Пользовательский поиск

Книга Почерк палача. Содержание - Глава последняя

Кол-во голосов: 0

– Человеческое тело, захороненное на кладбище, излучений не дает, – сказал Гуров. – Вернемся к экскаваторам.

– Это совсем не мое ведомство. Вам придется разыскать организацию, которая проводила работы. Текучесть кадров там огромная, но экскаваторщик – работник ценный. Впрочем, я в этом ничего не понимаю.

– Естественно, – согласился Гуров. – Каждый занимается своим делом. У нас нет времени искать строительную организацию, которой сегодня и в городе-то не существует. Вы инженер подземных коммуникаций, можете ли вы нам помочь обнаружить подземное помещение, которое недавно имело выход на поверхность?

Глава последняя

Илья Титов с главным инженером техстанции по ремонту и обслуживанию «Мерседесов» и «Ауди» осматривали новое, только что сданное в эксплуатацию помещение. Строилось оно долго, изначально задумывалось как совместное предприятие. Но взаимоотношения немецкой фирмы и русской стороны, которую практически возглавлял один человек – «новый русский» миллионер Шишов Николай Николаевич, не сложились.

Немецкая сторона относилась к проекту строительства техстанции в Москве с предубеждением. Немцы уже имели дело с русскими миллионерами, обожглись и на новое сотрудничество согласились неохотно и при непременном условии – стопроцентная предоплата со стороны русских. Но Шишов, человек образованный, выпускник МАДИ, оказался человеком честным, но принципиальным.

В общем, вопрос решался долго, кончилось все тем, что Шишов откупил у немцев их долю, стал единоличным хозяином, и тогда работа двинулась с места и в конце концов пришла к завершению. Главный инженер, естественно, родной брат хозяина, познакомился с Ильей Титовым, когда являлся еще автолюбителем и студентом. Илья собрал разбитый в аварии «мерс» Шишова, за работу взял по-божески. И тогда, шесть лет назад, клиент сказал молодому механику: мол, будет у брата своя техстанция, я стану главным инженером, а ты главным механиком. Илья рассмеялся и согласился; парни, почти ровесники, ударили по рукам, выпили по стопке и разошлись.

Титов отслужил армию; естественно, он уже забыл о мальчишеской договоренности, но неожиданно ему позвонил младший Шишов, и их взаимоотношения восстановились.

Илья работал в то время у Егора Рощина, местом был недоволен, подыскивал новое. Как-то раз его остановил хозяин соседней техстанции Анатолий Иванович Полоз.

– Привет, Илья, – сказал он неожиданно дружески, – давно к тебе присматриваюсь, хочу у Егорки перекупить. Но это подождет, сегодня подвернулось срочное и денежное дело. Ты парень порядочный, непьющий, мне подходишь.

Илья держался настороженно. Полоз парню не нравился, но деньги на дороге не валяются, и он молча выслушал предложение.

– Имею новенький «мерс-300», документы в порядке, имею покупателя, но он живет в Ростове. Машину надо отогнать, получить деньги. Сам я станцию оставить не могу, а народ у меня, сам видишь, какой, да и внешность, одежда, манера говорить тоже имеют значение. Две тысячи баксов. Годится?

Таких денег Илья в жизни не видел, поэтому подумал и ответил:

– Посмотрю «мерс», документы, получу доверенность на свое имя, могу выехать завтра.

– Давай паспорт для нотариуса, готовься, завтра поедешь. С тобой поедет охранник, машина дорогая. Обратно большие деньги повезешь, без охраны нельзя.

Илья засомневался: конечно, охрана хорошо, но каков человек? Все сделаешь, получишь доллары, а твой охранник тебя же и шлепнет?

Полоз словно его мысли читал, криво усмехнулся:

– Трофимов Гарик, его семья в моем доме живет. Абхаз, шалить не станет.

Илья этого парня знал, Гарик работал на станции Полоза на подхвате, так как в машине не разбирался.

– Анатолий Иванович, выходит, я и не нужен, – попытался отказаться Илья.

– Не крути. Гарик с купцом говорить не может, да и для ГАИ ты человек русский, в армии служил, а Трофимов, хоть фамилия и подходящая, настоящий чучмек. Деньги хорошие, работа чистая, плевая, так что берись.

Илья Титов вступил в банду проще, чем в комсомол, даже заявления не писал.

Все прошло гладко, купец оказался человеком культурным, взял у Ильи его доверенность, за час переоформил на свое имя, вручил деньги. Считали втроем, Гарик спокойнее и быстрее всех. Сорок тысяч долларов, у кого угодно руки задрожат.

Через два дня они вернулись, а еще через три погнали в Ростов роскошный джип «Чероки».

На обратном пути в купе скорого поезда «Ростов – Москва» Гарик, наливая по стопке, спокойно сказал:

– Ты хоть и русский, Илья, а настоящий мужчина.

Илья выпил, хмыкнул, несколько удивленно ответил:

– Мужчина или нет, можно определить, когда увидишь человека под пулями. Мне в армии так говорили.

– А ты не под пулями? – Гарик слегка опьянел, гортанно рассмеялся. – Хозяева машин, которые ты гоняешь, покойники.

– А мне что за дело? – удивился Илья. – Живые они, мертвые, мне без разницы.

– Дурак, да, – Гарик выпил еще и лег на полку спать.

В Москве, передавая Полозу деньги, Илья попытался объясниться. Хозяин смотрел равнодушно, жевал жвачку.

– Вольному – воля, не желаешь – откажись. Только учти, судье без разницы, две машины ты перегнал или сто две. Прямое соучастие, так что приговор тебе светит.

Илья и не заметил, как начал меняться. Каждая пачка долларов, которую он клал в карман, превращала парня в другого человека.

Людей убивали, машины продавали, деньги платили, вся система работала четко, словно конвейер. Илья иногда, все реже, думал об убитых людях. Задумывался и тут же забывал. Вскоре и вспоминать перестал. Вернул Илью на землю опер Вагин.

Илья и не предполагал, что оперативник районного отделения милиции в курсе происходящего. Однажды Илью остановил у дверей техстанции мужчина среднего возраста, поздоровался, молча протянул служебное удостоверение и кивнул в сторону лежавших неподалеку бревен.

– Отойдем, Илья, хочу тебе несколько слов сказать.

Когда они сели на бревна, Вагин оглядел Илью цепким взглядом и спокойно спросил:

– Из всех подельников я выбрал тебя, как человека цивилизованного. Илья, ты полагаешь, ваша контора будет существовать вечно? Машины и люди пропадают. В конце концов мои коллеги заинтересуются.

– А что у них имеется? – нагло спросил Илья.

– Понятия не имею, – признался Вагин. – Знаешь, на чем основана оперативная работа? На информации. Кто владеет информацией, тот владеет и ситуацией. Нам необходимо знать, что думают о нас в розыске, какие шаги собираются предпринять, в какую сторону пойдут?

– Я тут при чем? – спросил Илья.

– На данный вопрос тебе ответит судья. Но тогда будет уже поздно. Ты знаешь, о чем мечтает каждый опер? О хорошем агенте. Тебе следует внедриться в уголовку. Тебе никто лишнего не скажет, но по заданиям, которые тебе будут давать, мы определим, чем они интересуются, – ответил Вагин.

– Внедриться? Это вроде разведчика в тылу врага? – спросил Илья.

Вагин спрятал усмешку и продолжал:

– Законтачить требуется на самом высоком уровне. В главке служит высокопоставленный опер, но какой бы он ни был головастый, агенты ему нужны. Без агентуры опер пустой человек, хуже участкового.

– А как я с ним познакомлюсь? – спросил Илья.

– Он сам с тобой познакомится, – ответил тогда Вагин. – Ты только ничего не изображай, судя по слухам, полковник Гуров – человек умный и чуткий. Ты держись, как есть – немного авантюрист, немного романтик, сам никаких вопросов не задавай. Если вы с Гуровым законтачите, он сам тебе все скажет. По моему разумению, активный опер обязан заинтересоваться твоей кандидатурой.

Как известно, Гуров отнесся к Илье Титову более чем прохладно. Узнав об этом, Вагин приказал Титову связь с полковником прекратить, не звонить, вести себя так, словно знакомства и не было.

Кроме того, оперативник встретился с Полозом и категорически потребовал «контору» закрыть, «деятельность» прекратить, подходы, всякие следы к захоронению уничтожить и, самое верное, техстанцию продать, а сотрудников разогнать.

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru