Пользовательский поиск

Книга Особо важное дело. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

– М-да! Нет повести печальнее на свете... Потянуло тебя на вольные хлеба! Теперь вот ни больничного тебе, ни почетной пенсии. Кончишь тем, что будешь в подземном переходе милостыню собирать.

– Ничего, мы еще поборемся! – упрямо сказал Васильков. – Ты только помоги мне до больницы добраться! Ты ведь на колесах?

– Я тебе помогу, – согласился Крячко. – Только сначала по квартире маленько пройдусь – вдруг надыбаю чего интересного?

– А ты чего вообще ищешь? – с невинным видом спросил Васильков. – Может, я подскажу?

– Может, и подскажешь, – ответил Крячко. – Только когда я тебя сам спрошу, ладно? А пока ты штаны в порядок приведи, а то мне с тобой в таком виде неудобно на люди идти. Еще подумают, что мы с тобой два бирюка – которые с паяльником...

Он оставил Василькова в ванной, а сам прошелся по пустой квартире в надежде найти какой-нибудь предмет, записку – что угодно, лишь бы получить хотя бы намек на разгадку поведения Немовой.

Однако поверхностный осмотр мало что дал. Это было типично женское жилище, где каждый уголок указывал на присутствие женщины – безделушечки, флакончики, платья, колготки, ничего существенного. Возможно, стоило порыться здесь поглубже, но Крячко вовсе не собирался затевать настоящий обыск, а кроме того, бывший коллега действительно нуждался в медицинской помощи.

Единственное, что позволил себе Крячко, это изъять из квартиры пистолет. Он разыскал на кухне чистый полиэтиленовый пакет и сунул пистолет туда, чтобы сохранить отпечатки пальцев на оружии.

Потом они покинули квартиру. Правда, предварительно Крячко старательно вытер все кровяные пятна, навел некоторый порядок в прихожей и ванной, а уходя, тщательно захлопнул дверь.

– Видели бы меня сейчас ребята из МУРа! – ворчал Крячко, когда они вдвоем ковыляли из подъезда к машине. – Полковник Крячко уничтожает улики! Помогает скрыться какому-то авантюристу!

– Я не авантюрист. Ты же знаешь, – возражал ему Васильков. – Каждый зарабатывает на жизнь как умеет.

– Что-то подобное говорил мне один медвежатник, – заметил Крячко, помогая Василькову сесть в машину. – Ладно, слова своего я не меняю. Живи! А что ты, кстати, собираешься теперь делать?

– Лечиться, – буркнул Васильков.

– Я понимаю, что не на танцы ходить, – сказал Крячко. – В плане производственных отношений – ты же должен заказчику какой-то отчет давать? Чем ты теперь его порадуешь?

– Будет ему отчет, – пообещал Васильков. – Пускай компенсацию платит. Предупреждать надо, если у жены крыша не на месте! Это еще вопрос – удастся ли сустав сохранить!

– Если будут проблемы – намекни, – посоветовал Крячко. – Мы его, буржуя-кровопийцу, прижмем!

– Ловлю на слове! – сумрачно проговорил Васильков.

Глава 9

На Гурова доклад Крячко произвел большое впечатление. Откровенно говоря, он тоже не очень верил, что проверка квартиры Салтановой что-нибудь даст, а на такую удачу и вовсе не надеялся. Это был сюрприз, тем более что после разговора с генералом Орловым настроение у Гурова было далеко не приподнятым.

Генерал нервничал, повышал голос и требовал от Гурова более активных действий.

– У Бурдашова сегодня был? – язвительно поинтересовался он в самом начале встречи. – Ну и каков результат?

– Я бы сказал, положительный, – осторожно ответил Гуров. – У меня есть все основания думать, что нападение на него организовано совсем по другому поводу – возможно, это даже нелепая случайность, – и мне удалось журналиста в этом убедить. Судя по всему, он раздумал поднимать шум. Ему тоже нет смысла подставляться.

– Нет смысла, говоришь? – зловеще переспросил генерал. – А знаешь ли ты о том, что после тебя Бурдашова навещали журналисты с немецкого радио? Наши с тобой бывшие соотечественники. Встреча состоялась в саду при больнице и прошла в теплой и дружественной обстановке. О чем они совещались, выяснить не удалось, но подозреваю, что не о пользе витаминов! Меня ежедневно тормошат, почему мы не нашли до сих пор преступников и не закрыли рот Бурдашову. На тебя возлагали такие надежды...

– Я не юная балерина, чтобы возлагать на меня надежды, – грубовато ответил Гуров. – Я делаю свое дело. Как могу и умею. А оно не простое. Два дня всего прошло. Ты-то, Петр Николаевич, должен понимать!

Но генерал не очень стремился к взаимопониманию. Должно быть, давили на него в этот раз особенно сильно. Причины Гурову были понятны – на фоне многочисленных скандалов с прессой у соседей правительству не хотелось раздуть свой собственный, тем более что в основе этого назревающего скандала лежало недоразумение. Однако Гуров вовсе не считал себя обязанным улаживать дела кремлевских чиновников, и если до сих пор не вспылил по-настоящему, то только оттого, что сам был заинтригован непонятным нападением на журналиста. Теперь для него было делом чести – разгадать эту загадку.

Однако пока они с Крячко не приблизились к решению ни на шаг. Разрозненные, мало стыкующиеся между собой факты упорно не желали складываться в логичную картину. И даже неприятность с Васильковым нисколько не проясняла ситуацию. Было ясно, что Немова кого-то боится, но кого и почему – у Гурова не было и предположений. И, может быть, самое неприятное заключалось в том, что они опять потеряли след Немовой. Теперь, после случившегося, она может вообще забиться куда-нибудь в глухую щель, откуда ее никто не выманит, благо, знакомых у нее, судя по всему, пруд пруди. Например, возьмет и уедет в этот свой, как его, Воеводск.

Гуров не знал, что впереди его ждет еще один сюрприз. За окнами начинало смеркаться, когда зазвонил телефон. Крячко снял трубку и вдруг, сделав страшную рожу, принялся подавать Гурову отчаянные знаки. Тот взял у Стаса трубку и с удивлением услышал голос Переверзева.

– Лев Иванович? Я чего звоню. – Переверзев явно нервничал и был растерян. – Вы про Анну спрашивали, а я вам темнил маленько. Вы не обижайтесь, но я сам не знал, где она – точно. Я даже специально человека нанял, чтобы он ее нашел. В общем-то, дело семейное, чужим знать не обязательно, так я думал...

– Не разбегайся, прыгай! – с досадой сказал Гуров, сердито подмигивая Стасу. – Случилось что-нибудь?

– Получается так, – смиренно ответил Переверзев. – Теперь Анна пропала по-настоящему.

– Что значит – по-настоящему? – сердито спросил Гуров. – До этого она игралась, что ли?

– Я имею в виду, серьезное что-то случилось, Лев Иванович. Без милиции, боюсь, не разобраться. А раз вы Анной интересовались, так я и подумал... Может, ее те достали? Вы же говорили, она кого-то видела?

– Что произошло конкретно? – спросил Гуров.

– Короче, сегодня она мне позвонила в офис – примерно в обед. Сказала, что ей нужно со мной срочно поговорить, что разговор не телефонный и что она немедленно едет домой. Ну а я сразу приехать не смог – у меня дела все-таки, я не могу из-за бабы каждые пять минут срываться и бежать...

– Ближе к телу, – поторопил его Гуров.

– Короче, минут через сорок я приехал. Ее «Фольксваген» неподалеку от дома стоял. Не у самых, значит, ворот, а чуть в стороне. Мне это сразу не понравилось. А потом, гляжу, не заперт он, и ключи, главное, в замке торчат! Я сразу понял, что тут что-то не так. Кинулся домой, а женой и не пахнет. А я не знаю, что делать. К соседям заходил, весь переулок обшарил – как корова языком слизнула! Ну, я подождал-подождал и вам позвонил. Потому что не нравятся мне эти дела.

– Мне они тоже не нравятся, – сказал Гуров. – Вы где сейчас – дома? Так никуда не уходите, я немедленно выезжаю. – Он положил трубку и задумчиво посмотрел на Крячко.

– С женой проблемы? – деловито спросил тот.

– Немова исчезла, – кратко сказал Гуров. – Теперь по-настоящему. Поехали к Переверзеву, по дороге расскажу.

Выслушав сообщение Гурова, Крячко неожиданно спросил:

– Послушай, Лева, а тебе не приходит в голову, что этот Переверзев сам темная фигура? Может, он-то жену и того? Мешала она ему чем-то, допустим. Или, наоборот, из-под удара он ее выводит...

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru