Пользовательский поиск

Книга Поминки по ноябрю. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

– Да вы на Жорика наехали, – жалобным голосом, но как-то злобно проныл Хряпа. – Вот мы и хотели...

– Это он вас послал? – удивился Стас. – Этот прыщ с портретами?

– Нет-нет, дяденька! – ответил второй парень, перетрусивший больше Хряпы. – Он просто рассказал, что участковый ему дела начал шить, ну а мы...

– А вы сами зашились, как я вижу. Опусти руки, придурок, стоишь, как пугало...

Стас еще раз взмахнул дубинкой, прислушался к ее свисту и приступил к допросу.

– Ваш Жорик рассказал, что вы тут видели какого-то милиционера, верно?

Хряпа никак не отреагировал на слова Крячко, а второй парнишка закивал:

– Ну, было такое, да.

– Ты слишком уж разговорчивый, – заметил Стас, – а твой бойкий дружок что-то таращится на меня, как солдат на вошь. Пускай он поговорит. Слышишь меня, Хряпа?

– Ну, допустим, – недовольно, что, впрочем, было абсолютно понятно, отозвался Хряпа и попытался встать с земли.

– Что «допустим»? – уточнил Стас.

– Допустим, слышу, – тихо ответил Хряпа.

– Нечего допускать, и так все ясно. – Крячко встал над Хряпой, не давая ему приподняться и не упуская из виду второго. Кто знает этих тихонь, еще улучит момент и бросится в атаку. – Ну так ты видел, Хряпа, этого милиционера? – повторил Крячко свой вопрос. – Или нет?

– Ну, видел, – пробурчал Хряпа.

– Ты прекращай бухтеть! – прикрикнул на него Стас. – Рассказывай подробно и четко. Кто, когда, как выглядел, во сколько уехал и в каком направлении!

– Да обычный это был мент, вроде гаишник, то есть гиббдун, как их сейчас называют, – немного раздраженнее, чем было бы прилично, ответил Хряпа. – Не присматривались мы.

Стас обернулся и посмотрел вслед уехавшей «БМВ». Ее уже видно не было.

– Ладно, бойцы патриотического фронта, – быстро проговорил он. – Все с вами ясно. Ты, Хряпа, поедешь со мной, по дороге все расскажешь. Мне нужно догнать кое-кого.

– Это бэху, что ли, отстойную? – оживился Хряпа. – Ну, ты даешь, папаша! Так это получается, твоя телка-то была? То есть жена-баба? Ха-ха!

Хряпа коротко заржал, но, получив легкий пинок, успокоился, по крайней мере внешне, и завел уже другую песню:

– А зачем мне с тобой ехать? Мне и здесь хорошо! Не поеду я! Что за дела, я не въезжаю, в натуре?! Не поеду, сказал!

– Некогда мне тут лясы точить. – Крячко приподнял Хряпу, как щенка, поставил его на ноги и, не отпуская, поволок к своему «Мерседесу». – Или со мной едешь, или сейчас отвожу тебя к Тимофеичу. А у него настроение будет не самое лучшее...

– Ладно, папаша, покатаюсь! – тут же согласился Хряпа. – Так бы и сказал, что тебе очень надо. А это точно твоя баба? Жена, да?

– Так, стоп! – сам себе скомандовал Стас и, не отпуская Хряпу, вернулся к интересующим его кустам.

– Ты что, папаша? – Хряпа перепугался, засучил ножками по земле, голос его начал срываться. – Ты что, папаша?! – бормотал он.

– Молчи, дурак! – огрызнулся на него Крячко, раздосадованный тем, что ему мешают работать. А отпустить парня он не мог, опасаясь, что тот удерет и придется тратить время на поиск этого непутевого свидетеля. – Молчи, – проговорил Крячко, нагибаясь и отыскивая замеченный им ранее окурок. – Ты же мне помешал любимым делом заниматься!

Сказав это, Стас выпустил на несколько секунд Хряпу, быстро достал из кармана пакетик и положил окурок туда. Засунув пакетик обратно в карман, он весело взглянул на удивленную физиономию Хряпы.

– Ну да, ты был прав, парнишка, я действительно собираю бычки. Для коллекции.

– Ты из какой лечебницы, папаша? – Хряпа задал этот вопрос тихо, с видимым испугом. Второй парень на всякий случай отошел подальше.

– Я тебе покажу свою лечебницу, – серьезно пообещал Стас парню. – И тебя там полечат тоже. Вперед!

Глава 5

Гуров вышел из здания офиса фирмы «Интернешнл фуд корпорейшн». Он сумел вытрясти из Людмилы-секретарши максимум того, что она знала и могла рассказать. Какие-то предварительные итоги уже можно было подвести. Садясь в свою машину, Гуров подумал, что пока можно было более-менее уверено говорить об экономическом направлении расследования.

Смерти Николаева могли желать конкуренты, в этом случае фирма при втором, практически отсутствующем компаньоне неминуемо теряла свои позиции. Так же смерти Николаева мог желать и его компаньон Парамонов, лежащий сейчас в госпитале УВД. Но оставался еще один вариант, который тоже нельзя было не учитывать: вдова Николаева. Гурова, сыщика с многолетним опытом, всегда настораживали знакомые и родственники, желавшие ускорения следствия. В принципе ничего плохого в этом не было. Однако и хорошего замечалось маловато. Что же получалось?

А получалось, что только-только узнав о смерти супруга, его свежеиспеченная вдова вместо нормальной и понятной женской скорби вдруг кровожадно возжелала мести. Не рановато ли?

Если у женщины такая реакция на смерть мужа, значит, она дама не из слабонервных. Одну из таких дам очень жаждет сыграть актриса Мария Строева, приходящаяся Гурову женой. И зовут этого персонажа леди Макбет.

Гуров усмехнулся, подумав об этом, и вывел машину со двора на трассу. Какими бы высокопоставленными родственниками ни была прикрыта вдова Николаева, но если он, Гуров, обнаружит, что дело тут нечисто и она хоть как-то была причастна к убийству мужа, ей не поздоровится.

Если эта особа рассчитывала на что-то другое, то она жестоко просчиталась.

Гуров обогнал еле-еле ползущий перед ним «Форд-Скорпио» и напомнил себе, что вдову он пока не видел. Не рано ли он начал составлять свое мнение? Отсюда недалеко и до необъективности.

– Стареешь, Лев Иванович? – вслух спросил у себя Гуров. – Ну ты что взъелся на дамочку? Наверняка обычное дело: убили у племянницы этого шишкаря мужа, на него наехали родственнички, всякие там тетушки да бабушки, вот он и позвонил Петру. А вдова неутешная здесь и ни при чем...

Гуров резко вывернул руль, пропуская обгоняющий его все тот же «Форд».

– Проснулся, что ли, клоун? – проворчал он и, замедлив движение, свернул вправо. Он ехал на Пречистенку к вдове Николаева.

Дорога предстояла не дальняя. Самое тяжелое и почти бесполезное в работе сыщика – это разговор с вдовой, лишившейся мужа только накануне. Гуров поморщился, представляя крики, нервные срывы и слова, какими обычно бросаются эти дамы. «В вас нет ничего святого, я потеряла мужа, а вы... а они... а я...»

– Святого в нас мало, это точно, – пробормотал Гуров, перестраиваясь в крайний ряд, потому что вскоре предстоял еще один поворот. – Святые в нашем деле результатов бы не дали. У них методы другие.

Вдовы обычно начинают спокойно рассуждать спустя неделю или даже две после смерти мужа, однако при некотором везении, даже если вдова сейчас совершенно не будет склонна разговаривать, хоть что-то выловить удастся. Даже сама атмосфера, в какой жил убитый Сергей Николаев, может намекнуть на то, где лежит ключик, подходящий к этому сундучку с загадками.

Гуров прекрасно понимал, что заказное убийство скорее всего связано с бизнесом Николаева, но вдова могла бы стать ценным источником информации. Одно слово, оговорка, легкое воспоминание – это та самая арифметика, пользуясь которой оперативный работник выводит потом заключительную формулу расследования. А в результате он приходит почти всегда к одному из трех значений: деньги, месть и...

Красный «Опель», вывернувший из двора, нагло взревев мотором, подрезал «Пежо» Гурова, и сыщик, выругавшись одними губами, прижался к правой стороне, равнодушно посмотрел на блестящую задницу «Опеля», в котором наверняка сидел какой-то хлыщ, и напомнил себе:

– Так, что там еще?.. Деньги, месть и... и большие деньги. Ошибок почти не бывает.

Нужный Гурову дом стоял на самой набережной, новомодным фасадом под декоративную старину выходя на лед Москвы-реки.

Поставив машину рядом с углом дома, где стоянка была разрешена, Лев Иванович недовольно поморщился на дубовые двери подъездов со скрытым под дубом металлом и с кодовыми замками около блестящих ручек.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru