Пользовательский поиск

Книга Поминки по ноябрю. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Глава 3

– Все, – помедлив, сказала Людмила. – Это все.

– Нет, не все. – Гуров и не ожидал, что услышит что-либо интересное про посетителей, его многолетний опыт подсказывал, что если человек задумал убийство своего недруга, то скорее всего он постарается во время, ближайшее к покушению, не показываться ему на глаза. Исключения из этого правила бывали, но не частые.

Гурова больше интересовала другая информация, и вот только сейчас он к ней подошел.

– Теперь давайте поговорим о телефонных звонках, – сказал он. – Что-то необычное было в последние дни? Угрозы, предупреждения, какие-нибудь непонятные сообщения.

Людмила покачала головой:

– Обычно я всегда сразу соединяю Сергея Сергеевича с абонентом. И разговоры у нас не подслушивают. Никогда!

Горячность Людмилы, с какой она заявила об отсутствии практики подслушивания, была бы подозрительной, если бы не показалась смешной.

– Ну так что вы можете вспомнить? – нажал Гуров и с интересом посмотрел, как Людмила заерзала под его взглядом. Что-то определенно было, но что?

Людмила снова оглянулась на закрытую дверь кабинета.

– Были два звонка, – проговорила секретарша, словно выдавала страшную коммерческую тайну. – Первый раз звонила женщина, она просила передать Сергею Сергеевичу, что... он забыл у нее визитницу. Кто это может быть, как вы думаете?

Гуров значительно улыбнулся и покачал головой. Людмила вздохнула и опустила глаза.

– Понимаю. Служебная информация, – огорченно протянула она. – А я... ну, ладно. Не очень-то и интересно.

– А второй звонок? – напомнил Гуров.

– А второй звонок был от мужчины, – равнодушно ответила Людмила. – Сергея Сергеевича как раз не было в кабинете, и мужчина просил передать: «Я жду. Би-Джон». Я так и записала.

– Би-Джон? – переспросил Гуров. – Это кто?

– Не знаю. Наверное, какой-то «двойной Джон» или Джон-би. – Людмила хихикнула, но, вспомнив, что время сейчас не самое веселое, согнала с лица улыбку.

Видя, что Гуров не понял всей глубины ее юмора, Людмила хмыкнула и, чуть снизив голос, пояснила:

– Джон-би – это Джон бисексуал. Ну, понимаете? Бисексуал. Я не знаю, как объяснить, чтобы...

– Я понял, спасибо. – Гуров отклонился назад и задал прямой вопрос: – Но, если уж разговор зашел на эту тему, не был ли и Николаев таким же би?

– Еще чего скажете! – вскрикнула Людмила, не догадавшись сдержаться. – Ну, то есть я не слыхала никогда такой гадости про Сергея Сергеевича. Это уж точно!

– Точно, что не слыхала? – Гуров не выдержал и широко улыбнулся. Людмила, сама того не понимая, только что этой фразой сказала о своих отношениях с Николаевым. То, что сыщик считал вполне вероятным с первой же минуты, теперь практически было подтверждено.

– Точно не слыхала! – упрямо повторила Людмила.

– А Николаев понял, кто такой этот Би-Джон? – спросил Гуров.

– Да, наверное. У него даже вопросов не возникло, – ответила Людмила. – Поставщик какой-нибудь. Ждал, когда мы ему проплатим. Или еще чего-нибудь в этом же духе.

– Когда был этот звонок?

– Позавчера. Точно, позавчера. Сергей Сергеевич как раз... отсутствовал. Но это я уже говорила.

– Что вы можете сказать о голосе мужчины, который звонил? Молодой, старый? Высокий, низкий? Акцент, особенности произношения?

– Обычное произношение.

– Я имею в виду, все ли звуки произносились четко, не шепелявил ли, не картавил? – продолжал выяснять Гуров.

– Да нет, ничего такого я не заметила.

Гуров побарабанил пальцами по столешнице. Ситуация не прояснялась, но время было потрачено не зря. Облик Николаева стал вырисовываться четче. Как и его отношения с секретаршей, хотя об этом не было сказано почти ни слова.

Посмотрев на часы, он увидел, что уложился в намеченный на сегодня план. Перед тем как ехать на какое-то дело, Гуров приблизительно прикидывал, сколько времени займет тот или иной разговор. Его большой опыт помогал ему почти всегда рассчитывать время правильно.

– Ну, не буду вас больше... – начал он, и Людмила тут же радостно его прервала:

– Уже уходите?

Она соскочила со стула и откровенно взглянула на настенные часы, висящие над директорским столом. До этого она старалась сдерживаться и посматривала на них украдкой.

– Да, я уже ухожу – Гуров тоже встал и поощрительно улыбнулся Людмиле. – И провожать меня не нужно. Я найду, где у вас тут выход. До свидания.

Гуров быстро вышел из кабинета, распахнув дверь, прикрыл ее и сделал три шага по приемной.

В ней все еще никого не было. Постояв, словно подумав о чем-то, а на самом деле чутко прислушиваясь к звукам, доносящимся из кабинета, Гуров понял, что следом за ним Людмила выходить не желает. Это могло означать только одно.

Отсчитав мысленно до десяти, потом дав ей фору еще в пять секунд, Гуров тихо вернулся к двери кабинета и приоткрыл ее.

Людмила стояла, наклонившись над столом директора. Она прижимала к уху трубку телефона и притоптывала каблучками от нетерпения.

Гуров отворил дверь шире. И вошел.

Увидев его снова, Людмила вздрогнула. Глаза ее расширились, она отшатнулась назад, потом резко положила трубку.

– А аппарат рекомендую выбросить в окно, – посоветовал Гуров, возвращаясь к своему креслу.

– Зачем? – пролепетала Людмила.

– Чтобы после удара об асфальт не сработала команда «повтор номера». Знаете такую?

Людмила молча кивнула, покусывая губы и поглядывая на телефон.

– Я тоже знаю, – сказал Гуров.

Он подошел к столу, взял в руки аппарат, сел в кресло и жестом показал Людмиле на кресло напротив.

– Прошу вас. И, как мне кажется, начнем сначала.

* * *

Когда бутылка опустела и все, или почти все, животрепещущие темы были обговорены, Крячко встал из-за стола.

– Сваливаешь, Стас? – спросил Балков, поглядывая на пустую бутылку, поставленную под стол. – Можно и повторить. Было бы желание.

– Моя работа еще не окончена, Тимофеич, – ответил Крячко.

– Так у тебя же ненормированный рабочий день! Как и у меня, впрочем, – Балков продолжал поглядывать на бутылку. Он о чем-то усиленно размышлял, надувая губы и потирая их пальцами. – Зачем спешить сегодня, если это можно сделать и завтра? – с претензией на незамысловатую философию сказал он.

– Вот именно, – невпопад ответил Стас. – Пора. Мне нужно заехать еще в одно место. Ну а потом... А потом еще в одно, но это место будет последним на сегодня. Наверное.

Тимофеич молча встал и пошел провожать столичного гостя.

Они вышли из дверей опорного пункта, закурили и как-то вместе, не сговариваясь, поглядели на виднеющуюся из-за ближайших домов крышу Дома культуры.

Балков с силой пнул ногой стену своего пункта.

– Не выношу этих кретинов, – как бы извиняясь, сказал он. – Ты знаешь, Стас, если бы этот Жорик меня послал открытым текстом или драться полез, я бы его зауважал. А так рассопливился, как пацан. – Балков сплюнул себе под ноги. – Пацан, он и есть пацан, и уши у него холодные. Все-таки едешь?

– Да, – кивнул Крячко. – Надо.

– Ну, давай, Стас, звони, если что. – Балков протянул руку. – Или лучше заезжай.

– Обязательно. – Крячко пожал руку своему новому приятелю и загрузился в «Мерседес».

Балков шагнул ближе к машине, наклонился и начал объяснять:

– Поедешь вот по этой дорожке и, как она закончится, повернешь вправо и там – до будки. А потом влево, дорога тебя сама поведет. И минут через пять будешь на месте. – Балков помахал рукой, показывая, как нужно ехать. – Не заблудишься, Стас. Не маленький.

– На каком месте я буду через пять минут? – Стас успел завести мотор и теперь выглянул в окно своего автомобиля, вслушиваясь в то, что ему говорил Балков.

– Ну, на том, где твоего фраера грохнули. Ты ведь туда собрался или нет? – Балков усмехнулся и помял в пальцах сигарету.

– Ну, ты даешь, Тимофеич. Как догадался, что мне туда нужно? – удивился Стас. – Я же тебе ничего не говорил!

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru