Пользовательский поиск

Книга Поминки по ноябрю. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

– То есть, говоря проще, – обозначил Гуров, – он иногда мог подставить своих знакомых. Из самых лучших побуждений, конечно же?

– Нет-нет, мне даже неудобно, что вы так превратно меня поняли. – Лариса нахмурилась. Слова Гурова ей не понравились. – Вы должны учитывать, что я немного не в себе, у меня была тяжелая ночь, и не одна, и тяжелые дни, я могу путать.

– Я не пытаюсь поймать вас на слове, – успокоил ее Гуров. – Вы не волнуйтесь, моя задача – составить максимально полный портрет Николаева, чтобы знать, где именно искать его врагов. Ведь его же убили, а убийство такого характера, сами понимаете, планируется загодя. Дело это сложное и тонкое. Для такого убийства нужна веская причина. Пока вы пытаетесь мне нарисовать образ этакого шалунишки-вертопраха, на которого просто никто не мог обидеться.

– Я ничего не пытаюсь. – Лариса с досадой взглянула на Гурова и, приподнявшись на стуле, посмотрела на своего мужа. Ничего не изменилось. Парамонов спал.

– Значит, у вас это случайно получается, – сказал Гуров. – Но я понимаю, что ваш муж, скажем так, мог испытывать некоторые неудобства от манеры отдыха, предлагаемой ему Николаевым.

– Сергей был человеком увлекающимся, это точно. Но я понимаю, что вас интересует. – Лариса еще раз посмотрела на мужа и потерла ладони друг о друга, словно ей было холодно. – И все равно, я думаю, вы об этом узнаете, не от меня, так от других.

Она немного помолчала и задумчиво закончила:

– Пусть уж лучше от меня. Если я не опоздала.

Лариса снова выдержала паузу и пристально посмотрела на Гурова, как бы пытаясь проникнуть в его мысли и решая, стоит говорить или нет.

Гуров этот взгляд выдержал. Давно прошли те времена, когда его, молоденького опера, только что пришедшего работать в уголовный розыск, пытались вот так взять на паузы. Как нужно себя вести, Гуров знал.

– Я слушаю вас, – мягко надавил он.

– Пойдемте обратно в курилку. – Лариса, так и не решившись откровенничать при муже, пусть даже и находящемся в таком состоянии, нашла приличный повод выйти из палаты. – Снова захотелось курить.

Они вышли. Курилка была занята на этот раз не медсестрами, а врачами, шумно обсуждавшими последнее распоряжение начальника госпиталя.

– Куда же нам пойти? – Лариса, задумчиво покусывая губы, замерла в нерешительности.

Гуров подошел к галдящей компании врачей и, показав удостоверение, попросил их разрешить ему провести оперативные мероприятия.

Врачи даже не удивились. Организация была военная, и они все поняли правильно. Они вышли из рекреации и сразу же за углом начали громко обсуждать и эту новость. Создавалось впечатление, что, кроме как посплетничать, у врачей нет никакой работы и радости в этом заведении.

Лариса закурила.

– Так о чем же вы хотели мне рассказать? – напомнил ей Гуров и посмотрел на часы. – Время идет. Решайтесь скорее.

Эти простые слова, сказанные с намеком, заставили Ларису вздрогнуть. Она, торопясь, начала говорить:

– Сережа, как бы это вам сказать, был шалопаем. Или нет, не так. Он был увлекающимся человеком. И одним из его увлечений были женщины. Вы, разумеется, слышали уже об этом?

– Да, – коротко ответил Гуров.

– Ну так вот. Это была просто песня, – продолжала Лариса. – Он постоянно пребывал в состоянии влюбленности. Не знаю, может быть, он таким образом черпал энергию из космоса.

Лариса замолчала, словно задумалась. Гуров скептически хмыкнул.

– Ну да, я понимаю, – Лариса вздохнула. – Вы мужчина конкретный, это сразу чувствуется, вам такие вещи слышать, наверное, неприятно. Но другого объяснения я не нахожу, потому что вы же видели Ольгу?

Гуров кивнул:

– Два раза.

– Приятная женщина. Чего ему не хватало, я не понимаю.

Гуров уже понял, что сейчас скажет ему Лариса, но нужно было, чтобы она это сказала. Не настолько уж велики человеческие тайны, чтобы их не мог разгадать другой человек. Тем более тайны бытового уровня.

Гуров внутренне даже усмехнулся, внешне сохраняя невозмутимость и серьезность, зная, что ожидаемую сейчас откровенность спугнуть легко, а вот вновь повторить эту ситуацию почти невозможно.

– Ну, одним словом, Сергей имел слабость по дамской части, если так можно выразиться, – все еще не решалась Лариса.

– Обтекаемо сказано, – нажал Гуров.

– Да. – Лариса потупилась, прикрываясь сигаретным дымом.

– Ну а какие подробности?

– Подробности? Ну, я вижу по вашим глазам, что вы все знаете. Да, был в жизни период, впрочем, весьма кратковременный, что я... мы... в общем, если так можно сказать, что у нас с Сергеем отношения стали немного более близкие, чем просто знакомство. Правда, все это быстро и завершилось, потому что я поняла, что ошиблась. Он оказался просто бабником. Обыкновенным бабником, которому количество важнее качества. Сволочь.

Лариса вздрогнула и закончила:

– Ну, в общем, в этом своем деле он не знал удержу. Простите за выражение, кого он только не трахал. Это просто кошмар какой-то. Этот мужчина просто не мог ходить застегнувшись, честное слово. Не получалось у него.

– Ну вот видите, – заметил Гуров, понимая, что нужно ковать железо, пока горячо, – поговорили мы с вами всего полчаса, а уже обнаружили у Сергея Сергеевича один недостаток. Для того чтобы вы рассказали о втором, понадобятся еще полчаса?

– Вы про казино? – легко спросила Лариса. – Это у него было болезнью. Азартный был, как черт. Неважно, во что и на что, лишь бы играть. А еще любил выпить, но нужно отдать должное, дешевку всякую не пил. Прикалывался по винам и делал вид, что в них разбирается... – закончила Лариса.

– А в какой компании он развлекался? – быстро спросил Гуров.

– Есть у него в фирме один дружок. Такой же разгильдяй. Некто Глеб Гуринович. Вот вы его поспрашивайте. Он вам еще больше порасскажет.

Лариса бросила докуренную до самого мундштука сигарету в урну.

– Нельзя о покойниках говорить плохо, но что делать, если хорошо не получается? А? – улыбнувшись, спросила она.

Гуров промолчал.

– Ну вот и я не знаю.

Глава 8

Когда Гуров вошел в кабинет, то увидел Стаса за странным занятием. Тот, очистив свой стол от всех предметов, аккуратно раскладывал на нем спички.

– Что-то мне это напоминает. Штирлица изображаешь? – Гуров повесил пальто в шкаф и, потягиваясь, прошел к своему столу.

– Как угадал? Я вроде ничего тебе не говорил, – с притворной грустью спросил Стас.

– Дедуктивный метод, – буркнул Гуров.

– Надо же, я думал, ты работаешь, а ты Конан Дойла перечитывал все это время! Неужели в тупик зашел? Рекомендую начать играть на скрипке. Шерлок Холмс играл и добился неплохих результатов в сыске.

– Ну что наш подопечный, – спросил Гуров, – все рассказал или еще сомневается?

– Кого ты называешь подопечным? – Стас откинулся в кресле и откровенно зевнул. – За то время, пока ты где-то там бегал и учился расследовать, я совсем потерял веру во... Во что же я ее потерял, а? Забыл.

– В жизнь, в людей и так далее? – уточнил Гуров. – Давно пора.

– Нет, еще в чипсы вера у меня осталась. Но вот в любовь я теперь верить отказываюсь. Нужно будет перечитать «Ромео и Джульетту». Это книжка такая.

– Я в курсе, что не фантик от чипсов. Так что там у нас с Гуриновичем?

– С ним все хорошо, и сейчас он, наверное, полноценно отдыхает в уютной камере. Он так сильно облегчил душу, что у него и сил не осталось.

– Рассказывай.

– Они с Николаевым дружили. Как мы оба и заметили. Кстати, Гуринович также подружился и с Парамоновым. Причем, прошу прощения, почти на моих глазах.

– Это еще как? – Гуров подумал, встал, подошел к столу Стаса. Крячко услужливо протянул ему пачку сигарет. – Догадливый, – пробормотал Гуров, закуривая. – Как это они дружили у тебя на глазах?

– Я же сказал «почти», – поправил его Стас. – Ничего не было видно, пришлось додумывать да домысливать. Не люблю я этого дела.

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru