Пользовательский поиск

Книга Особо важное дело. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Бурдашов долго молчал, сумрачно глядя в окно, где золотились верхушки лип. Наконец он заговорил:

– Вы думаете, у меня есть другой выбор? Возможно, произошла роковая ошибка и вы правы в своих предположениях. Но само ваше присутствие здесь убеждает в том, что за мной наблюдают очень пристально, следят за каждым шагом, и опасность отнюдь не миновала...

– А мне кажется, что тут вы попали пальцем в небо, – с сожалением заметил Гуров. – Вы правильно выразились – ошибка была роковой для вас. Не знаю, добились бы вы успеха, не случись того, что случилось. Но теперь, боюсь, ваше расследование зашло в тупик. Все, кто имел к нему отношение, засветились по полной программе. Образно говоря, фигуры уже выведены из-под удара, и ваш дальнейший наскок не имеет никакого смысла. Не стоит впустую размахивать шашкой. Возможно, к сожалению... Но, уверен, теперь ваш выстрел будет холостым. Вы попадете в смешное положение. – Заканчивая это длинное рассуждение, Гуров невольно разозлился на самого себя и договорил почти грубо: – Только что я вас уговариваю! Вы – взрослый человек, и голова на плечах у вас вроде имеется. Сами разбирайтесь!

– Я подумаю, – серьезно сказал Бурдашов.

Глава 7

– Все-таки я не понимаю, почему мы ухватились за это убийство! – воскликнул Крячко, встречая Гурова на пороге кабинета. – Мало ли чего случилось пятнадцатого июля! Москва – город большой. Если поднять все сводки за пятнадцатое...

– Этим убийством интересовался Васильков, – коротко сказал Гуров, проходя к своему столу.

– Кто такой Васильков? – спросил Стас, театрально закатывая глаза. – Родственник он наш, что ли? Или сто рублей должен?

– Васильков был у Переверзева, – возразил Гуров. – Не в шашки же он к нему приходил играть. Наверняка Переверзев его нанял. Предположительно для поисков жены. А с чего Васильков начал? С убийства на Кузнецовской! Какие у тебя еще возражения?

– Мое мнение – надо начинать с Переверзева лично. Взяться за него поплотнее!

Гуров покачал головой.

– Или забыл, какой у нас век на дворе? – укоризненно заметил он. – Правовая грамотность населения резко возросла. Особенно у лиц, имевших какие-то неувязки с Уголовным кодексом. На каком основании ты возьмешься за Переверзева поплотнее? Он не убил, не ограбил, не перешел улицу на красный свет... А то, что женился неудачно, так это законом не карается.

– Ну так я не имел в виду – в наручники и к батарее, – оправдываясь, сказал Крячко. – Психологическое воздействие! Тонкий подход! Ты же это умеешь!

– А если все-таки не сумею? – спросил Гуров. – Ты докладывай, что выяснил, а там думать будем, с кого начинать – с Переверзева или с товарища по оружию...

Крячко спорить не стал, мгновенно извлек из ящика стола свои выписки, какие-то ксерокопии и принялся деловито объяснять:

– Значит, так... Я сразу к сути! Пятнадцатого июля в двадцатой квартире дома номер четыре по улице Кузнецовской был найден труп мужчины среднего возраста, хорошо одетого, без всяких документов. Вообще, согласно протоколу, карманы убитого были выпотрошены – ни денег, ни бумаг, ни даже жетона на метро. Предположительно все это стало добычей воров. Вообще, картина, судя по всему, там такая... Эта квартира большей частью пустовала. Владелец сдавал ее внаем какой-то женщине, которую там видели тоже не очень часто. Но появлялась она всегда в сопровождении мужчины. Вели себя тихо, ничем не выделялись. Вероятно, это было место свиданий.

– А что представляет собой хозяин квартиры? – перебил Стаса Гуров. – И что он показывает насчет женщины?

– Хозяин квартиры – мелкий делец, – спокойно ответил Стас. – Поставки компьютеров и комплектующих. Особых грешков за ним не водится. Разве что квартиру сдавал, не платя налогов. Но это ведь нас не интересует?

– Только если он скрывает что-то посерьезнее, – сказал Гуров. – Что он говорил о квартиросъемщице?

– Похоже, он ничего о ней не знает, – объяснил Крячко. – Только имя. Женщину зовут Аллой. Ему порекомендовала ее одна подруга – по телефону. Сказала, мол, завтра к тебе придет такая-то, хочет снять квартиру... Алконостову этого было достаточно, тем более Алла заплатила ему за полгода вперед.

– Денег не жалела? – уточнил Гуров.

– Именно! – подхватил Крячко. – А между прочим, квартирка-то небогатая. Две комнаты. Стандартная «стенка» Ульяновской фабрики, стол, стулья, кровать. Да, еще холодильник на кухне, выключенный. Даже телевизора нет. В общем, не очень жилое помещение. Домушники надеялись хороший куш срубить – видимо, была у них информация, что хозяева редко появляются. Видно, вообразили, что квартира набита золотом и аппаратурой, да просчитались. Практически вся их добыча – то, что имелось в карманах у убитого. Вот угадал, бедняга, когда прийти, – на нож нарвался!

– Алла... Алла... – протянул Гуров. – Подругу надо искать!

– В том-то и фокус! – разочарованно сказал Крячко. – Подруга год назад из страны уехала. Где-то в Чехии живет. Алконостов с ней связь не поддерживает.

Гуров не удержался от досадливого восклицания.

– Вот чертовщина, невезуха какая-то! Ну, значит, нужно за Василькова браться – он что-то насчет этой квартиры определенно знает!

– Не верю я, что Васильков нам помогать станет, – убежденно заявил Стас. – Он мужик упертый. И интерес у него теперь совсем другой. Вот с Переверзева и надо начинать – с того, кто Василькову монету платит!

– Это ты просто Переверзева не видел, – сказал Гуров, посмеиваясь. – Вот кто упертый, так упертый! А знаешь, что мы сделаем? В твоих записях данные подруги, уехавшей в Чехию, имеются? Вот и займись – она же не в безвоздушном пространстве жила. У нее самой подруги были, коллеги по работе... Кто она вообще такая?

Крячко заглянул в бумаги.

– Салтанова Виктория Родионовна, – прочел он. – Двадцати восьми лет. По словам Алконостова, работала в шоу-бизнесе – не на первых ролях, конечно, и не на вторых даже. Так, на подхвате – массовка, второсортная реклама, какое-то время работала моделью, почему-то демонстрировала, в основном, вязаные вещи... – Крячко поднял на Гурова удивленный взгляд. – Как думаешь, почему вязаные?

– А кто ее знает! – ответил Гуров. – Может, фигура специфическая. У специалиста надо спрашивать... Кстати, что же ты сразу-то про это не сказал? Что-то часто нам стали попадаться второсортные модели, ты не находишь? Опять Слонову нужно звонить, Диме... Кстати, спрошу, не сохранилось ли у него фотографии Немовой. Только бы он мобильник не отключил...

К счастью, Дима телефон не имел привычки отключать, но дозвониться до него удалось не сразу. Видимо, у него поднакопились проблемы, потому что голос, который Гуров услышал в трубке, звучал далеко не любезно. Впрочем, поняв, с кем разговаривает, Дима тут же сменил тон.

– Лев Иваныч! – воскликнул он. – Вроде вчера виделись, а такое чувство, что сто лет прошло. Вот жизнь суматошная! Крутишься, как белка... А у вас опять проблемы, угадал?

– Угадал, Дима, – сказал Гуров. – Лишь на тебя надежда. Опять меня одна девчушка интересует. То ли модель, то ли актрисочка. Здесь твоя грядка, тебе виднее, так что выручай! Не попадалось тебе такое имя – Салтанова Виктория Родионовна?

Дима захохотал.

– Лев Иваныч, – провозгласил он. – Мне, наверное, в штат к вам идти надо. Вы там, смотрю, не на шутку моделями заинтересовались. Значит, точно без меня не обойтись!

– Похоже на то, – посмеиваясь, сказал Гуров. – Только учти – коньяк у нас по вечерам пьют. Если, конечно, деньги есть.

– А что, с бабками туго? – огорчился Дима. – Тогда снимаю предложение. А Вику я знаю. Вам про нее Немова сказала? Как у нее дела?

– Постой, ты хочешь сказать, что Немова знакома с Салтановой?

– Ну так! Они в былые времена подругами считались.

– В какие былые? В кордебалете у тебя выступали? Или из Весьегонска вместе приехали?

– Из Воеводска! – смеясь, ответил Дима. – После нашей встречи у меня в голове все вертелось, и наконец я вспомнил – из Воеводска Немова приехала! А Вика нет, Вика столичная штучка. Ну и добилась она в жизни не слишком многого – у провинциалок, Лев Иванович, энергии побольше, проверено!

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru