Пользовательский поиск

Книга Почерк палача. Страница 28

Кол-во голосов: 0

– Кто-то за ними послал «наружку», которую и засек убийца, – сказал Гуров. – Как ты без разрешения попал к заместителю министра?

– Я не мальчик, не сую под нож пальчик, тем более уши, – ответил Станислав. – Петр Николаевич санкционировал.

– Все ты врешь, паршивец. Петр, конечно, знает, но ничего подобного не санкционировал. Ох, достукаешься ты, Станислав.

– Я был прав, извиняться не собираюсь. Извини.

– Ты не был прав, а теперь оказался, – сказал Гуров. – Значит, плохо сработали парни Паши Кулагина. Убийца живет с покойниками либо в одном доме, либо по соседству. А установку делали тяп-ляп, абы отписаться. Поехал бы Гриша Котов, там ни одна мышь хвостом не шевельнула бы.

– Гриша уникальный профессионал в подобных делах, – согласился Станислав. – Так у тебя самого такого второго нетушки. Так что ты на парней не греши, принимай жизнь, какая она есть, и думай, как работать дальше.

– Думай, – Гуров выругался. – Как, изволите думать, когда ты непрестанно над ухом верещишь?

Оставшийся путь до дома сыщики молчали. Гуров корил себя за несдержанность, несправедливость к другу, который, рискуя налететь на неприятности, сделал доброе дело.

Станислав посторонними мыслями не мучился. Он решал, как наилучшим способом воспользоваться легким срывом друга. Можно сегодня же потребовать компенсацию в виде ужина на вражеской территории. Можно выждать, когда он в чем-то ошибется, куда от этого денется? Сам Станислав не станет тогда объясняться, а, скромно потупившись, скажет: мол, все люди живые и все ошибаются. Гуров тотчас поймет и заткнется.

Когда они въехали на стоянку перед министерством, то сразу увидели капитана и его зама по розыску, которые стояли около серого «Москвича», а дежурный инспектор ГАИ постукивал жезлом по капоту машины и что-то сердито им выговаривал.

Гуров выскочил из «мерса», подошел и спокойно сказал:

– Инспектор, вы абсолютно правы, машину тотчас уберут в отстойник. Это вещдок по серьезному делу. Вы здесь начальник, не откажите, организуйте все по высшему разряду.

– Господин полковник! Лев Иванович! Не волнуйтесь, все будет в порядке, – ответил инспектор.

– Спасибо, – Гуров пожал инспектору руку, повернулся к сотрудникам отделения. – Молодцы, поздравляю. Как же вам удалось нас обогнать?

– Мы свой район знаем, господин полковник, – ответил зам по розыску. – И дорог через город много. – Он показал свои руки в нитяных женских перчатках.

– Украл? – улыбнулся Гуров.

– Позаимствовал, – ответил, улыбаясь, парень. – Как с уголовным делом?

– Все по закону. Прокуратура вашего района возбуждает дело и сообщает о нем следователю городской прокуратуры Гойде. – Гуров продиктовал телефон. – Скажите ему, что Гуров забирает его в свое производство. Формальности прокуратуре известны.

– И все? – удивился капитан.

– Конечно. Благодарю, вы свободны. – Гуров пожал офицерам руки, повернулся к Станиславу, который стоял молча с недовольной физиономией. – А ты распорядись, чтобы эксперты тотчас занялись машиной. В основном заднее сиденье, пальцы, возможно, волосы, следы одежды, в общем, все – они знают. И приходи в кабинет. Будем думать и разговоры разговаривать.

– Сделаем, Лев Иванович. – Станислав осуждающе взглянул на Гурова и отправился выполнять его приказ.

В кабинете Гурова ждали Нестеренко и Котов, сидя за ничейным столом, они сражались, составляя слова от одного корня. Оперы должны были вернуться значительно позже, но Гуров никогда лишних вопросов не задавал, а поздоровавшись, занял свое место и бросил:

– Рассказывайте.

Докладывал Нестеренко, так как именно он разговаривал с гэбэшником.

– Работают спустя рукава, пустое дело, – закончил он, посмотрел на Гришу Котова, мол, не хочешь ли добавить?

– Обычная история, никто не вкалывает по приказу по чужому делу, – сказал Котов. – Я лишний раз взглянул на Илью Титова, интересный он парень.

– У него душевная травма. Забудь о нем, Григорий, – пояснил Гуров. – Проверку газовых коммуникаций соседи, конечно, с потолка взяли. – Он закурил, посмотрел в окно, выдержал паузу и добавил: – А сама по себе идея интересная. Позор, что я раньше об этом не подумал.

– Не понял, – сказал Нестеренко. – Сечение трубы газопровода…

– Оставим, Валентин, – перебил Гуров. – Найти тела – наша главная задача, но сегодня она отодвигается на второй план. Покойники лежат, никуда не денутся. А убийца нам неизвестен и гуляет на свободе. Я говорю о вчерашнем убийстве. В местах проживания убитых наши коллеги побывали и засветились. А нам необходимо получить домовые книги из пяти-шести домов, выписать всех мужчин в возрасте тридцати – шестидесяти лет. Это наша самая срочная работа. Григорий, кто жэками командует? Может, они сегодня иначе называются? Явиться к начальству, определить, кому конкретно можно приоткрыться. У них свое хозяйство и законы. Местная власть должна определить вам легенду, дать телефонограмму о приходе ревизоров. Работа противная, нудная, но необходимая. Возраст я назвал такой умышленно, рамки предельно расширил. А так, по моим прикидкам, убийце в районе пятидесяти. Он заказ принял, а намеченных ранее исполнителей ликвидировал. Думаю, живет он несладко, поэтому отказаться не может, а обещано ему за мою башку солидно. В его возрасте отошедшему от дел человеку такой кус упускать нельзя. Вы будете его искать по месту жительства, а Станислав и я – в районе моего дома. Место работы отпадает, расстрелять меня в машине – нужна техника и люди, а он одиночка.

Нестеренко недовольно поморщился, взглянул на Котова, кивнул, мол, выскажись. Гриша поерзал на стуле, посопел и решительно сказал:

– Лев Иванович, вы рассуждаете правильно, но в жизни обычно бывает что-то да не так. Допустим, сегодня это одиночка, но ведь прошлые связи он наверняка не растерял. Человеку со стороны классного киллера не найти, с ним даже говорить не станут. Но обратиться к старому дружку, который сегодня в группировке, убийца может. И нанять нескольких отморозков на двух машинах тоже может. В подъезде и на лестнице вы со Станиславом никому не дадитесь, а расстрелять вас в машинной толчее большого ума не надо.

– Так, – согласился Нестеренко и кивнул, а сам подумал, что преступники хоть и стали другими, а дури в голове у них не убавилось. Допустим, убьют они Гурова, так ведь Орлов и Крячко их руками передавят.

– Ты верно думаешь, Валентин, – сказал Гуров. – Напрасно они в меня уперлись. В таком деле один человек – это всего лишь один человек. Хотя, признаюсь, Лев Иванович мне дорог, мы еще поборемся.

Пришел Станислав, занял свое место, его ввели в курс разговора, и он неожиданно жестко заявил:

– Вы все оперативники опытные, обсуждать ситуацию вам никто не мешает, но операцией в целом руковожу я. Ваш план мне не нравится, слишком много допусков; воевать с бандитами по наитию, рискуя нашими жизнями, я не позволю.

Гуров хотел было вмешаться, Крячко жестом остановил начальника и друга.

– Лев Иванович, я еще не закончил. Согласен, Нестеренко и Котов работают в Митино. Так что можете сейчас и отправляться.

– Поняли и поехали, – сказал Нестеренко, и оперативники ушли.

– А мы с тобой, Лев Иванович, будем действовать иначе. Свои машины мы паркуем у министерства, я беру в нашем гараже «Волгу» и вожу тебя на работу и обратно. Жить ты будешь на конспиративной квартире. Подождем, что эксперты выжмут из «Москвича». Если в салоне найдут пальцы постороннего человека, то, вполне возможно, мы выйдем на убийцу в течение суток-двух.

– Я не согласен, – возразил Гуров.

– Пойдем к Петру, понадобится, обратимся к Бодрашову, убежден, меня поддержат, – Станислав говорил уверенно и нравился Гурову, который, глядя на друга, думал, что в создании такого самонадеянного и нахального начальника есть и его, Гурова, небольшая заслуга.

– Пока мы никуда не пойдем, попробуем договориться между собой, без генералов, – сказал Гуров.

– Пробуй, – согласился Станислав, но его тон и выражение лица не обнадеживали.

28

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru