...

Дверь отворилась, и в кабинет вошла Людмила, осторожно неся в руках поднос с двумя чашками.

– А вот и кофе! – с ненатуральной радостью воскликнул Гуринович. – Спасибо, Людмила, хоть мы и не просили... Вы ведь пьете кофе, господин полковник?

– Иногда, – буркнул Гуров.

Людмила поставила поднос и вышла из кабинета.

– Возвращаемся к разговору об Анастасии, – напомнил Гуров.

– А все уже, – ответил Гуринович. – Я перекинулся с ней парой слов, так, просто из любезности. Ну, платье похвалил, ширпотребное такое, с базара наверняка. Бижутерия у нее какая-то блестящая. Глаза голодные. И все. Больше я на нее внимания не обращал. Во-первых, не затем мы пришли, а во-вторых, Сергей не стал бы терпеть, если бы я начал разводить базары с его телками. В этом отношении он был жадным. Но должен же человек иметь хоть какой-то недостаток! – Гуринович широко улыбнулся, как бы извиняясь за эту единственную фразу, которую он позволил себе сказать в осуждение погибшего друга.

– Жадность до девушек – это недостаток? – Гуров взял свою чашку и отпил глоток кофе.

– До своих, – подчеркнул Гуринович, – своих девушек. Впрочем, как еще посмотреть. Может быть, это и достоинство.

– Правильно ли я понял, что эту девицу, – Гуров показал на лист с фотороботом, – вы никогда не видели, кроме как в компании с Николаевым?

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru