Пользовательский поиск

Книга Особо важное дело. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

– Вы ничего не знаете про мой контингент, – добродушно заметил Гуров. – Должен вам сказать, преступность нынче приобретает порой весьма необычный характер. На скамью подсудимых иной раз попадают такие люди, которых вчера бы язык не повернулся назвать преступниками – профессора, генералы...

Хозяин квартиры заметно занервничал.

– Это заявление я не могу расценить иначе как угрозу, – сказал он. – Вы оказываете на меня давление!

– Ну что вы! В мыслях не держал, – сказал Гуров. – Вы меня не так поняли, вероятно. Да еще товарищ вот неудачно пошутил. Я еще раз приношу вам свои извинения. Чтобы вы поняли, почему мы так настойчивы, я, пожалуй, посвящу вас в один секрет. Дело в том, что Анна Викторовна Немова сегодня похищена некими злоумышленниками.

– Похищена? Вы это серьезно? Гм, вот чепуха какая... – Гольдин на самом деле тут же забыл о привидевшихся ему угрозах и целиком переключился на обдумывание неожиданной новости. – Нет, в самом деле, кому понадобилось похищать Немову? Кто-то хочет получить за нее выкуп?

– Пока мы ничего не знаем, – сказал Гуров. – Поэтому и пришли к вам. Нам важна каждая мелочь, связанная с Немовой. Вы по-прежнему не хотите назвать нам цель ее несостоявшегося визита?

Гольдин колебался, но осторожность все-таки возобладала.

– Поймите меня правильно, – почти просительным тоном сказал он. – Речь шла о юридической услуге, но характер услуги мне не известен. Анна Викторовна позвонила мне внезапно, из автомобиля, и попросила о срочной встрече. Я согласился.

– Вы всегда соглашаетесь, когда вас просят? – невинно осведомился Крячко.

Гольдин метнул на него быстрый взгляд и сказал:

– Далеко не всегда, но в данном случае просьба исходила от дамы. И потом, в голосе Немовой я услышал неподдельное волнение...

– Однако дожидаться ее вы все-таки не стали, – заметил Гуров.

– Разумеется, нет! – воскликнул Гольдин. – Я могу пойти навстречу, но подлаживаться под другого человека я не могу. Мой день расписан по минутам.

– И вы после пятнадцатого ни разу не пытались связаться с Немовой? – поинтересовался Крячко.

– Не пытался. Зачем? Это она нуждалась во мне, а не наоборот. Мы не настолько коротко знакомы, чтобы звонить друг другу и справляться о здоровье, – отрезал Гольдин.

– А пятнадцатого июля, выходя из квартиры, вы ничего необычного не заметили на лестничной клетке, в лифте, на улице? – спросил Гуров. – Ничего не привлекло вашего внимания? Вы не видели никакого постороннего человека?

– Ничего я не видел, – устало сказал Гольдин. – Все было как обычно. Во всяком случае, мне так показалось. То же самое я сказал, когда меня допрашивал следователь. Я думал, что больше по этому поводу меня тревожить не будут.

– К сожалению, пока не получается! – сказал Гуров, разводя руками. – Сами видите, как все оборачивается.

– Но при чем здесь я? – Гольдин был уже всерьез расстроен, от его сдержанности не осталось и следа. – Я вас уверяю, с Немовой мы были лишь поверхностно знакомы. Почти не контактировали. Я ничем не могу помочь вам.

– Да, похоже на то, – благодушно сказал Гуров, поднимаясь. – Ну, спасибо и на этом! Извините, что потревожили. Служба такая, сами понимаете!

На щеках хозяина квартиры выступил румянец. Он принужденно улыбнулся и широко развел руками.

– Ну что вы! В сущности, ничего страшного не случилось. Всегда рад помочь. Как-никак, все мы, юристы, должны помогать друг другу. Увы, сегодня мне просто нечего сказать. Надеюсь, вы сумеете помочь несчастной Анне Викторовне. Кто бы мог подумать, такая неприятность! – Он заторопился, провожая оперов к выходу. – В эту дверь, пожалуйста!

Уже на пороге квартиры Гуров вдруг обернулся и с улыбкой спросил:

– Да, чуть не забыл! Арнольд Константинович, вы, случайно, не знакомы с человеком, который пятнадцатого июля, рано утром, еще до вас, встречался с Анной Викторовной? Мужчина средних лет, ездит на «БМВ»... Поговорив с ним, она немедленно отправилась к вам. Может быть, это наводит вас на какие-то соображения?

Удивительно, как подействовали эти слова на Гольдина. Его лицо немедленно приобрело замкнутое выражение, и он натянуто и слишком поспешно сказал:

– Абсолютно никаких соображений! «БМВ»? Мало ли кто ездит на «БМВ»! Нет, я решительно не понимаю, о ком вы говорите!

– Еще раз прошу нас извинить! – Гуров раскланялся и вслед за Крячко вышел из квартиры.

Уже в лифте он посмотрел на Стаса и спросил:

– Ну, что скажешь?

– Ты сегодня выполнил годовой план по извинениям, – сказал тот. – Можешь теперь до следующего Рождества не извиняться. А насчет Гольдина я думаю так – это жук еще тот! Мы, юристы, должны помогать друг другу! – передразнил он.

– Да, он что-то явно недоговаривает, – согласился Гуров. – Знаешь, нужно напрячь завтра все свои ресурсы и составить досье на этого человека. Крайне любопытно, какого рода услуги он оказывает вообще и госпоже Немовой в частности.

– Ты обратил внимание, как у него испортилось настроение, когда ты заговорил о человеке на «БМВ»? – напомнил Крячко. – Но, между прочим, у этого Гольдина и в самом деле могут быть неприятности. Если он каким-то боком связан с этим «БМВ», то веселая компания может в конце концов добраться и до него, как ты думаешь?

– Все в жизни случается, – философски заметил Гуров. – Важно выяснить, что он собой представляет, а отсюда уже танцевать. Завтра я наведаюсь к одному человечку. Он почетный член Коллегии адвокатов, знает, кто чем дышит на этом благородном поприще. Надеюсь, он мне прояснит роль господина Гольдина в этой захватывающей пьесе. И, пожалуй, заскочу еще раз к нашему журналисту. В конце концов, весь этот сыр-бор из-за него разгорелся. И потом, он как сосед и бывший любовник мог что-то знать об отношениях между Немовой и Гольдиным.

– А я займусь своим приятелем Асланом, – подхватил Крячко. – Сердцем чувствую, он меня ждет не дождется, чтобы сообщить счастливую весть.

Глава 12

– Послушай, Лева, когда ты сказал «юрист», это меня сразу насторожило, а когда ты сказал «Гольдин», меня это насторожило вдвойне, – произнес со сладкой улыбкой почетный член Коллегии адвокатов Сваровский, прекрасно сохранившийся старик лет шестидесяти пяти, с тщательно уложенной седой шевелюрой и великолепными белыми зубами. – Если сыщик интересуется юристом, это всегда сообщает определенный ход мыслям, а фамилия, которую ты при этом назвал, только подтверждает правильность выбранного хода...

Сваровский принимал Гурова в уютном кабинете своего загородного особнячка, расположенного в поселке Рождествено в трех километрах от Кольцевой дороги. Адвокат уже года два как отошел от активной практики, но не растерял ни ясного ума, ни хватки, ни многочисленных связей. Просто он стал больше времени проводить в своем спокойном доме, который с шутливой гордостью именовал поместьем, занимался разведением цветов и писал мемуары.

Внезапный визит Гурова его обрадовал. В последние месяцы старик мало выбирался в Москву и уже немного соскучился по человеческому обществу. То, что Гуров пришел не просто так, а по делу, его не смутило – Сваровский привык, что к адвокату просто так не приходят. Встретил он Гурова преувеличенно радушно, с распростертыми объятиями, немедленно угостил каким-то диковинным бренди исключительной тридцатилетней выдержки и с живым интересом согласился ему помочь.

Однако вопрос о Гольдине его, пожалуй, даже рассмешил. Во всяком случае, развеселил точно. Грея в сухих ухоженных ладонях бокал с янтарным бренди, Сваровский с улыбкой посматривал на Гурова и неспешно излагал ему свои мысли о предмете разговора.

– Если вы кончаете что-то юридическое, а потом идете грабить на большую дорогу, даже самый снисходительный критик не решится назвать вас юристом, – продолжал старик. – При этом вы можете написать у себя на лбу все, что хотите, и даже золотыми буквами. Результат будет тот же самый.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru