Пользовательский поиск

Книга Особо важное дело. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

Глава 16

Первое, что сделал Гуров, появившись на следующее утро в главке, это навестил Гриценко. Убежденный уверенным тоном компьютерного гения, Гуров простодушно рассчитывал, что тому уже удалось вскрыть доступ к информации на компакт-диске. Выяснив, что пароль все еще не найден, Гуров испытал жестокое разочарование.

– Что ж ты мне пыль в глаза пускал? – с упреком сказал он Гриценко. – Нам, специалистам, это раз плюнуть!

– Этого я не говорил, Лев Иванович, – не дрогнул старлей. – И вообще, зря вы так волнуетесь. Задача оказалась сложнее, чем я ожидал. Но, даю слово, мы с ней справимся!

– Когда – вот вопрос! – проворчал Гуров. – Когда я на пенсию по вашей милости выйду?

– Вы преувеличиваете, товарищ полковник! – без тени улыбки ответил Гриценко. – Максимум нам понадобится еще неделя.

– Примерно о том же и я говорю, – мрачно заметил Гуров и отправился к себе.

Крячко он застал в необычном для того унылом состоянии, сгорбившегося над столом и обложившегося по самую макушку бумагами. Увидев Гурова, Стас просиял и с облегчением выбрался из-за стола.

– Охотник вернулся с холмов! Наконец-то! – провозгласил он, крепко пожимая Гурову руку. – А я было подумал, тебя так встретили в Воеводске, что ты останешься там на недельку-другую... Там хорошая погода?

– Погода везде хорошая, – пробурчал Гуров. – Чего, к сожалению, не скажешь о людях... Между прочим, если бы я знал, чем вы тут занимаетесь, я бы действительно лучше остался в Воеводске!

– А что тебя смущает? – заволновался Крячко.

– Совсем мышей не ловите! – в сердцах сказал Гуров. – Где твой контроль? Пароль до сих пор не найден...

– Ищут! Ищут, Лева! – горячо воскликнул Стас. – И Немову ищут, и темно-вишневую «Ауди», и Гомель с допросов не уходит... А у меня вообще... – он обвел рукой груду бумаг на столе. – В твое отсутствие Петр Николаевич вдруг решил замучить меня отчетностью. Бенедиктов требует того же – он, видишь ли, не в состоянии вести следствие, не имея донесений по оперативной работе! Я рук не покладаю, Лева!

– Ладно, черт с ним! – сказал Гуров. – У меня просто плохое настроение. Время уходит, и, если мы не сумеем добраться до информации Журавлева, вся наша работа пойдет коту под хвост.

– Ты что-то узнал? – спросил Крячко.

– Между прочим, это «что-то» узнал наш дружок Бурдашов, – признался Гуров. – Вот пройдоха! На ходу подметки режет. Он примчался в Воеводск раньше меня и через своих братьев-журналистов накопал столько информации... Объективно говоря, он очень нам помог. Похоже, в этом Воеводске все правоохранительные структуры кормятся из рук действующего мэра. Едва я пытался задавать там вопросы, как на наших коллег нападала странная болезнь – они начинали очень туго соображать, и с речью у них тоже возникали проблемы. Если бы не Бурдашов, я бы мог проканителиться там неделю.

– Но ты обернулся за один день, – констатировал Крячко.

– Да, сведения, которые я узнал, очень любопытны. Но подтверждение их следует искать прежде всего в Москве.

Гуров в подробностях рассказал Крячко о всех перипетиях предвыборной борьбы в городе Воеводске. Выслушав, Стас кивнул и констатировал:

– Понятно. Полосатов посчитал, что бывший дружок зарвался и хочет откусить чересчур большой кусок пирога. Он принял меры, но все-таки Журавлев в последнюю минуту успел уйти из-под его носа. Тогда Полосатов отрядил за ним погоню. Видимо, его люди были прекрасно осведомлены о личной жизни Журавлева и сразу направились туда, где он скорее всего мог объявиться. Но Журавлеву до поры везло – он опять успел уйти. Если бы он встретился с Гольдиным и сумел с ним договориться, у него бы были шансы. По-видимому, до Гольдина не так просто добраться. Но Журавлев нелепо погибает. Мне думается, те, кто его искал, все-таки узнали о его смерти – скорее всего, они проследили путь Немовой до Кузнецовской, – но они не хотят поверить, что диск с компроматом пропал.

– Или делают вид, что не хотят поверить, – вставил Гуров. – Наверняка Полосатов приказал им без диска не возвращаться. Так или иначе, они будут держать на всякий случай взаперти Немову и делать попытки проникнуть во все возможные дыры, куда Журавлев мог скинуть свою «чернуху», чтобы хозяин видел их усердие. Наверняка Немова уже рассказала им о Гольдине, и его они тоже захотят проверить.

– Думаю, они не решатся, – возразил Крячко.

– Им некуда деваться, – сказал Гуров. – Они оказались меж двух огней. Они бы с удовольствием бросили это дело, но уже поздно, их оправданий никто не примет. Держу пари – когда они узнают, что диск у нас, они попытаются надавить на кого-то из главка...

– Неужели на самого?! – дурашливо воскликнул Крячко.

– Смеется тот, кто смеется последним! – отрезал Гуров. – Я пока повода для веселья не нахожу. Может быть, тебе известно что-то веселое? Например, местонахождение преступной группы?

– Если бы оно мне было известно, Лева, – сказал Крячко, – я бы захватил эту группу еще до твоего приезда и снял бы все сливки.

– Тогда тем более не вижу поводов скалить зубы, – заметил Гуров. – Лучше скажи, как поживает господин Гольдин и что поделывает Переверзев? В его поведении не отмечалось ничего подозрительного?

– Гольдин весь в делах. У него две конторы – одна в Тишинском переулке, другая на Таганке. Я проверил – с документами у него все в порядке. Претензий ни одна из служб к нему не имеет, хотя, оказывается, налоговая к нему давно присматривается. Но умен, черт! Между прочим, на Таганке у него прямо филиал банка какого-то – серьезная охрана, решетки на окнах, видеокамеры... Говорят, внутри есть и подвал со стальной дверью, где сейфы стоят. Похоже, там у него действительно хранятся весьма любопытные вещи! К сожалению, нет поводов наведаться в эти его подвалы... Ну а насчет Переверзева... Ничего такого, что могло бы настораживать. Занимается бизнесом, как обычно. Разве что поддавать стал каждый вечер. Но тут мое личное мнение, что по-своему он супругу любил все-таки... Да, еще охрану себе увеличил. Теперь его повсюду три «быка» сопровождают. А ты все еще допускаешь, что жену он мог грохнуть? Вроде бы вся ситуация этому противоречит...

– Во-первых, родной, у нас до сих пор не имеется прямых доказательств, что Немова встречалась именно с Журавлевым, – напомнил Гуров. – А во-вторых, почему ты не учитываешь такой возможности, что на Переверзева могли надавить? Заставить пожертвовать женой под угрозой расправы?

– Ты, как всегда, прав, Лева, – согласился Крячко. – С точки зрения формальной логики. В реальности же такая картина выглядела бы странно. И потом, Переверзев не такой мужик, чтобы на него можно было запросто надавить. Молчать он, по крайней мере, не стал бы.

– Если бы предал жену – стал бы, – убежденно заявил Гуров. – Но Переверзев, конечно, не главное. Я держу его в памяти больше для очистки совести. Искать надо в другом месте. Кто бы подсказал, где оно, это место!

И, словно в ответ на его просьбу, в кабинете раздался телефонный звонок. Первым трубку снял Крячко, назвался и тут же отчаянно замахал Гурову рукой.

– Анатолий звонит, охранник из дома Бурдашова! – торопливо сообщил он вскоре, отрывая трубку от уха. – Говорит, видел опять того типа... Сам будешь разговаривать?

Гуров не колеблясь отобрал у него трубку.

– Старший оперуполномоченный Гуров! – отрекомендовался он. – Что там у вас, Анатолий? Расскажите подробнее!

– Да я и так подробно вроде, – растерянно сказал охранник. – Короче, этого типа еще вчера напарник мой Виктор заметил. Опять он тут отирался. И в холл заходил. Он теперь в другом костюме, и усы у него, но я его сразу узнал. Точно это он. Вынюхивает!

– Значит, так, Анатолий! – деловито сказал Гуров. – Вы делайте вид, что этот человек вам незнаком, ладно? Если попытается проникнуть в дом, не препятствуйте, но постарайтесь осторожно выяснить, куда именно он направился. И попробуйте разузнать, есть ли с ним еще кто-нибудь. Посмотрите на улице – стоит ли где-нибудь поблизости машина. Ну, вы меня понимаете?

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru