Пользовательский поиск

Книга Почерк палача. Страница 31

Кол-во голосов: 0

– Возможно, какой-нибудь гаишник остановил, – добавил Котов. – Нет доверенности. Ребята в рабочих комбинезонах, руки черные, явно не угонщики, еще четвертак сунули, объяснили, что хозяин просил пригнать, обещал хорошо заплатить, инспектор махнул жезлом, поехали. Теперь машину с трупом бросать нельзя, тотчас найдут. Один из работяг и говорит, мол, давай жмурика в лес отвезем и выкинем.

– Интересно, – согласился Гуров. – Ситуация жизненная. Труп нашли, среди пропавших без вести не значился. Начальник отделения человек занятой, дежурный не опохмелился, озверел. Вы, мужики, с ума съехали, мертвяков в отделение привозить? Да у него сеченая рана на виске, требуется регистрировать. Дело возбуждать, «висяк» мокрый на отделение вешать, закопайте его где-нибудь и забудьте.

– А что? – Нестеренко пожал плечами. – Все натурально.

Валентин Нестеренко, отличный разыскник, полковник в отставке, честный и смелый человек, не обладал аналитическим складом ума. Он знал нравы и жизнь в милиции, хорошо разбирался в психологии преступников, и только. Это много для сыщика, но недостаточно для того, чтобы объединить все происшедшие события и прийти к логическому выводу. Гуров видел множество нестыковок, противоречий, даже глупостей в предложенной истории. Он мог на них указать и отмести версию как нереальную, но делать этого не стал. Если разнести вывод Нестеренко, можно отбить охоту у оперативников самостоятельно думать и высказывать свои соображения; мол, существует старший группы, анализ происходящего – это его работа. Избитая истина: добыть крупицу золота можно лишь одним способом – перекопав огромное количество пустой породы.

– Для начала совсем неплохо, такая история достаточно жизненна, могла и произойти. Но риск, страх разоблачения отбили бы охоту у исполнителей продолжать в том же духе. Однако нам известно, что первое, возможно случайное, убийство толкнуло людей продолжать кровавое дело. Кто еще хочет высказаться? Можно и по второму разу, и по десятому. – Наступила пауза.

Котов, как самый хитрый, взял со стола графин и отправился в туалет за водой.

– Попробуем зайти с другой стороны и раздробить вопрос на части, – Гуров улыбнулся Станиславу. – Сколько человек в группе?

– Пять, – ответил Станислав. – Убежден, что убийство совершал каждый раз один и тот же человек. И уже, конечно, не холодным оружием. У нас восемь случаев, когда в машине находился не один человек. Если промахнуться с первым ударом, то оставшийся в живых может доставить много хлопот. Стреляли в затылок из пистолета с глушителем. Здесь существует важный психологический фактор: далеко не каждый человек способен выстрелить в затылок ближнему.

– Извини, Станислав, перебью, – сказал Гуров, – иначе мы будем говорить бесконечно. Если пять, то наверняка у них четкое распределение ролей и денег. Вот ты и расскажи о ролях. Убийца. Согласен. Дальше.

– Угон и продажа, здесь скорее всего двое, – ответил Станислав.

Котов вернулся с графином, и Гуров усмехнулся.

– Гриша, можно вымыть полы в соседнем кабинете.

– Младшего обидеть легко, – Гриша нахально цитировал Станислава, который не преминул заметить:

– Буду брать деньги… – и продолжил: – И, как минимум, тоже двое на уборку трупа.

– А Вагин? – спросил Гуров. – Он ни копать, ни продавать машину не станет.

– Вагин не факт, а наше предположение, – парировал Станислав.

– Мы имеем установки и характеристики на всех сотрудников гаража. По моему твердому убеждению, ни один из них не имеет связей среди бандитов, которые дали бы ему возможность нанять киллера, – сказал Гуров.

– Согласен, – Крячко кивнул.

– Мы не продвинулись ни на шаг, – констатировал Гуров. – Скажи, полковник, что у бандитов появилось сначала – кладбище или труп?

– То есть сначала убили, затем уже стали решать, куда девать? – произнес задумчиво Станислав. – Или они уже имели подходящее место для захоронения, а затем только начали убивать?

– Выгонят со службы, станешь переводчиком, – успокоил друга Гуров. – Вопрос ко всем. Григорий, ты облегчился, теперь напрягись.

Котов облокотился на стол, подпер ладонью щеку, опустил длинный нос еще ниже.

– Вопрос хорош, с него следовало начинать, – бормотал он.

– Я две недели назад себе его задал, – ответил Гуров.

– Сперва кладбище, – сказал Станислав.

– Да. Безусловно, – согласился Котов.

– Зачем вы меня держите? – удивился Нестеренко.

– Любим, – усмехнулся Гуров, которому не нравилось, что старый опер потерял себя. – Здесь не приют для убогих. Если бы ты, Валентин, не был мне нужен, ты бы тут не сидел. Разыскная работа – не только умение кроссворды разгадывать. Вернемся к нашим баранам. Значит, перво-наперво – кладбище. Последний вопрос: труп вывозили или хоронили на месте?

– Вывозили, – сразу ответил Котов.

– Согласен, – кивнул Нестеренко.

– Возможно, – сказал Станислав, запнулся и решительно исправил ответ: – Хоронили на месте.

– Почему? – удивился Гуров. – Там каждый метр округи ощупали, и не мы одни.

– Если бы вывозили, вы бы, Лев Иванович, не спрашивали, – Стас посмотрел Гурову в глаза, тот хотел матюгнуться, но под лукавым, одновременно искренним взглядом лишь хмыкнул.

– Ребята, – обратился Гуров к Нестеренко и Котову, – езжайте в район, разыщите человека, который занимается подземными коммуникациями. У главного инженера должна иметься карта коммуникаций. Обратите внимание на сроки прокладки. Если в отдельных местах сроки не указаны, вынудите написать своей рукой, а не приказать сделать это девочке, которая ни за что не отвечает. Возьмите с инженера подписку о неразглашении разговора. Липа, но мозги компостирует.

– Тогда придется ехать и мне, – заявил Станислав.

– Хорошо, тогда Нестеренко останется, – согласился Гуров и снял трубку зазвонившего телефона. – Гуров.

– Добрый день, Лев Иванович, дежурная часть беспокоит. Полковник Куценко.

– Здравствуйте, Петр Прокофьевич, весь к вашим услугам.

– Не обманывай старших. Грешно. Лев Иванович, спустись, пожалуйста, ко мне, имею личный вопрос.

Ответственный дежурный по министерству – фигура крупная и крайне занятая. Но Петр Куценко всего год назад работал на одной должности с Гуровым, перешел в дежурную часть после пятидесятилетия и не успел заважничать в новой должности. Полковник хорошо знал коллегу, уважал и не хотел, чтобы разговор стал достоянием гласности.

Гуров отлично понимал: старый опер по пустякам беспокоить не станет – дел невпроворот, и немалый штат молодых помощников, любой из которых готов сбегать.

Дежурная часть – несколько обособленный мир, принимающий на себя все самые дурные новости, происходящие в России. И, самое неприятное, сюда льются первые слезы несчастных, обрушивается праведный гнев людей, лживые доносы клеветников.

Полковник Куценко встретил Гурова в операторском зале, видно, ждал, и провел в комнату отдыха, бросив на ходу:

– Занят. Вызывать только на связь с министром.

Гурову все это крайне не понравилось, он сел за стол, взял приготовленную чашку кофе и успокоил себя мыслью – если бы произошло несчастье с родителями или Марией, то сообщили бы Орлову.

– Петр Прокофьевич, вводную часть пропусти, валяй по делу, – сказал Гуров.

– Конечно, конечно, – Куценко кивнул, чувствовалось, говорить ему очень не хотелось. – Жена-актриса сейчас в Америке? В четырнадцать тридцать две позвонил мужчина, спросил, работаешь ты у нас или нет? Я интересуюсь, кто спрашивает? Мужик объясняет, что говорит из «Шереметьево-2», времени в обрез. Передайте, говорит, Гурову, что завтра Мария будет в Москве. Они летят в Париж, экономят, в Москву прилетают Аэрофлотом, через два часа улетают. Мария просит, чтобы ты встретил ее обязательно…

– Петр Прокофьевич, – перебил Гуров, – у вас все разговоры записываются, не мучайся, дай мне пленочку послушать.

– А может, не стоит? – мялся полковник.

– Стоит, стоит, – Гуров заставил себя улыбнуться. – У тебя служба, вопрос сугубо личный. Обещаю в обморок не падать.

31

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru